У Ирины Бабиковой из Кирова – острый лимфобластный лейкоз. Единственный шанс выжить – пересадка костного мозга

Ирине – 38, она болеет уже 5 лет. За это время прошла 29 курсов химиотерапии. Но болезнь вернулась и теперь единственный шанс выжить – пересадка костного мозга. Родственники в качестве донора не подошли, в России донора найти не удалось.

«Теперь его можно найти только в международном регистре, но это дорого», — объясняет Ирина.

Первые симптомы болезни появились в 2012 году. Поднялась высокая температура, думала – грипп. Температура не спадала неделю, сдала анализы.

«В крови обнаружились бластные клетки. Меня направили в Институт гематологии. Я не могла ничего есть, меня сильно тошнило. Из-за нарушения кровообращения в головном мозге меня ввели в состояние искусственной комы, после чего я заново училась ходить, — рассказывает Ирина, — Потом я узнала, что могла из этой комы просто не выйти. Родственников предупредили, – готовьтесь к худшему».

Но Ирина вышла из комы и прошла лечение — 7 курсов сильной и 22 курса поддерживающей химиотерапии. За это время у нее 3 раза выпадали, а потом заново отрастали волосы.

Два года Ирина жила обычной жизнью. Вышла на работу, общалась с друзьями, строила планы. Но потом появилась слабость, головные боли. Болезнь вернулась. Кроме того, обнаружилась опухоль головного мозга и отек, в ноябре 2016 года провели операцию. В мае 2017 года Ирину направили на консультацию в Санкт-Петербургскую клинику – НИИ детской онкологии и гематологии им. Р.М. Горбачевой. Врачи вынесли решение – единственный эффективный метод лечения — пересадка костного мозга. Сама операция бесплатная, но необходимо найти донора через международный регистр.

Стоимость поиска донора – 18 000 евро, 5 000 друзья и родственники Ирины собрали самостоятельно. Осталось – 13 000 евро, в переводе на рубли это – 998 110.

У Ирины и ее семьи таких денег нет, работает только муж, из родителей у нее только мама-пенсионерка. Сейчас много денег уходит на обследования и препараты.

Ирина работала продавцом мебели, составляла проекты, общалась с клиентами. У нее было крепкое здоровье – с детства занималась лыжами, участвовала в соревнованиях.

«Только детей мы завести не успели, думали еще успеем, а вот как вышло, — признается Ирина. — Мне очень хочется еще пожить, я бы сменила работу – помогала бы таким как я. А то я слышала, как больнице говорили — я не смогу оплатить пересадку, значит придется умирать. Мне бы очень хотелось помогать таким людям. И конечно хотелось бы детей, хоть врачи и говорят, что это невозможно. Но у Бога нет ничего невозможного. Я в это верю».

Просьба опубликована 25.08.2017