Кима Печникова из Подмосковья до самой пенсии работала анестезиологом в Первой градской больнице. Теперь ей самой требуется помощь — ей нужна круглосуточная сиделка.

Она почти никого уже не узнаёт. Но в своих фантазиях видит, как сын руководит хором или выступает с концертом. В ее мире муж еще жив, а сын — известный музыкант. Сын действительно руководит хором. Приходским. Он монах, регент с 28-летним стажем. А в мире его 82-летней мамы — светский дирижер.

Ведь и сама Кима Сергеевна — профессиональная скрипачка. Гнесинское училище. Знакомство с будущим мужем. Свадьба. Распределение на Дальний Восток.

Наверное, для пациентов Кимы Сергеевны эти факты ее биографии показались бы неожиданными. Они-то ее знают… как профессионального анестезиолога.

Да, вернувшись в Москву и родив первого ребенка, Кима Сергеевна поступила в медицинский институт. Решила, что должна приносить пользу людям. И стала анестезиологом. До самой пенсии работала в Первой градской больнице.

Но сейчас Кима Сергеевна не доктор, она — пациент. Паркинсонизм, деменция. Да вот еще перелом шейки бедра, в результате которого Кима Сергеевна уже не может вставать с постели. Она дома. Ей нужен круглосуточный уход.

У нее любящие дети. Но у дочери — своя семья, ребенок-инвалид. Да и сын, иеродиакон отец Давид, не может круглосуточно ухаживать за мамой. Он поет в двух приходах. Хотя были периоды в его жизни, когда он полностью посвящал себя уходу за мамой, относил на руках в ванну, мыл, кормил. Они будто поменялись ролями. Мама стала его ребенком. Его единственного она по-прежнему узнает. Сестру, которая приезжает раз в неделю, — уже нет. «Ухаживать за близким человеком сложнее, чем за посторонним, — говорит отец Давид. — Ты целиком погружаешься в его болезнь. По сути ты начинаешь болеть вместе с ним».

Отец Давид и сам инвалид 2 группы. Сначала автомобильная авария. Восстановление по кусочкам. Железная накладка на руке. «Но я с ней даже на пианино играю! Приспособился!» Через год — некроз головки тазобедренного сустава. Эндопротез и снова — полная реабилитация с нуля.

«Тогда за мной ухаживали мама с папой. Спустя несколько лет сиделкой для мамы стал я. Папы уже нет в живых».

Но круглосуточно быть сиделкой, если у тебя два протеза и служение в храме, невозможно. Оплачивать самостоятельно сиделку отец Давид не может. На это не хватает ни его, ни маминой пенсии.

Поэтому он обращается за помощью ко всем неравнодушным людям: «Я не первый раз убеждаюсь в душевной щедрости читателей вашего портала. Мне помогали, когда я сам нуждался в операции, когда просил помочь моей маме в прошлый раз, и вот я снова обращаюсь к вам за помощью. Чем я смогу отблагодарить вас? Горячей молитвой. Напишите ваши имена и имена тех близких, за которых хотели бы попросить молитв. Благослови вас Господь!».

Оплата работы профессиональной сиделки за один месяц: 39 375 рублей

Собираем на 6 месяцев: 39 375 рублей х 6 месяцев = 236 250 рублей

Отправляя пожертвования, в графе «Ваше имя» вы можете указать имена тех, за кого хотите попросить молитв.

Просьба опубликована 31.10.2017