Ольга Селезнева из Московской области перенесла операцию на позвоночнике, нужна реабилитация, чтобы встать на ноги

Ольга больше всего не хочет быть обузой своим близким. Она верит, что после очередного курса реабилитации сможет передвигаться самостоятельно.

Эта история началась в 2002 году, когда Ольга родила дочь Настю. Вскоре после родов почувствовала боль в позвоночнике. Врачи сказали – остеохондроз, однако никакое лечение не помогало. Подрастающей дочке внимания требовалось все больше (с мужем Ольга рассталась еще до рождения малышки), так что времени на себя у молодой мамы совсем не оставалось: ходила и терпела боль.

Только в 2007 году Ольга наконец сделала томографию, после чего врачи вынесли приговор: «Интрамедуллярная опухоль спинного мозга». Такая опухоль хоть и считается доброкачественной, но опасна тем, что находится прямо в полости позвоночного канала.

Ольга продолжала растить дочь и терпеть, смогла дать Насте среднее, а потом и высшее образование. Однако в 2015 году боль стала  невыносимой, начали отниматься руки. Женщина обратилась в НИИ нейрохирургии имени Н.Н. Бурденко, где ей сделали операцию.

— Опухоль оказалась большой и очень плотной, после её удаления в шейном отделе спинного мозга остался лишь тоненький участочек, проводящий нервные импульсы, — вспоминает Ольга. — Состояние после операции – тетрапарез. Руки и ноги как будто бы парализовало не совсем, но пошевелить ими я не могла, сесть не могла, перевернуться в
постели не могла. Мы поняли, что нужна срочная реабилитация.

Дочка бегала по инстанциям, но по квоте предложить ничего не смогли, пришлось обратиться в частный РЦ «Три сестры». Курс стоил 350 000 рублей. К счастью, у меня были сбережения. Я приехала туда лежа на каталке, а через три недели уже пыталась сама держать ложку, стоять и делать первые шаги.

В первые три месяца после операции наблюдался активный рост оставшегося участка опухоли, по проведенному анализу ее определили как анапластическую эпиндимому. Врачи были безапелляционны: нужно срочно оперировать. А поскольку в НИИ Бурденко и платная, и бесплатная очереди были расписаны на полгода вперед, в марте 2016 года Ольга отправилась в Санкт-Петербург — на срочную платную операцию по направлению из института Бурденко.

— Деньги собирали по знакомым и родным — 200 000 рублей, – рассказывает Ольга. – Операция прошла успешно. Дома я упорно занималась лечебной физкультурой, очень хотела быть самостоятельной, и через полгода научилась крепко стоять на ногах, готовить несложную еду, передвигаться с тростью.

Но случилась новая беда: в августе 2016 года Ольга неудачно упала в подъезде, на лестнице. Как ей потом объяснили медики, сильный удар в подбородок и прогиб шеи привели к микротравме спинного мозга (после операции у женщины отсутствуют дужки позвонков шейного отдела позвоночника). Ольга рассказывает:

— В течение месяца произошел мощный откат, возник сильный парез стоп, я потеряла способность самостоятельно стоять и ходить, ноги просто подгибались подо мной. Выход был один – обратиться за помощью туда, где однажды мне уже помогли. Дочка взяла кредит и оплатила новый курс – 350 000 рублей. И мы не пожалели! После реабилитации я снова научилась опираться на ноги, близким уже не надо было брать на себя мой вес при передвижении – я шагала сама, требовалась только поддержка. Это был прорыв!

Надо сказать, Ольга Селезнева – очень целеустремленный человек, настоящий борец! После выписки она больше полугода упорно тренируется сама, как может, и два раза в неделю ездит на занятия лечебной физкультурой в Центр восстановительной медицины, расположенный недалеко от дома. Кстати, это единственный вариант реабилитации, предложенный государством. Две недели занятий там идут бесплатно, затем – за деньги (800 рублей за 1 занятие).

— Занимаюсь на системе экзарта с инструктором ЛФК два раза в неделю, — объясняет Ольга. — В общей сложности за платные занятия наша семья ежемесячно отдает 28 000 рублей. Но, видимо, этого недостаточно – прогресс почти незаметен.

Ольга – инвалид первой группы, ее пенсия – 15 000 рублей. Зарплата дочери – 55 000 рублей, но она все еще выплачивает кредит за второй курс реабилитации. И хотя на этот раз в реабилитационном центре снизили стоимость лечения (курс длится 21 день), сумма все равно
остается неподъемной: 315 630 рублей. «Все ресурсы, какие у нас были, за эти два года, увы, уже исчерпаны», – вздыхает женщина. Давайте поможем Ольге в ее борьбе.

Опубликовано 27.11.2017 года