Из дневника многодетной мамы. На этот раз – грустная история, совсем грустная, но в конце ее неожиданно оказывается, что грустить не надо

Дедушка Владик никогда не ходил в храм, хотя в детстве был крещен. Он был ученый, физик, работал над происхождением жизни на Земле. Никогда не был атеистом. Но встретить такого священника, которому он мог бы довериться, ему не довелось.

Как-то раз в православной школе, где учились Маша и мальчик А., попросили сделать стенды к годовщине Дня Победы. Одна из тем, которую можно было выбрать, звучала примерно так: «Моя семья во время Великой отечественной войны». Мы решили сделать стенгазету на эту тему.

Дети взяли диктофон, обзвонили и поговорили со всеми бабушками и дедушками и записали их рассказы. Кто-то родился вскоре после войны и помнил ее лишь по рассказам родителей. А кто-то родился незадолго до, и хорошо запомнил свои детские военные годы.

Дедушка Владик родился в 1934 году. Это произошло в Персии (так тогда называли современный Иран), потому что его отец был разведчиком, и в это время служил в Тегеране. В тот день, когда дедушка должен был появиться на свет, его отец и мама поехали на встречу с английскими шпионами. Беременная мама нужна была для прикрытия.

Оттуда она отправилась в роддом, и на свет появился будущий дедушка Владик. Правда, в паспорте и в свидетельстве о рождении у него было написано, что родился он в Ташкенте, потому что настоящий советский ребенок не мог появиться на свет в другой стране.

Итак, дедушка рос, его отец, выполнив миссию, вернулся в СССР, а в 1938 году его посадили в тюрьму. Прадедушку обвинили в шпионаже в пользу Англии, но он не признавал этого и не подписывал ни одной бумаги. Это спасло ему жизнь. Так как не было доказательств его вины, и он ни в чем не признался, в 1939 году его оправдали, и он вышел на свободу. Он никогда не рассказывал ни детям, ни внукам, что с ним делали в тюрьме, но когда его выпустили, прадедушка был настолько изможден и болен, что не мог самостоятельно даже идти.

Незадолго до начала войны прадедушке нашли «тихое» место, где он собирался доживать свой век – его назначили комендантом города Одессы. Здесь наш дедушка пошел в первый класс.

Когда началась война, вся семья, разумеется, кроме прадедушки, была отправлена в эвакуацию в Узбекистан, а он ждал, когда мирное население покинет город, и оставался в нем до последнего часа. Он покидал его последним, на катере, и видел, как прекрасный город бомбят фашисты. Вот примерно об этом и написано было в стенгазете, которую делали наши дети.

Рассказы наших бабушек и дедушек понравились, около стенда часто останавливались школьники и учителя и читали их. Однажды около стенда остановился учитель истории – отец Василий. Он прочитал рассказ про дедушку Владика и позвонил нам. Дело в том, что как раз в это время он писал работу про предвоенную Одессу, и ему захотелось узнать подробности жизни в то время. Отец Василий попросил познакомить его с дедушкой.

Вскоре они встретились. Отец Василий приехал на работу к дедушке, и они проговорили несколько часов. Нужно сказать, что у дедушки была феноменальная память, он помнил мельчайшие подробности своего детства – как мама ходила с ним на базар, покупала абажур, торговалась, общалась с соседями. Они с отцом Василием встречались еще несколько раз. Это было осенью.

А зимой, в феврале, дедушка очень тяжело заболел. У него обнаружили рак в уже запущенной форме. Сделали операцию. Вернувшись домой из больницы, дедушка понял, что должен снова встретиться с отцом Василием и снова рассказать свою жизнь, но уже не о детстве в Одессе, а обо всем. Священник приехал у нему снова и состоялась первая исповедь немолодого человека.

Священник в больничной палате читает молитву перед исповедью и причастием нуждающегося в этом. Фото: диакон Андрей Радкевич

Дедушка болел почти три года, очень тяжело. Он часто попадал в больницы. Но все это время рядом с ним был батюшка, который исповедовал и причащал его. Когда дедушка чувствовал себя лучше, наш папа вез его в храм, когда он перестал вставать с кровати, батюшка приезжал к нему домой.

Как-то поздним декабрьским вечером мой муж позвонил отцу Василию и сказал, что дедушке совсем плохо. Он просил, чтобы батюшка на другой день приехал к отцу и пособоровал его. Но отец Василий сказал, что ждать не надо. Он тут же собрался и поехал на другой конец Москвы. Дедушка в последний раз исповедовался и причастился.

Это был последний вечер, когда он мог говорить. Утром ему стало совсем плохо, а через неделю он умер, не приходя в сознание. Он умирал ночью, рядом с ним был его сын, который знал, что в такой момент очень важно быть рядом с человеком, ведь ему, наверное, очень страшно покидать этот мир.

Отец Василий отпевал дедушку Владика в нашем храме. Батюшка сказал, что дедушка за эти несколько лет стал очень верующим человеком. Спустя два года отец Василий умер. Тоже от рака. Может быть сейчас они вместе?

Ранее:

Отдай мою ногу

Чайники-помойники

Тайны деткования и зачем подбрасывать телефон

Что я знаю про дружбу и шины из Берлина

Гуси смотрят телевизор

Битва с осами и Мария Стюарт

Кот бобтейл и бабушка на родительском собрании

Шейхами не становятся, шейхами рождаются

Как такса Багет чуть не стал мэром

Две рождественские истории

Приключения в овраге

Плоский мир

Кто подстриг зубную щетку

Письма Деду Морозу

Наша самая обычная жизнь: дневник многодетной мамы