26-летнему Андрею Десятниченко из Луганска ампутировали ногу. Протез поможет ему жить полноценной жизнью.

Визг тормозов… и Андрей отлетел на два метра в сторону, упал на обочине. Ободрал спину, руки, сильно ударился головой, но сильнее всего пострадала правая нога. Мотоциклист, который сшиб Андрея на автобусной остановке, уехал. А Андрей остался лежать на обочине. Без сознания.

Заканчивалась Великая Суббота. В воздухе уже чувствовалось наступление Светлого Воскресения. Может, поэтому тот доктор, имя которого в суете забыли записать, не смог проехать мимо. Что-то привлекло его внимание на той обочине. Посветил фарами, остановился. Так, при свете фар, и оказывал первую помощь, пока не приехала скорая.

Маме Андрея позвонили уже в десятом часу вечера: «Вам надо приехать!»
Что делать? Нужно ехать в Ровеньки! Именно туда отвезли Андрея — он направлялся туда к невесте. Но в пасхальную ночь ни один таксист не хочет никуда ехать. Выручил сосед — прыгнули в машину и помчались.

Андрей лежал в реанимации без сознания. Маме разрешили пройти к нему. Она держала его холодную руку и готова была лечь вместе него. К утру Андрей пришел в себя. И это уже было чудом. Но второго чуда не произошло. Еще в Ровеньковской больнице врачи сказали, что правую ногу, скорее всего, не удастся сохранить.

В Луганской республиканской больнице, куда Андрея перевезли через три дня, сказали то же самое. К тому же у Андрея начались такие дикие боли и поднялась такая высокая температура, что он и сам стал просить решительных мер. «Сил нет, сделайте что-нибудь — как-то ведь люди и на протезах ходят!»

Консилиум врачей с разрешения родителей принял решение ампутировать правую ногу на уровне средней и нижней трети бедра. Состояние Андрея улучшилось. А вот боли не ушли. Фантомные боли мучают его и сейчас,
спустя полгода после ампутации.

На стене еще висят медали. Напоминание о баскетболе, которому Андрей отдал почти 20 лет. Стал даже чемпионом Украины. Сейчас баскетбол уже в прошлом. Андрей это принял. Не сразу, но принял.

А вот то, что без ноги невозможно устроиться на работу, принять сложнее. Работа для него, теплотехника по специальности, есть. Мама нашла аж три вакансии. Но везде, как только речь заходит о его одноногости, разговор прекращается.

Андрей мечтает о протезе. Нет, конечно, о таком, как у паралимпийцев, он не мечтает. Такой стоит четыре миллиона. А ему нужен протез на каждый день. Чтобы ходить на работу, содержать семью, Невеста, та самая, к которой он ехал в тот злополучный день, все это время была с ним. И —
Бог даст! — у них с Андреем получилась бы отличная семья. Но как он может предлагать ей руку и сердце, если, кроме руки и сердца, предложить ему нечего. Пенсию по инвалидности в размере 2500 рублей?

И помощи ждать неоткуда. Да, родители живы-здоровы, слава Богу! Но они пенсионеры, к тому же ухаживают за старшим братом Андрея, у которого психиатрический диагноз. Живут на пенсию да пособие.

Бесплатные протезы местного протезно-ортопедического завода в Луганске выдают. Однако очередь нуждающихся в протезах растянулась на полтора года: много людей пострадавших в ходе боевых действий, им протезы предоставляют в первую очередь. К тому же, как признавал глава ЛНР в интервью местной газете, «качество этих протезов осталось на уровне чуть ли не 40-50-х годов».

В Москве хороший модульный протез бедра стоит 942 100 рублей. Деньги для семьи Десятниченко космические. Но приобретение такого протеза — это возвращение к жизни. С ним походка будет естественной, легкой, быстрой, можно будет даже пробежаться до остановки. С ним даже в душ сходить можно — у него водонепроницаемое покрытие.

Наверное, еще ни о чем в жизни не мечтал Андрей так сильно, как об этом протезе. Надеяться ему не на что. Только на то, что мы с вами протянем ему руку помощи, соберем все вместе эту немаленькую сумму. И чудо все же случится!

Опубликовано 26.10.2018