Что будет с проектом системы долговременного ухода — комментируют Минтруд и БФ «Старость в радость»

Минтруд изменяет показатели для системы долговременного ухода за пожилыми и инвалидами, которая внедряется сейчас в пилотных регионах, и должна быть распространена на всю страну в 2022 году. Доля получающих в 2021 году услуги в рамках СДУ должна составить 5,8% от общего числа стариков и инвалидов, нуждающихся в долговременном уходе (ранее говорилось о 16% лиц старше трудоспособного возраста, признанных нуждающимися в социальном обслуживании).

Мы попросили прокомментировать изменения в программе представителей министерства, и задали вопросы об ее развитии благотворительному фонду «Старость в радость», который занимается ее внедрением и осуществляет методическую поддержку.

«Пилот по внедрению системы долговременного ухода (СДУ) проводится с 2018 года, — говорится в ответе, полученном Милосердием.ru в пресс-службе Минтруда. — На старте этого проекта ни у кого не было подтвержденных практикой оценок потребности в системе долговременного ухода. Минтруд ориентировался на данные субъектов о том, какое количество граждан получают те или иные социальные услуги на дому.

На протяжении прошедших лет в пилотных регионах опробованы различные подходы к определению индивидуальной потребности в уходе в рамках СДУ. Практика показала несовпадение контингента: например, пожилому человеку может периодически требоваться покупка продуктов, но в долговременном уходе такой человек не нуждается и способен сам себя обслуживать. Или, например, гражданину с определенными ограничениями периодически может требоваться помощь в уборке по дому, но со всеми остальными нуждами он справляется самостоятельно.

С учетом анализа опыта пилотных регионов оценка потребности в долговременном уходе в 2020 году была скорректирована. С 2021 года внедрение СДУ проводится в 24 пилотных субъектах и стоит задача охватить СДУ 5,8% от числа граждан старше трудоспособного возраста и граждан с инвалидностью, нуждающихся в уходе.

В прошлом году охват составлял 12% от числа граждан, получающих социальное обслуживание на дому. То есть, с 2021 года охват считается от более многочисленной категории — от всех граждан старше трудоспособного возраста и граждан с инвалидностью, нуждающихся в уходе.

Сейчас вносятся технические изменения в Государственную программу, которой утверждены Правила представления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации в целях софинансирования расходных обязательств субъектов Российской Федерации, возникающих при создании системы долговременного ухода за гражданами пожилого возраста и инвалидами. Эти изменения направлены на то, чтобы внести единообразие в документы госпрограммы и нацпроекта».

По сведениям Минтруда, на создание СДУ в 2021 году из федерального бюджета выделено 1861,8 млрд рублей. Средства распределяются в пилотные регионы с учетом представленных заявок и Правил предоставления субсидии. При этом в Москве внедрение СДУ осуществляется без привлечения средств из федерального бюджета.

«В 2020 году в рамках пилотного проекта в 18 регионах был обеспечен уход более 113 тыс. человек. В 2021 году мы прогнозируем увеличение численности граждан, охваченных системой долговременного ухода. По итогам 2021 года с учетом анализов результатов реализации пилотного проекта будут разработаны и утверждены необходимые нормативные правовые акты для внедрения СДУ на территории всей страны. Будут закреплены: порядок определения индивидуальной потребности граждан в уходе, перечень социальных услуг, которые войдут в социальный пакет долговременного ухода, порядок осуществления контрольных мероприятий, а также финансирование системы долговременного ухода», — сообщили представители министерства.

«Давайте попробуем разобраться в ситуации и сделать ее чуть более понятной для всех нас, — говорит директор БФ «Старость в радость» Елизавета Олескина.

  1. Действительно ли произошло уменьшение охвата людей, которые будут получать помощь СДУ?

Если мы говорим о Нацпроекте «Демография», в котором заложены основные показатели по СДУ, главный из которых — охват людей, которые войдут в СДУ, — то нет, охват не сократился.

Поменялась методика расчета.  В первой редакции считали «процент охвата … лиц старше трудоспособного возраста, признанных нуждающимися в социальном обслуживании», а во второй редакции взята «доля граждан старше трудоспособного возраста и инвалидов … от общего числа граждан старшего трудоспособного возраста и инвалидов, нуждающихся в долговременном уходе».

То есть, на самом деле, это существенный шаг вперед в понимании целей и задач СДУ, который произошел с момента начала пилотного проекта. Пилот показал, что люди, которые нуждаются в системе долговременного ухода, находятся не только в старших возрастах, и надо подключать к системе и людей с инвалидностью. И очень ясно стало, что в социальном обслуживании есть и люди, которым нужен уход, и люди, которым нужна бытовая и прочая помощь, но не нужен уход.

Первые сейчас даже находясь на соцобслуживании, практически ни в каких регионах не получают именно уходовую помощь, и могут рассчитывать только на бытовую и пр. И при этом есть много людей, которые не состоят на социальном обслуживании, и при этом, нуждаются в уходе.

К слову, во многом, они не пытаются стать «получателями социальных услуг» или их не берут на соцобслуживание, именно потому, что им нужен уход, а не принос продуктов два раза в неделю, а уход-то соцслужбы и не могут дать.

Если не вдаваться в методику расчетов, то в первой и второй редакции Нацпроекта примерно получается близкое число людей, которые будут включены в СДУ. Другое дело, что наш опыт показывает, что все применяемые сейчас методики расчетов недостаточно хороши и надежны. И это вообще проблема многих отраслей нашей жизни, мы плохо понимаем «реальный размер бедствия» для той или иной ситуации.

2. Были ли выполнены планы пилотного проекта на 2020 год? В том числе было запланировано не менее 12% охвата нуждающихся в уходе в 18 пилотных регионах. Этот показатель достигнут? Есть ли регионы, где охват заметно выше запланированного?

В вопросе о выполнении планов собака обычно зарыта в том, правильный ли был план? Когда эти цифры исходно появились, и мы, и многие наши коллеги из пилотных регионов, говорили, что не очень понятно, почему выставлены именно такие показатели? Хорошо ли и правильно, брать именно 12% и от чего считать эти проценты.

Вопрос о том, что и как считать, требует доработки.  Для нас, скажем, самым существенным показателем кажется количество людей, нуждающихся в помощи, которые стали получать «часы ухода», после прохождения типизации, на дому или в дневных центрах, или совмещая две формы, что еще лучше, и при этом можно оценить, что получение ухода привело к улучшению качества жизни, например, к улучшению состояния там, где это возможно, или не ухудшению его, облегчению положения семьи, которая ухаживает за человеком и т.п. Для людей, которые живут в домах престарелых, ПНИ, отделениях сестринского ухода —  то же самое. Вообще с точки зрения стандарта оказания любой помощи, в том числе и ухода, не должно быть разницы, где человек получает помощь.

Скажем так, показатели в целом были достигнуты, но теперь надо довести до ума, что и зачем мы будем считать, когда будем оценивать СДУ уже не как пилотный проект, а как систему, работающую в стране.

3. Как узнать, изменился ли размер субсидий регионам на СДУ? Речь идет о сокращении финансирования, о его переложении на регионы, или объемы не сокращаются, но за те же деньги хотят сделать меньше?

Насколько мы знаем, субсидии по Нацпроектам практически по всем направлениям были сокращены в 2021 году. Это не связано с какими-то внутренними изменениями проектов, во всяком случае, в проекте по СДУ, это так.

И сокращение по СДУ было относительно небольшим —  10%. Это отражение общей экономической ситуации. Пандемию никто не планировал.

Важно отметить, что с этого года, наконец, стала прозрачнее и понятнее система распределения расходов между федерацией и регионами. И это хорошо не только потому, что прозрачность в целом очень важна. А потому что она, как и в случае с подходом к охвату людей, включенных в СДУ, показывает еще два важных шага вперед.

Во-первых, теперь из денег федеральной субсидии пилотные субъекты должны оплачивать уход на дому и запуск сервисов (дневные центры, школы ухода, пункты проката ТСР), стационарозамещающие технологии. А из своего регионального бюджета —  должны изменять систему помощи в стационарах, вошедших в пилот.  И это приближает нас к конструкции финансирования СДУ, которая заложена в типовой модели СДУ (667 приказ Минтруда).

Финансирование самой дорогой и объемной части системы долговременного ухода —  так называемого «социального пакета долговременного ухода», который предполагает минимально возможный объем жизненно важной помощи, предоставляемой бесплатно и измеряемой в часах, планируется осуществлять из федерального, а не региональных бюджетов. Это, собственно, на наш взгляд, единственно возможный вариант —  так как регионы сами не потянут, и люди, зависимые от помощи и ухода, не только одинокие, но и семьи, которые ухаживают за ними, и так на грани выживания и оплачивать уход в большинстве своем тоже не могут. 

Во-вторых, с этого года Минтруд прямо-таки сформулировал жесткие критерии трат средств федерального бюджета: не менее 80% на оплату труда дополнительных сотрудников, в госучреждении, или через НКО – на оказание ухода, тех самых часов ухода, бесплатных для людей.  Таким образом, для регионов не стоит теперь вопрос, «а можно ли лучше сделать ремонты». Все затраты должны идти на прямую, жизненно важную помощь людям.

4. Насколько реальны в нынешней ситуации перспективы для ухаживающих за инвалидами перейти с пособия на зарплату в системе СДУ? Известно ли о попытках или планах внедрения такой модели в пилотных регионах?

Наша позиция как фонда —  это и комплексный подход к любой проблеме, чтобы можно было предложить решение для разных ситуаций и дотянуться до большего количества людей, и возможность выбора места получения помощи и формата этой помощи. Порой гораздо разумнее и честнее будет привлечь родных, готовых ухаживать, чем искать работника, которого может просто не быть в этом селе или районе. 

А близкий, скажем, если это мама тяжелого взрослого человека с инвалидностью, и так рядом и ухаживает не 4 часа в день, а всю жизнь. Многие семьи говорят о том, что у них слишком сложный случай, и чужого человека их тяжелобольной близкий не подпустит к себе.

Есть и другие варианты, в том числе, когда для лиц, осуществляющих уход (ЛОУ), да и для самой системы, действительно будет оптимальнее получать помощь деньгами, а не услугами.

Исходя из такого нашего представления, мы стараемся убеждать в этом федеральные и региональные соцслужбы. Мы прекрасно понимаем, насколько сложные, в том числе и в финансовом отношении, решения потребуются. И насколько иначе нам всем предстоит посмотреть на проблему. Но поскольку это точно реальная проблема людей, то другого пути, как решать ее, нет.

Одновременно, надо не забывать, что в СДУ включены сейчас 3 уровня нуждаемости в уходе. Собственно, все проблемы, связанные с тем, как будут получать помощь люди с инвалидностью и их семьи, сфокусирована преимущественно в третьем (самом тяжелом) уровне. Первый и второй предполагают значительную, но сравнительно меньшую потребность в уходе.

Но в этих группах все равно люди, которые не могут обойтись без помощи, которые сильно и быстро ухудшаются из-за ее отсутствия, и там тоже семьи, которые тоже остро нуждаются в помощи, но не имеют и не будут иметь статус ЛОУ. Тут и деменция, начиная с ранних стадий, и возрастные осложнения, и многое другое, с чем предстоит жить много лет.

И об этих людях, которых, к слову, много больше, мы тоже должны позаботиться. И как раз сделать все, чтобы они не были вынуждены были ради хоть какой-то помощи получать всеми правдами и неправдами инвалидность. Это в конечном счете будет значительно проблемнее для всех, включая государство.

Понимаете, сейчас важно добиться решения первого и самого принципиального вопроса: стабильного системного финансирования «социального пакета» (именно — часов ухода) —  со стороны федерации.  О последующем распределении средств — оплата приходящего работника из госучреждения, привлечение и компенсация затрат НКО, сестричеств, бизнеса, готовых оказывать уход, или оплата тех же часов, положенных человеку, ухаживающему за ним близкому —  предметно и конкретно можно будет говорить только при наличии общего генерального решения. Мы его очень ждем.   

5. Как можно оценить перспективы повсеместного внедрения СДУ в 2022 году? Речь идет также о включении в нее какой-то минимальной доли нуждающихся в уходе, или предполагается, что СДУ будет доступна для всех желающих? 

Это очень важный вопрос. Мы тоже чуть не каждую неделю задаем его Минтруду. Сейчас, насколько мы знаем, в Правительстве идет обсуждение источников финансирования – ведь оно нужно не единоразово, а постоянно. От того, как решится этот вопрос, будет зависеть этапность введения системы. 

6. Намерены ли вы принять участие в обсуждении проекта, призываете ли к этому других? Что важно указать при этом?

Конечно. Мы и раньше устраивали такие обсуждения. Вот в ближайшее время мы постараемся обсудить это с ЛОУ. Готовимся сейчас, чтобы максимально полно ответить людям на их вопросы. Это пока мы сделаем от себя, от фонда. А потом, надеемся, получится организовать площадку, на которой это можно будет обсудить и с федеральным минтрудом, и с регионами.

Сейчас именно ЛОУ очень остро реагируют и больше всего интересуются СДУ, потому что параллельно развивавшаяся многолетняя борьба ЛОУ за повышение выплат и решение вопроса об СДУ сейчас привели к конфликту интересов. И этот клубок надо распутывать. У нас есть свои предложения, у многих фондов, которые занимаются темой инвалидности, есть свои предложения, у ЛОУ свои, у соцслужб свой взгляд. Лучшее, что мы можем сделать, — услышать друг друга и найти решения.  

Параллельно, мы надеемся, будет уже комплексное обсуждение СДУ на разных площадках. Мы, само собой, готовы к любым предложениям по обсуждению СДУ со всеми заинтересованными людьми».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.