Муаззам Комилова — из Таджикистана. Последние несколько лет она много времени проводит в России. У нее рак.

Официально диагноз Комиловой звучит так: «Лимфома Ходжкина – нодулярный склероз (лимфогранулематоз)». Как гражданку другого государства Муаззам бесплатно у нас не лечат. Но уже не в первый раз ей помогают российские благотворительные фонды, точнее, люди, жертвующие в эти фонды свои деньги для таджикской женщины. Только благодаря такой поддержке она продолжает жить и не теряет надежды на выздоровление.

История Муаззам и печальная, и радостная одновременно. Ей было 16 лет, когда умерла мама. У отца на руках остались пять дочерей (Муаззам – средняя). Надо ли говорить, как трудно было ему одному поставить своих девчонок на ноги. Но все получилось – с помощью старших дочерей удалось вырастить и младших.

Муаззам училась в лицее, была отличницей и не сомневалась, что после школы поступит в университет. Однако когда семья осиротела, свою мечту – стать математиком, как мама — девочке пришлось забыть. Сначала она помогала отцу – по хозяйству и с сестренками, а потом, когда вышла замуж, ухаживала за старенькими бабушкой и дедушкой мужа.

Муаззам и Анвар (так зовут ее мужа) очень хотели ребенка, но долгое время, ничего не получалось, и толь ко через шесть лет у супругов родилась дочь. Назвали девочку Рухшона, что означает «солнечная, светлая, добрая душа».

Наконец-то все наладилось: дочка росла и радовала родителей, а когда начала ходить в детский сад, Анвар предложил жене вспомнить о своей давней мечте. Вот так в 27 лет Муаззам пошла учиться в университет, стала студенткой математического факультета. Произошло это радостное событие в 2013 году.

— Но той же осенью, — рассказывает Муаззам, — меня стала тревожить шишка на правой стороне шеи. Я похудела на 15 кг, ночами тревожил зуд в ногах, появились кашель и одышка.

Врачи города Худжанда, где живут Комиловы, долго не могли взять в толк, что происходит с молодой женщиной. Четыре месяца они безуспешно пытались ее лечить неизвестно от чего, но образовавшаяся шишка не исчезала. Наконец Муаззам направили в
городскую онкологическую больницу. Там ей и был поставлен этот диагноз – болезнь Ходжкина.

— Моя первая реакция, – вспоминает Муаззам, – «Как же так?! Почему именно я? За что?» Мы все были в шоке от этой новости. Потом, когда немного успокоились (в семейном совете принимали участие муж, отец, сестры), стали искать в интернете информацию об этой болезни. Немного утешила статистика: 5-летняя выживаемость с I и II стадией болезни Ходжкина – 90%, с III – 80%.

В Душанбе, куда сразу же поехала Муаззам, диагноз подтвердился. Поначалу перспективы были вполне оптимистичными. Однако после 9 сеансов химиотерапии «энтузиазм сильно поубавился». И хотя опухоль уменьшилась вполовину, оставалась еще значительная ее часть. При этом чувствовала себя Муаззам плохо. Она поправилась и передвигалась с трудом, мучила одышка.

В ноябре 2014 года женщине предложили провести еще один курс химиотерапии, но она отказалась, поскольку не видела в этом большого смысла. «Да и денег уже не было, — добавляет Муаззам. – У нас ведь лечение онкобольных платное».

Прошло полтора года и в марте 2016-го врачи сообщили пациентке, что у нее рецидив, требуется более сильная терапия. Чтобы выжить, пришлось соглашаться на новый курс химиотерапии (7 сеансов). Но это лечение вообще не помогло – опухоль не уменьшилась. И в декабре 2016 года отец Муаззам повез ее в Санкт-Петербург.

Благодаря средствам, собранным российскими благотворительными фондами, в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р.М.Горбачевой Муаззам провели курс лечения дорогостоящим препаратом адцетрис (4 курса).

По возвращении из Санкт-Петербурга Комилова почувствовала себя гораздо лучше. Настолько хорошо, что в мае 2017 года даже устроилась на работу – сестра помогла ей найти место делопроизводителя в небольшой организации. А еще – Муаззам смогла сдать сессию в университете за 4 курс — пусть из последних сил, но она продолжает учебу, чего бы это ни стоило!

К сожалению, передышка была недолгой. «Чудо-лекарство» помогло лишь на короткий срок, а потом болезнь стала прогрессировать. Сейчас врачи подобрали Муаззам новое лекарство – ниволумаб (торговое название Опдиво). Это онкоиммунологический препарат, который, по утверждению специалистов, дает хорошие результаты при лечении болезни Ходжкина.

Конечно, пока нет 100% уверенности в том, что именно это лекарство спасет Муаззам. Но шансы на выздоровление велики. Для курса лечения нужен один флакон (40 мг) раз в две недели (в течение двух-трех месяцев), за этим должно последовать контрольное обследование. После него, говорят медики, возможна коррекция: либо ниволумаб отменят совсем, либо оставят, но добавят другие препараты. И тогда длительность приема будет, скорее всего, значительной: от полугода и более. Так уж действует этот препарат – принимать его нужно долго.

На полгода необходимо 12 флаконов препарата. Цена одного — 41 500 рублей. Что касается финансовых возможностей семьи Комиловых, то они давно уже исчерпаны. Анвар работает штукатуром на стройке и получает в месяц 1000 таджикских сомони (около 6 700 рублей). Пенсия его супруги  – 93 сомони (625 рублей). Рассчитывала Муаззам еще и на зарплату делопроизводителя (7 700 рублей), но в последнее время она больше болеет, чем работает, так что даже такой совокупный доход семьи из трех человек – 15 025 рублей – получается не каждый месяц.

Тем не менее Муаззам по-прежнему не теряет оптимизма. Она верит, что через год сбудется ее заветная мечта: окончить университет и стать математиком, а еще повети свою Рухшону в первый класс.

– Я должна жить ради своей маленькой дочки, — как заклинание повторяет Муаззам. Она знает по себе, каково это – остаться в детстве без мамы…

Чтобы помочь Муаззам Комиловой и маленькой Рухшоне, мы объявляем сбор: 498 000 рублей.

Просьба опубликована 25 сентября 2017 года.