Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Маша Разживина слепнет. Но ей можно помочь. Нужно дорогое лекарство!

Сразу после школы Маша пошла работать: на руках была мама с онкологическим диагнозом. У Маши тоже слабое здоровье, с детства она страдала сахарным диабетом 1 типа и была инсулинозависимой. Мама всегда тщательно следила за Марией, чтобы она соблюдала режим дня, ела по часам, вовремя принимала лекарства. Все было четко, все было подчинено Машиному диагнозу.

А потом мама слегла. Маша подумала, что она почти здорова, ведь у нее ничего не болит. И стала искать работу, почти любую, чтобы было интересно жить, помогать маме и вовремя оплачивать квитанции за квартиру.

В их маленьком Дзержинске Нижегородской области работу найти нелегко. Обивала пороги, писала резюме, и везде хотелось приписать маленькими буквами: «Я согласна на все! На тяжелый труд, на рутину. Возьмите меня!» Не брали никуда: нет мест, нет опыта работы, позвоните завтра.

И вдруг — кафе. В самом центре города. Обычное, таких много, ее взяли официанткой. Вместе с чаевыми получалось неплохо. Только успевай, будь быстрой, неутомимой, аккуратной. Выходные? Нет, на этой неделе не получится. На следующей тоже. Ты, конечно, можешь взять пару дней, но вместо тебя придет другая девушка. Такая же шустрая или даже лучше.

Режим дня, таблетки, диета, все куда-то летит. В грязном туалете для персонала Маша колет себе инсулин и старается правильно дышать. А маме, кажется, стало легче. Тогда нужно выдержать. Все выдержать и преодолеть. Мелькают дни с подносом в руках. «Главное — чтобы клиенты были довольны», — по-доброму говорит хозяин кафе, ему нравится машина работа, он не будет ее увольнять.

Потом было утро, когда Маша проснулась с высокой температурой. Ну и что, нужно идти. Работала так, будто ничего не беспокоит. Бегала, улыбалась, накрывала столы, убирала крошки, дома приходила в себя. Неделю спустя Маша стала замечать, что все предметы расплываются, она стала стремительно терять зрение. Такие осложнения дает диабет в тяжелой форме. Маша побежала в больницу, обследование показало, что она вот-вот полностью ослепнет на оба глаза.

Маша конечно сейчас не работает. Она даже с трудом ходит. Ее водит за ручку мама, потому что с каждым днем очертания предметов становятся все более размытыми. Сейчас нужно снять отек сетчатки глаз. Потом пролечить дорогостоящим лекарством, и срочно — на операцию. В острой форме можно успеть сохранить зрение, главное — не довести диабетическую ретинопатию до хронической формы.

Итак, у 24-летней Марии Разживиной тяжелая пролиферативная диабетическая ретинопатия обоих глаз, отек сетчатки обоих глаз. Ей необходим ввод лекарства Эй-Леа, которое блокирует патологическое образование сосудов и сосудистой гиперфильтрации, которые возникли в сетчатке.

Комментарий наблюдающего врача Маши из ГБУЗ Нижегородской областной клинической больницы им. Семашко, к.м.н. Ольги Кольчик: «Данные уколы Марии необходимы. Очередь на бесплатные инъекции очень большая, ждать нужно не менее полугода. Нужно сделать их как можно раньше. Девочка молодая. Если их не делать, человек ослепнет».

Курс лечения препаратом в дальнейшем даст возможность проводить лазерную коагуляцию сетчатки и подготовит к срочной операции. Бесплатно эти уколы делают, но ждать очередь нужно больше полугода. Бесплатно полагается только 3 укола, а Марии требуется 10 инъекций.

Один укол препарата Эй-Леа стоит 32 000 рублей.

«Я сейчас не работаю, мама тоже. Живем на мамину пенсию по инвалидности. Я очень боюсь ослепнуть, умоляю вас, помогите мне, пожалуйста», — говорит Маша.

Друзья, это срочный сбор! Маше нужно собрать 320 000 рублей.

Просьба опубликована 12.05.2017.