Из дневника многодетной мамы. Гномья почта и как она связана с березовым соком. В доме появляется труба, а слоны уходят на водопой

Н. Роквелл, "Мальчик, пишущий письмо", 1920. Фото с сайта beta.wikiart.org

Н. Роквелл, «Мальчик, пишущий письмо», 1920. Фото с сайта beta.wikiart.org

 Письма гному

Давно, когда у нас было всего лишь двое детей, мы сделали дома почтовый ящик. Сначала это была просто картонная коробка, в которую все члены семьи клали письма друг другу, а мальчик А. – он работал почтальоном – разносил их адресатам. Но потом картонная коробка перестала устраивать работника почты, и он, проявив незаурядные инженерные способности, соорудил более сложное устройство, куда письма попадали через щель, а затем выдвигалась специальная закладка с именем адресата.

Эту игру придумали для того, чтобы дети научились читать и писать. Мы с мужем, бабушка и дедушка постоянно получали и отправляли письма. Отвечать надо было обязательно печатными буквами. Если папа приходил с работы поздно, то на столе его ждали 4 или 5 посланий, на которые он должен был незамедлительно ответить и бросить их снова в ящик.

Игра продолжалась примерно год. И, думаю, именно благодаря ей наши старшие дети написали ЕГЭ по русскому языку на очень высокие баллы.

В этом году с проблемой чтения и письма столкнулась маленькая Даша. Она никак не могла выучить буквы по букварю, а уметь читать и не отставать от Саши и мальчика Г. ей очень хотелось.

И вот, вслед за своей подругой, живущей по соседству, Даша решила писать «письма гному». Чтобы он ответил на ее письмо, надо было организовать место. Сначала Даша положила письмо просто в ямку, прикрыла его ледянкой, но оно размокло, и гном ничего на него не ответил. Тогда Саша и мальчик Г. соорудили домик для писем из старой птичьей кормушки.

Гном по имени Оливер оказался довольно общительным. Девочки клали ему письмо вечером, а уже утром их ждал ответ. Инициативу по общению с гномом взяла на себя Саша, она, вместо не умеющей писать Даши, стала строчить письма с кучей вопросов – про деревья, повадки животных, всех гномьих родственников и лесных фей.

Переписка стала настолько сложной и подробной, что отвечать каждый вечер на письма стало затруднительно. Пришлось придумать историю о том, как гном ушел в дальний лес, чтобы проверить, не пошел ли еще березовый сок. В общем, девочки увлечены эпистолярным жанром, а мальчик Г., тем временем, играет на трубе.

Как Глеб стал играть на трубе

Лет в 6-7 Глеб сообщил, что хочет научиться играть на каком-нибудь музыкальном инструменте. Для слепого человека мир звуков значит гораздо больше, чем для нас. С их помощью он узнает мир, который нам по большей части открывается через зрение.

trumpet-practice.jpg!Large

Н. Роквелл, «Трубач тренируется». Фото с сайта beta.wikiart.org

Мы взяли несколько уроков игры на фортепиано, но затем он пошел в 1 класс, надо было осваивать азбуку Брайля, учиться писать – справа налево – и считать, словом, стало не до музыки.

Затем учебный год закончился и тут мы узнали, что прямо через дорогу от нашей общеобразовательной школы (для незрячих) находится музыкальная школа, которую активно посещают слепые дети. Мы позвонили туда и узнали, что весенний прием на будущий год уже закончился, но в конце августа будет еще дополнительный набор.

Когда наступил конец лета, я совершенно забыла о собеседовании в музыкальную школу. Мы возвращались на машине с моря в последние дни каникул, и как раз по дороге выяснилось, что мальчик Ф. скрыл от нас в конце года «двойку» по черчению, и теперь ему предстояла пересдача. Завтра. Чтобы успеть к утру, останавливаться на ночевку было нельзя.

Мальчику А. к 1 сентября надо было купить белый халат и шапочку – он поступил в медицинский институт, и без формы на занятия не пускали. А остальным требовались обычные ручки-тетради-дневники, а также новые брюки, белые рубашки, физкультурные формы, кеды, плавки и очки в бассейн, хореографические чешки и купальники, рабочие тетради по сольфеджио и ланч-боксы.

Про собеседование в музыкальную школу все напрочь забыли. Вспомнили мы о нем лишь 5 сентября. Я позвонила безо всякой надежды, секретарь сказала, что, конечно же, они уже набрали детей и мест нет. Мне пришло в голову попросить ее записать наш контактный номер. «Если вдруг кто-то из детей откажется, и место случайно освободится, мы готовы пойти учиться на любой инструмент!» – заверила я.

Дня через два раздался телефонный звонок, преподаватель по трубе готов был взять нашего мальчика к себе в класс. Вот так мальчик Г. стал трубачом.

Ему очень нравится этот инструмент – труба-тенор. Он занимается на нем иногда сразу, как проснется. Так как он не видит – темно ли сейчас за окном или уже светло, и мы еще не успели купить ему специальные часы, которыми пользуются слепые люди, звуки трубы могут раздаться у нас дома и в пять утра, и в четыре. Особенно это бодрит с утра в субботу. Так что в нашем случае выражение «труба зовет» воспринимается в буквальном, а не в переносном смысле.

Кстати, красивые низкие звуки трубы способствуют появлению многих новых игр. Когда мальчик Г. удаляется в свою комнату с трубой, Даша, Саша и Бусинка начинают играть в слонов на водопое или в большой самовар. Они так весело играют, что мальчик Г. уже минуты через три высовывает голову из комнаты и сообщает, что позанимался, и готов тоже играть в слонов.

Но если никто не будет гудеть на трубе, какие же это будут слоны? «Иди еще трубачить!» – просит его Даша, и он покорно идет заниматься дальше.

Ранее:

Для чего нужны мозги

Как дедушка встретил священника

Отдай мою ногу

Чайники-помойники

Тайны деткования и зачем подбрасывать телефон

Что я знаю про дружбу и шины из Берлина

Гуси смотрят телевизор

Битва с осами и Мария Стюарт

Кот бобтейл и бабушка на родительском собрании

Шейхами не становятся, шейхами рождаются

Как такса Багет чуть не стал мэром

Две рождественские истории

Приключения в овраге

Плоский мир

Кто подстриг зубную щетку

Письма Деду Морозу

Наша самая обычная жизнь: дневник многодетной мамы