Ребенка 2,5 лет могут изъять у приемных родителей и отправить в Узбекистан

Один из районных судов Москвы 28 февраля будет решать судьбу ребенка-отказника 2,5 лет, которого приемные родители, ранее взявшие малыша под опеку, решили теперь усыновить. Но вместо этого мальчик может быть изъят у них, и передан представителям Узбекистана для отправки в эту страну. Вопрос о возможной передаче ребенка, уже имеющего российское гражданство, был поднят не по инициативе узбекской стороны.

Как сообщила порталу Милосердие.ru представитель приемных родителей Ольга Будаева, в 2014 году супруги М. взяли под опеку мальчика, которого родила жившая в России гражданка Узбекистана, не принадлежащая к титульной нации. Мать отказалась воспитывать сына и дала письменное согласие на его усыновление.

При этом органы опеки в Подольске, где родился мальчик, сделали, как это положено в соответствии с международными соглашениями, необходимые запросы в посольство Узбекистана — ответа на них получено не было.

С супругами М. был заключен договор о приемной семье, и ребенок был поставлен на учет в отделе социальной защиты по месту фактического проживания семьи в поселке Московский в Новой Москве. В начале 2016 года семья решила переехать в свою новую квартиру в другом районе Москвы. Прежний договор о приемной семье был расторгнут в связи с переменой места жительства на основании постановления правительства Москвы № 932 от 23.12.2015 г., поскольку ребенок был взять в семью из Подмосковья.

Мальчика поставили на учет в органах соцзащиты во Внуково, но вопрос о возобновлении договора о приемной семье в связи с переездом был вынесен на рассмотрение комиссии по урегулированию спорных ситуаций, связанных с защитой прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы.

Дальше произошло следующее: по словам сотрудников органов опеки, в документах ребенка не оказалось подтверждения получения им гражданства России. На следующий день опекуны предоставили необходимые документы — но оказалось, что комиссия уже дала органам опеки Внуково поручение о запросе в Узбекистан.

«С этого дня началось что-то непонятное. Органы опеки устно сообщили опекунам, что будут запрашивать посольство (консульство) Узбекистана, хотят ли они забрать ребенка. Также с их слов опекуны узнали, что был сделан запрос в УФМС г. Москвы – на каком основании подопечный получил гражданство РФ.

В начале октября органы опеки сообщили, что получен ответ от УФМС г. Москвы о том, что гражданство приобретено на законных основаниях. В октябре 2016 г. в районный суд Москвы опекуны подали заявление об установлении усыновления в отношении подопечного», – рассказала Ольга Будаева.

«Возникает вопрос: в чьих интересах действуют органы опеки, чьи права они защищают? Денежные средства на содержание подопечного ребенка в нарушение федерального закона не выплачивались с августа до ноября.

Опекунам устно сказали, что на суде по усыновлению органы опеки будут ходатайствовать об отсрочке принятия решения об усыновлении малыша и ходатайствовать о запросе через Минюст в Республику Узбекистан. Как бы тем самым навязывая Узбекистану, чтобы они забрали ребенка, являющегося гражданином России.

Органы опеки отказывались ознакомить опекунов с документами, касающимися прав и интересов опекунов и подопечного, в нарушение ст. 24 Конституции РФ», – подчеркивает юрист.

«Органы опеки Подольска очень переживают о данной ситуации с ребенком. Они абсолютно не понимают, чьи интересы защищают органы опеки Внуково.  Даже представители Узбекистана готовы забрать ребенка в свою страну только после расторжения опеки или усыновления и попадании ребенка в сиротское учреждение», – пояснила она.

Как следует из ответа Центра оказания социально-правовой помощи несовершеннолетним ГУВД Ташкента, полученного в ответ на запрос органов опеки Внуково (копия есть в распоряжении портала Милосердие.ru), там подтверждают узбекское гражданство ребенка, и готовы после отмены опеки и усыновления забрать его для передачи матери, которая, по сведениям ведомства, выразила желание взять его обратно, объяснив, что отказалась от сына из-за жизненных трудностей.

Однако, по словам Ольги Васильевой, большие сомнения вызывает сам факт нахождения женщины в узбекском селе по месту жительства, где ее якобы обнаружили сотрудники полиции Узбекистана. Там фактически нет работы, и матери не на что содержать ее старших детей. Она приезжала в Россию зарабатывать на пропитание детей. С большой вероятностью она и сейчас может находиться в России.

В любом случае, от биологической матери ребенка не поступало заявления об отзыве согласия на усыновление, отмечает юрист.

«С ноября 2014 года малыш живет в семье, ставшей ему родной. Тогда ему не было трех месяцев, сейчас он двухлетний  осознанный человек. Малыш знает, что у него есть папа и мама, которые очень любят его и заботятся о нем. У него много талантов, и опекуны стараются помочь ему раскрывать их», – подчеркнула она.

«Когда жена в первый раз заговорила о том, чтобы взять в семью ребенка, для меня это был шок — рассказал «Милосердию» приемный отец мальчика. – Я не понимал, как можно отдавать свою любовь чужому. Но прошло несколько лет, и мысль об этом выросла во мне, как посаженное кем-то зерно. Знакомые пошли в школу приемных родителей, вместе с ними пошли и мы.

И вот нам позвонили из подольской опеки, и сказали, что есть отказной ребенок, у его матери узбекское гражданство. Старшая дочь сказала: давайте возьмем его хотя бы на полгода, хотя бы на такое время дадим ему тепло.

Нам сказали, что в течение полугода Узбекистан может его забрать. Время прошло, подольская опека сделала два запроса. И тогда мы, как опекуны, начали оформлять ему гражданство. На это ушел примерно год. А потом мы переехали, и встали на учет во Внуково. Тут-то все и началось.

Они сначала не разобрались с гражданством, полетели письма в Узбекистан. Оттуда сначала ответили, что мать не готова его забрать. А уже затем сообщили, что в случае, если будет отменена опека, не состоится усыновление и ребенок будет помещен в приют, то его обязуются забрать в течение месяца.

Почему-то для внуковской опеки мы стали заклятыми врагами. Мы заходим — у них взгляд меняется! Нам говорят: ребенка депортируют в Узбекистан, гражданство он получил незаконно… Но есть подтверждение из миграционной службы, что гражданство присвоено ребенку по закону.

То, что сейчас делают с нашей семьей, могут сделать и с другими. А ведь те, кто работает на таких должностях, должны в первую очередь думать о детях, об их благе!».

Приемные родители очень переживают из-за того, что ребенка, который считает их отцом и матерью, могут отобрать у них и отправить неизвестно куда, говорит Ольга Будаева. По ее словам, такие ситуации возникают из-за того, что работники органов опеки часто думают о соблюдении буквы одного конкретного закона, забывая о его духе, нередко забывая о Конвенции о правах ребенка, и действуя в ущерб интересам детей, которые они должны защищать.

«Одно из дел, которым я возможно буду заниматься, началось из-за того, что у жившей здесь женщины, также гражданки Узбекистана, отобрали семилетнего сына, – рассказала она. – Мать родила его без документов, и все это время он жил здесь с ней и с ее соотечественниками. Органы опеки отобрали его не из-за того, что с ним плохо обращались, а просто потому, что у его матери не было документов.

Она бросила свою работу, съездила в Узбекистан, получила необходимые бумаги и справки — а когда вернулась, ее сын уже был передан под опеку. Она пришла к опекуну, рассказала эту историю. Ребенок, естественно, помнит свою мать, просится к ней. И уже опекун обратилась к нам, чтобы узнать, как помочь женщине из Узбекистана восстановить свои родительские права. В данном случае именно опекун побеспокоилась о защите прав и интересов ребенка.

Ребенок – это не игрушка или вещь. У него есть чувства и привязанности, о которых часто говорят психологи. У него есть свои права и интересы. Нельзя в угоду взрослым разрушать привязанности малышей, нарушать их права и интересы. Органы опеки призваны защищать детей, а не слепо действовать по указаниям начальников».

Как сообщили порталу Милосердие.ru в Департаменте труда и социальной защиты населения Москвы, там не могут прокомментировать ситуацию, поскольку речь может идти об усыновлении ребенка, а значит, и о сохранении тайны усыновления.


Дополнение: 28 февраля 2017 г. суд разрешил опекунам усыновить мальчика

Из-за ошибки опеки ребенка могут отнять у семьи и отправить в Таджикистан

 

Осенью 2016 года у москвички Хилалы Егоровой и ее супруга был отобран и передан представителям Таджикистана шестимесячный ребенок, усыновленный ими в мае того же года. Ранее суд отменил усыновление и решение о присвоении мальчику российского гражданства.

Причиной стало несоблюдение сотрудниками органов опеки условий международного договора. О планах по усыновлению ребенка, от которого отказалась родившая его гражданка Таджикистана, не были поставлены в известность официальные представители этой страны. Позднее, заметив свою оплошность, органы опеки обратились в суд с требованием отменить усыновление.

По словам Хилалы Егоровой, мальчика, у которого не обнаружилось в Таджикистане кровных родственников, должны были поместить там в приют. Однако представители Таджикистана заявили, что в их стране зарегистрировано несколько сотен семейных пар, стоящих в очереди на усыновление.

 

Из-за ошибки опеки ребенка могут отнять у семьи и отправить в Таджикистан

Из-за ошибки опеки ребенка могут отнять у семьи и отправить в Таджикистан

 

 

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться