У 10-летней Полины — ДЦП, но курс реабилитации помог ей подняться на ноги. Нужно продолжать!

ДЦП не мешает Полине Меняйловой из г.Рубцовска Алтайского края распевать любимые песни вместе с сестрой-двойняшкой. И… мечтать о танцах.

Сестру Полины зовут Алиса. К счастью, она здорова, хотя сразу после преждевременных родов (на 32-й неделе) обе девочки были в тяжелом состоянии.

Мама сестричек Олеся Меняйлова рассказывает:

— Меня выписали домой, а дочек перевели в реанимацию. Туда меня даже не пускали – я только молочко им носила. Потом пошла в церковь, и батюшка, отец Алексей, сказал, что мне надо молиться. Я много молилась, но малышки по-прежнему были очень плохи. Тогда батюшка сказал, что девочек надо срочно покрестить. И вот батюшку впустили в реанимацию, он покрестил моих детей. Крохи совсем, их ТАМ и не видно было. Положил им крестики в кувезики. И вы знаете, через два дня из реанимации их перевели в обычное отделение. Хотя до этого врачи уверяли нас, что надежды нет.

Целый месяц в больнице сестрички набирали необходимый вес – 2500 граммов. Когда их наконец выписали, родители были счастливы. Но недолго. Вскоре мама малышек заподозрила неладное:

— Я смотрю: одна у меня начала сидеть, а вторая лежит. Одна поползла, вторая все лежит. Одна начала ногами ходить – около дивана, других предметов, а Полька-то моя все лежит… И я забила тревогу. Повезла ее в Барнаул. Мне сказали: нужна срочная госпитализация – у вашего ребенка подозрение на ДЦП. Диагноз подтвердился. И вот мы с 10 месяцев – по больницам: лечение, операции, реабилитация…

Первую операцию Полинке сделали в три года.

— Раньше она «на цыпочках» ходила, а после операции с цыпочек ушла, то есть у нас стали ровные ножки – рассказывает мама девочки. – До определенного времени мы, как могли, сами занимались реабилитацией. Я ездила с ней в санатории… И дома мы массажистов нанимаем без конца. Не сидим сложа руки. Но когда Поля начала расти – коленки у нее стали согнутые, и вальгус стопы пошел…

В 2016 году Поле сделали еще две операции, точнее – одну, но в два этапа. Исправляли вальгусную деформацию шеек обеих бедренных костей. Мама Полинки до сих пор вспоминает это время с ужасом:

— Первую операцию нам сделали сразу на две ноги, причем одну ногу – до конца, то есть, прооперировали и стопу. Поля была в гипсе от верха до низу, и – палка между ног. Вот так она лежала почти три месяца. Это с июня. Потом в октябре мы вторую ногу доделывали, то есть стопу. В общем, она почти полгода была в гипсе, до декабря. А что такое ребенок в гипсе? Это надо и в туалет, и купать, и все… Муж у меня полгода не работал – мне помогал. Мы тут с ним вдвоем ее и таскали, и мыли… И вообще мы с ним ни одной ночи толком не спали все эти полгода. Мы с мужем по очереди дежурили, потому что это невозможно: весь день на ногах и ночью не спать. Думали, что сойдем с ума! Оба. Потому что это был просто ад. Ребенок ночью не спал, орал. Наверное, нас весь дом слышал и думал: что там у них творится? Потому что у Поли спина затекает в одном положении, надо крутить-вертеть ноги, но неудобно – между ними палка, набок ее не положишь… В общем, кошмар. У нас еще вторая дочка, она тоже с нами не спала. Мы все трое. Ей же в школу, она не высыпалась… Но, слава Богу, все это – как страшный сон, закончилось.

Когда гипс сняли, продолжает рассказ Олеся Меняйлова, выяснилось, что все достижения Полинки, наработанные за 8 лет неустанных массажей и реабилитаций, исчезли. Нужно все начинать заново, «с чистого листа». То есть надо снова разрабатывать ноги, учить Полю шагать…

Вот тут и услышала Олеся о челябинском реабилитационном центре «Сакура». Денег, которые она собирала по организациям («никогда не была попрошайкой, но вот пришлось») едва хватило на половину курса. Но и этого, говорит Олеся, оказалось достаточно, чтобы понять: реабилитацию надо проходить именно здесь, в «Сакуре».

— Мы были там всего 10 дней, — говорит Олеся, — но вот приехали домой, и я смотрю – у нее рука левая зашевелилась…

Потом Поле дали бесплатную путевку (три года ее ждали) в Калининградский РЦ «Теремок».

– И вы знаете, у нас тоже есть сдвиги, — радуется мама девочки. — Все-таки три недели – это полный курс. Мы приехали – у нас результаты! Поля научилась вставать с дивана! Для нас это просто прогресс! Потому что… Ну как? То ребенок сидел, да? А то она сейчас: «Мам, смотри! Мам, ты посмотри!» И вот она встает, как опора у нее появляется под ногами — она приподнимается… Ну хотя бы на несколько секунд она задержалась – для нас это уже победа! Левая рука у нас стала двигаться. Допустим, Поля правой что-то берет, а потом передает в левую. В общем, левая рука у нас начинает потихоньку работать…

Полина с мамой мамой

Об успехах дочери мама может рассказывать долго. Как хорошо Поля учится в третьем классе (на домашнем обучении), как ей нравится английский язык, как они любят с Алисой распевать песни и как Полинка мечтает, что когда-нибудь она будет танцевать. Но прежде девочке нужно научиться ходить. А значит, без занятий в реабилитационном центре не обойтись.

Курс в «Сакуре» стоит 179 600 рублей, у семьи таких денег нет. Поможем?

Просьба опубликована 06.04.2018