Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

У Сережи Лухнева из республики Бурятия – ДЦП и эпилепсия. В бесплатной реабилитации ему отказывают. Нужна ваша помощь!

Мама вкладывает хлебный мякиш в сережину руку. Голуби садятся на его ладонь, залетают на плечи. Он – смеется.

«Руки у Сережи практически не работают. Он не может сам есть – я кормлю его с ложки. Одеваю и раздеваю, как маленького», — рассказывает мама.

Сереже – 8, он не ходит и не говорит. Дома – передвигается, прыгая на корточках или на попе. На улице – в основном на коляске. Недавно научился ходить с поддержкой — мама его придерживает за руки, он идет.

«Мышцы у него пока еще слабые, он быстро устает», — добавляет мама.

Во время родов Сережа чуть не умер. Пуповина туго обвила горло. «Меня впустили в роды, несмотря на обвитие, у сына была сильная гипоксия. На третий день он взял грудь и на четвертый день – нас выписали. По словам врачей, он был абсолютно здоров, — вспоминает мама. – До трех месяцев мне казалось, что все хорошо. Начали делать прививки. После последней – случился приступ. Сын лежал как мертвый, глаза стеклянные. Я вызвала скорую».

В больнице ничего не объяснили, прокапали успокоительные и выписали. До полугода Сережа не держал голову, не фокусировал взгляд, не интересовался игрушками, не ползал и не сидел.

В полтора года ему поставили диагнозы ДЦП и эпилепсия.

«Нам не разрешали проводить реабилитацию, я обращалась в местные центры, везде отказывали. Единственный центр, который согласился нас взять – это центр «Сакура». Они берут детей со стойкой ремиссий от 4 и более месяцев. А у нас как раз была ремиссия, — говорит мама. – Уже после нескольких курсов сын начал вставать на ноги и передвигаться у опоры, лучше понимать обращенную к нему речь, произносить звуки».

Сейчас главная цель – пойти самому. Специалисты считают, что Сережа сможет, но реабилитацию нельзя прерывать.

Стоимость курса терапии в челябинском центре «Сакура» — 254 200 рублей. У семьи таких денег нет. Основной доход – это Сережина пенсия.

«Когда родился Сережа, мы жили в деревне. Мне с сыном пришлось переехать в Улан-Удэ к дочери. Папа остался в деревне. Заработки там сезонные и почти все деньги, которые он зарабатывает, уходят на строительство дома, — объясняет мама. — Мы купили в городе землю и строим дом, чтобы жить в нем своей семьей. Уехать из деревни он пока не может – у нас там хозяйство – огород, куры, коровы. Дочь помогает, но с деньгами у самой сложно, она – молодая мама».

Голуби садятся на сережину ладонь, залетают на плечи. Он – смеется. «Иногда кажется, что Сережа вот-вот пойдет. И я верю, что так и будет», — делится мама.

Просьба опубликована 15.06.2017.