Как найти безопасную сиделку, рассказали в БФ «Старость в радость» и в службе «Милосердие»

Трагедия, произошедшая в Москве вечером 20 января, вновь привлекла внимание к безопасности услуг по уходу за тяжелобольными, инвалидами и престарелыми. 31-летняя сиделка была задержана по обвинению в убийстве своей подопечной, бабушки 1938 года рождения — и призналась, что перерезала ей горло, рассердившись на очередное замечание.

Мы поговорили с экспертами в области ухода о том, что нужно делать, чтобы в максимально возможной степени быть уверенными, что ухаживающие за теми, кому нужна помощь, не принесут им вреда.

«- В вопросе «как выбрать сиделку» больше проблем, чем рецептов, — говорит директор БФ «Старость в радость» Елизавета Олескина.

— К сожалению на сегодня у нас нет цивилизованного рынка сиделок. Такого, где все они обучены, где их кто-то контролирует, в случае необходимости заменяет, и кто-то защищает как клиентов, так и самих сиделок.

Не так давно (в 2018 году) принят профстандарт «сиделка (помощник по уходу)», есть школы ухода и есть агентства, где можно найти людей обученных. Однако услуги обученных людей через ответственные агентства (а не просто через любого предпринимателя, кто берет комиссию с сиделок ли, с клиентов ли или с обеих сторон) могут позволить себе немногие. Тем более что это расходы надолго, иногда на десятилетие.

Так что легко сказать «давайте увеличим количество школ ухода», но, очевидно, что позволить себе такой уход смогут не все.

Именно поэтому в модели системы долговременного ухода вписан бесплатный уход до 28 часов в неделю для тех, кто в нем нуждается: это, разумеется, тоже не полное решение проблемы, но позволит кому-то искать уже сиделку на 2/2, кому-то дать ей выходные…

Трудно дать рецепты, как выбрать сиделку, легче рассказать, как делать нельзя. Работа сиделки — это не от слова «сидеть».

Если человек явно пошёл искать такую работу от безысходности, до того не имел дела с пожилыми людьми и инвалидами, а вы ищете ухода для человека маломобильного или с деменцией, и при этом сами не готовы детально обучать и контролировать (вы ведь тоже не обязаны уметь ухаживать), — дело это довольно гиблое.

Нужно «на входе» спросить потенциальную сиделку, какие средства ухода она привыкла использовать, — а хорошая сиделка знает некоторый их спектр, и вместе с семьей клиента может подобрать что-то посильное для семьи по деньгам и при этом работающее.

Нужно спросить, что она будет делать, если — и привести пару-тройку примеров из практики жизни именно вашего близкого. Например, пожилой человек не хочет принимать лекарство, идти в душ, или пожилой человек упал. Чем она планирует занимать пожилого человека с деменцией, как часто менять позу маломобильного человека…

Даже самую умелую сиделку нельзя ставить в нечеловеческие условия.

Если у вас подопечный с деменцией, даже отлично обученная сиделка не справится с уходом в одиночку. Нельзя работать 24/7, а времени на полноценный отдых у нее не будет. Либо должно быть две, а в тяжёлых случаях и три сиделки посменно, либо сиделка работает 8-10 часов в день и уходит, а в остальное время ухаживают близкие.

Несколько проще даже с немобильным подопечным, если он или она в ясном сознании, и то, у сиделки должны быть определённые часы сна и отдыха в сутках, выходные и отпуска. И учитывая, что менять позу полностью немобильного человека нужно каждые два часа, круглосуточно с таким уходом тоже маловероятно справиться в одиночку.

Если сиделке выговаривают за большой расход средств ухода, например подгузников, недалеко до «светлой» идеи меньше поить пожилого человека, а обезвоживание даёт и спутанность сознания, и большой риск появления пролежней. А пролежни — это, во-первых, больно, во-вторых, это риск сепсиса, в-третьих, их гораздо легче и дешевле не допустить, чем вылечить.

Если подопечный человек худеет, возможно, проблема не только в том, как сиделка готовит, но и в том, что у пожилого человека проблемы с усвояемостью пищи, возможно, ему уже нужно дополнительное лечебное питание по типу «нутридринка».

Сиделка — не панацея и не замена медицинской помощи. Если пожилой человек не спит по ночам, тревожится, проявляет агрессию, а это все частые симптомы деменции, то никакая сиделка не выдержит с ним в одиночку работать, но вызывать врачей и подбирать терапию — ответственность родных, а не сиделки, хотя хорошая сиделка и может первой попросить об этом.

Деменция, к сожалению, не лечится, но бессонницу, агрессию, тревогу можно снять. Человек, не спавший трое суток, может стать буйным, — причем не только сиделка, но и подопечный, — но не потому, что сиделка или бабушка плохая, а потому, что человек сам мучается в таком состоянии.

Важно, чтобы пожилой человек получал терапию по поводу всех своих заболеваний, ведь сиделка может измерить давление, но подбирать, чем его сбивать, должен врач.

Конечно, разумно будет попросить сиделку пройти диспансеризацию в клинике, которой вы доверяете, и эту диспансеризацию оплатить. Но очень печально, что в СМИ тиражируют новости в духе «предположительно, сиделка, убившая подопечную, наблюдалась у психиатра».

Эти «предположения» ведут только к стигматизации людей, живущих с проблемами психики, а не к повышению безопасности в обществе. Из-за такого человек, который не чувствует себя в порядке, не обратится к психиатру, понимая: об этом узнают — не видать мне работы. Хотя у него могут быть панические атаки или какой-нибудь синдром, вовсе не представляющий опасности для окружающих, и с терапией он мог бы эффективно работать, а без терапии его жизнь менее качественна и он не находит сил на работу.

Кстати, к сожалению, развитие острого психоза часто не могут предсказать даже лучшие психиатры. И тем более не могут предсказать родственники подопечного, так что обвинять их в духе «куда они смотрели» нельзя».

«Если искать сиделку «на черном рынке», не заключать договор, с обеих сторон не платить налоги, то, конечно, все риски возрастают очень сильно для всех сторон», — подчеркнула Елизавета Олескина.

«Во-первых, следует помнить, что по действующему закону о соцобслуживании (442-ФЗ) тяжелобольным и престарелым могут полагаться не только разовые визиты соцработника, но и помощь в гигиенических процедурах: поменять подгузник, помочь помыться и так далее, — напоминает руководитель патронажной службы «Милосердие» Алена Давыдова.

— Некоторым нашим подопечным мы помогаем получить такую ежедневную бесплатную помощь от государства, и там работают люди, прошедшие определенные проверки. Для таких случаев после обращения в отделение социальной защиты составляется Индивидуальная программа предоставления социальных услуг (ИППСУ), в которой закреплены объемы и виды необходимой помощи.

Например, среди наших подопечных есть пожилая мать, ухаживающая за тяжелобольной взрослой дочерью. Пять дней в неделю к ним приходит помощница из организации — поставщика соцуслуг, а на выходных помогаем мы. Такие организации получают оплату не от семьи нуждающегося в помощи, а от государства.

Второе, о чем не следует забывать — в любом случае есть человеческий фактор. Прежде, чем доверять постороннему человеку своего беспомощного близкого, с этим человеком необходимо пообщаться. Когда мы приглашаем сиделок для наших подопечных, мы обращаемся в официально работающие, проверенные организации — и все-таки с каждым работником беседуем сами.

Есть организации, предоставляющие услуги сиделок, которые проводят строгий отбор и проверку штата, занимаются вопросами обучения. Обычно они одновременно и являются поставщиками соцуслуг, и оказывают платные услуги, но чаще всего эти услуги стоят совсем не дешево. Вообще же фирм, которые организуют такой уход, очень много, с разной степенью легальности. Не все из них при этом могут ручаться за свой персонал, его адекватность и качество работы.

Недостаточно обученная сиделка, даже без злого умысла или небрежности, может причинить вред больному. Поэтому мы отправляем к подопечным опытных медсестер, которые проверяют сиделку, контролируют ее работу.

Перед тем, как допускать сиделку к нуждающемуся в помощи, его родственник должен встретиться и побеседовать с ней «на нейтральной территории». Мы уже не раз рассказывали, на что следует обращать внимание: в частности, это внешний вид, опрятность, манеры. Не стоит приглашать, например, сиделку с длинными накрашенными ногтями.

Нужно посмотреть документы, узнать, какое у нее образование и опыт работы, с какими заболеваниями она имела дело. Отношения с сиделкой должны быть зафиксированы, нужна договорная основа. Можно попросить контакты предыдущих работодателей, поговорить с ними. Мы просим сиделок, работающих с нашими подопечными, при начале сотрудничества принести нам справки из диспансеров, показать медкнижку — там должны быть отметки о прохождении соответствующих врачей. Подлинность медкнижки можно проверить в Едином Реестре выданных личных медицинских книжек и результатов профессиональной гигиенической подготовки и аттестации.

При этом нужно понимать, что от всех рисков застраховаться невозможно.

Бывают разные ситуации. Например, в одной из семей была история: выяснилось, что сиделка, работавшая там не первый год, скрывала психиатрический диагноз. 25 лет она находилась в ремиссии, потом внезапно ее болезнь вновь обострилась — к счастью тогда обошлось без последствий. Был другой случай: родственники, решив сэкономить, нашли сиделку самостоятельно и не стали ее проверять. Через какое-то время выяснилось, что у сиделки запущенная форма туберкулеза – хорошо, что никто не пострадал, но для семьи это послужило опытом.

В ходе работы сиделки нужно, конечно, контролировать ее. Кто-то ставит камеры для наблюдения, но это могут позволить себе не все. Нужно приезжать, смотреть, полезными могут быть неожиданные визиты».

«Наша патронажная служба может оказывать помощь в виде выездного консультирования: опытная медицинская сестра оценивает работу сиделки, дает рекомендации по вопросам ухода», — отметила руководитель патронажной службы .

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.