Различные ведомства и организации параллельно разрабатывают проекты, как улучшить законы, касающиеся изъятия детей из семьи. Что конкретно они предлагают?

Фото Fogstock/ ИТАР-ТАСС

Совет Федерации, Госдума, Минтруд, уполномоченный по правам ребенка в РФ, Общественная палата – это еще не полный перечень структур, которые продвигают различные идеи, как изменить законодательство о порядке изъятия детей из семьи в случае угрозы их жизни и здоровью.

Необходимость его поменять кажется очевидной: слишком много случаев необоснованного или травматичного для детей отобрания. При этом получившие огласку предложения сразу же встретили жесткую критику общественности: в них усматривают чрезмерное вмешательство в семью. В частности, против новых правил отобрания выступает Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

Давайте разбираться: какие же изменения готовятся?

ОПРФ: временное отобрание, консилиум, адвокаты

Фото ИТАР-ТАСС

В январе 2017 года Владимир Путин поручил Минтруду, Общественной палате и уполномоченному по правам ребенка подготовить анализ проблемы изъятия детей из семей.

Сейчас процедура изъятия регулируется Семейным кодексом РФ (ст. 77) , ФЗ № 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», а также ФЗ № 48 «Об опеке и попечительстве».

В Общественной палате уже сформулировали свои предложения и направили их в Минтруд, рассказала «Милосердию.ru» член комиссии ОП по поддержке семьи, детей и материнства Юлия Зимова. Суть предложений сводится к следующим моментам.

Временное отобрание. По словам Юлии Зимовой, сейчас «нет промежуточной формы перемещения детей с места на место»: если органы опеки забирают ребенка по 77-й статье семейного кодекса, то они обязаны в течение семи дней подать в суд иск об ограничении или лишении родительских прав. Но это не всегда необходимо: «допустим, родители находятся в состоянии сильного опьянения, а ребенок не может сам себя обслуживать, но семье надо дать шанс исправиться». Для таких случаев нужен механизм временного перемещения ребенка в безопасное место, чтобы затем продолжать работать с семьей и вернуть его.

Видеофиксация отобрания ребенка. Когда родители пытаются восстановиться в правах, им необходимо иметь подтверждение своей версии произошедшего.

Адвокатирование ребенка. После изъятия у ребенка появляется адвокат, который следит за всеми дальнейшими процедурами, чтобы интересы ребенка максимально соблюдались.

Консилиум. Если ребенка куда-то перемещают, на следующее утро может собраться консилиум из общественников, юристов и психологов, чтобы изучить ситуацию в семье и дать свои рекомендации.

Прописать механизмы работы соцзащиты для таких случаев. «Когда опека получает сигнал, она может принять решение, но она не может работать с семьей, работать с семьей должна соцзащита, если есть какие-то сложности. Сейчас соцзащита, как правило, предлагает поместить ребенка в учреждение, – пояснила Зимова. – Конечно, есть регионы, где система соцзащиты работает отлично, а есть такие, где сотрудникам нужны конкретные инструкции. У нас был случай в Кабардино-Балкарии, когда местные власти нашли спонсоров, которые оплатили долги семьи по коммуналке, отопление опять включили, и дети остались в семье. Это должно быть закреплено юридически, что соцзащита может не только поместить ребенка в приют, но и найти спонсора, чтобы оплатить долги по коммунальным платежам, сделать еще что-то для помощи семье». «Бывают случаи, когда можно поместить в кризисный центр маму вместе с ребенком, если, например, их избивает папа», – добавила Юлия Зимова.

В акте об отобрании указывать, какая именно угроза жизни и здоровью ребенка была обнаружена. «Сейчас есть акт обследования жилья, и есть акт об отобрании. Это два совершенно разных документа, но они всегда идут вместе. Из-за этого многие общественные организации делают выводы, что детей забирают из-за бедности или из-за отсутствия еды в холодильнике, – сказала Зимова. – Мы предлагаем, чтобы в акте об отобрании было написано, на каком основании ребенка отобрали. Если его положили в стиральную машину, значит, так и написать: угроза жизни и здоровью – положили в стиральную машину. Если пьяный сожитель матери разбил о его голову бутылку, значит, так и написать».

Перечень лиц с номерами телефонов и адресами близких, которым можно передавать ребенка оперативно. «Чтобы каждый человек мог пойти в органы опеки и написать заявление: если со мной что-то случится, или если у меня ребенка забирают по причине безнадзорности, моего ребенка можно передать следующим лицам. И перечень лиц с номерами телефонов, которым можно в течение суток оперативно передать ребенка, – продолжила Зимова. – Потому что сейчас, если что-то случится в пятницу вечером, ребенок попадет к вашим родственникам, живущим в этом же городе, в лучшем случае в понедельник или во вторник. А если родственники из другого города, пока их опека найдет, пока они соберут документы, может пройти несколько месяцев».

Как Общественная палата готовила эти предложения? «Мы проводили и продолжаем проводить мониторинг, – уточнила Зимова. – У нас работает горячая линия, мы анализируем обращения граждан и общественных организаций. Многие общественные организации прислали нам свои предложения, мы провели круглый стол по изменению 120-го федерального закона. Затем мы все предложения собрали, аккумулировали и направили Минтруду».

Что будет с этими предложениями дальше? «Дальше мы сядем с группой депутатов или сенаторов, работающих над этой же проблемой, и проговорим: мы считаем, что нужны такие-то и такие-то изменения. А они скажут: вот это мы можем внести в семейный кодекс, вот это мы можем внести в другой кодекс, а это мы можем сделать дополнительным актом. Это их вопрос, как они будут технически это делать.

То есть все, что мы собрали, а Минтруд свел воедино, мы проговорим с депутатами и сенаторами, которые будут готовить соответствующие законопроекты. В рабочем порядке это уже происходит».

В рабочем порядке ОПРФ взаимодействует и с Минобрнауки, которое также включилось в решение проблемы.

Детский омбудсмен готовит сводный пакет предложений

Уполномоченный по правам ребенка в РФ Анна Кузнецова. Фото ИТАР-ТАСС

Уполномоченный по правам ребенка в РФ Анна Кузнецова обещала подготовить сводный пакет предложений до конца марта. «Необходимо работать над 77-й статьей семейного кодекса, где прописана причина отобрания детей. Безусловно, разрабатывать порядок возможности, чтобы ребенок после отобрания оказался у родственников…», – сказала она.

Рабочая группа Общественного совета при уполномоченном по правам ребенка в РФ направила в феврале в Минобрнауки проект концепции, как, с точки зрения совета, следует действовать органам опеки, когда они получают тревожный сигнал о неблагополучии в семье, рассказала ранее «Милосердию.ru» Елена Альшанская, директор БФ «Волонтеры в помощь детям – сиротам».

По мнению члена Общественного совета Татьяны Шишовой, надо пересмотреть также инструкции, которыми пользуются органы опеки, когда выявляют признаки жестокого обращения с детьми в семье.

Существующие методички и регламенты могут считать такими признаками не только синяки и ожоги, но и «заискивающее поведение», «жестокость по отношению к животным», «лживость, воровство», «одиночество, отсутствие друзей», «отставание речевого развития», «отсутствие надлежащих прививок», «неряшливую одежду», «неумение играть», «низкую самооценку», ожирение и кожные заболевания, агрессивное поведение.

Минобрнауки: оценивать отношения в семье должен психолог

Фото ИТАР-ТАСС

В Минобрнауки разрабатывают свои поправки к семейному кодексу. По словам замдиректора департамента госполитики в сфере защиты прав детей Минобрнауки РФ Ирины Романовой, отношения ребенка и родителей должен оценивать профессиональный психолог, а не работник органов опеки. Кроме того, к процессу отобрания ребенка необходимо привлекать судебные органы, считает она.

В случаях же, когда сотрудники органов внутренних дел изымают детей как «безнадзорных», выясняется, что «правовая база МВД не имеет нужного взаимодействия с другими органами». В результате такой ребенок не может быть занесен в базу детей, оставшихся без попечения родителей, отметила Романова.

РВС: убрать формулировку «изъятие детей»

Фото Ридус

Отдельные слушания в Общественной палате провело Родительское всероссийское сопротивление. Модератором слушаний выступила Людмила Виноградова, член Комиссии ОП по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан. Участники обсудили предварительные итоги мониторинга изъятия детей в регионах, а также «предложения о законодательном заслоне от ювенальных норм, заложенных в законодательные акты РФ, в том числе в ФЗ № 442 «Об основах социального обслуживания граждан в РФ»».

По мнению Людмилы Виноградовой, формулировку «изъятие детей» нужно вообще убрать из закона № 442.

А из-за неопределенности статьи 77 СК РФ она считает целесообразным использовать для защиты ребенка от родителя, совершившего преступление, нормы о государственной защите потерпевших и свидетелей.

Кроме того, участники слушаний предложили сформулировать четкие критерии угрозы жизни и здоровью детей, чтобы исключить субъективный фактор при принятии решений об отобрании. Свои инициативы они тоже направили в Минтруд.

Совфед: за незаконное изъятие — привлекать к ответственности

Сенатор Елена Мизулина. Фото ИТАР-ТАСС

В Совете Федерации РФ анализом практики изъятия детей из семьи и подготовкой «альтернативного» доклада занялась созданная недавно рабочая группа. Она сформирована на базе Временной комиссии, возглавляемой Еленой Мизулиной, которая работает над предложениями по совершенствованию Семейного кодекса.

В число задач комиссии, созданной в марте 2016 года, входит ограничение полномочий органов опеки и определение четких критериев семейного неблагополучия. Комиссия готовит также законопроект об ответственности госслужащих за незаконное изъятие ребенка.

«В среднем в день в России из семей изымается 159 детей. В 2015 году, более 45 тысяч детей (79% от всего количества изъятых из семей) получили статус социальных сирот, при живых родителях. Они все были принудительно разлучены со своими родителями. Из них только 6%, это чуть больше трех тысяч детей, были отобраны у родителей в соответствии со статьей 77 Семейного кодекса „Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью“. Остальные 42 тысячи были разлучены со своими родителями при отсутствии каких-либо однозначных на то оснований», — отметила Елена Мизулина.

Кроме того, по словам сенатора, нужно либо упразднить комиссии по делам несовершеннолетних, либо реформировать их. «Дело в том, что человек, который составляет протокол об административном правонарушении ребенка или взрослого, он же участвует в качестве судьи. По сути это орган юстиции и обладает полномочиями применять меры административного наказания и к родителям, и к детям. То есть если мы сохраняем комиссии, из них нужно исключить всех, кто участвует в обследовании условий жизни ребенка, в составлении соответствующих актов, протоколов правонарушений и прочего», – пояснила она. В нынешнем виде деятельность комиссий противоречит Конституции, считает сенатор.

Церковь: презумпция добросовестности родителей

Председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов. Фото ИТАР-ТАСС

Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства направила в Совет Федерации свои предложения по совершенствованию семейного законодательства. Согласно позиции Церкви, в отсутствие доказанной серьезной угрозы для ребенка государство не имеет права не только отбирать детей, но и вообще вмешиваться в семейную жизнь, подчеркнул председатель комиссии отец Димитрий Смирнов.

Выступая на парламентских слушаниях, он перечислил конкретные предложения экспертов.

– Законодательно зафиксировать презумпцию добросовестности действий родителей.

– «Пересмотреть нормы статьи 77 СК РФ, установив, что внесудебное экстренное отобрание ребенка допускается только на основании этой статьи и только в исключительных случаях, когда надежно доказана существующая явная и непосредственная угроза жизни и причинения серьезного вреда здоровью ребенка, причем она порождена противоправными действиями родителей и не может быть устранена иными путями».

– Предусмотреть уголовную или административную (в зависимости от обстоятельств) ответственность «за незаконное или необоснованное принятие решения о вмешательстве в семейную жизнь граждан».

– Предусмотреть право родителей на бесплатную юридическую помощь в ситуации отобрания ребенка, лишения или ограничения родительских прав.

– Передавать ребенка после отобрания по статье 77 СК РФ «на временное попечение родственникам (если таковые имеются и не отказываются от этого)».

Госдума: лишение родительских прав – только после ограничения

Фото ИТАР-ТАСС

Депутаты Госдумы разработали свой пакет инициатив по изменению семейного кодекса, в частности, они предлагают «более гибкий» механизм изъятия детей из семьи. Одна из составляющих частей этого механизма – временное перемещение ребенка в безопасное место на несколько дней, без лишения родительских прав. «Иногда семья переживает острый кризис, когда ребенка нужно действительно перевести на некоторое время из семьи, но это короткий период времени, иногда это исчисляется буквально тремя-пятью днями», – пояснила вице-премьер Ольга Голодец.

По словам депутата Ольги Баталиной, первым следствием изъятия ребенка «должно быть содействие родителям в устранении тех условий и обстоятельств, которые послужили причиной незамедлительного отобрания». Обращаться в суд с иском об ограничении родительских прав следует только в том случае, если устранить эти причины не удалось. А лишение родительских прав должно становиться возможным только после длительного ограничения родительских прав, считает Баталина.