Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Оля больна, она изводит себя и родных. А потом осознает это, горько плачет. И так бесконечно

Это может случиться в любой день, в любое время. Кто-то что-то неосторожно сказал, или разбил чашку, или толкнул… Начинается скандал, крик по нарастающей, иногда — с кулаками. Такое происходит с 19-летней Ольгой Алейник, потому что в эти моменты она не совсем понимает, что с ней, ее разрывает от обиды на пустом месте. У Оли — шизофрения. Тяжелая стадия, все чаще выражающаяся в необоснованной агрессии.

Иногда семье удается прожить дня три без скандалов. И все тихонько радуются: может быть Оле стало легче? Может быть она теперь станет другой? В эти тихие дни  Оля из «дракона» превращается в любящую  девочку с хвостиками. Открытую, добрую, веселую, даже слишком ласковую, но — ранимую. Одна обида — Оля держится. Вторая, третья…

На четвертой, причиной которой может быть любая мелочь, Оля начинает кричать, всех ненавидеть и плакать. Все заново. «Ты же обещал выключить свет в спальне! Почему ты этого не сделал!» Перепуганный младший брат смотрит на белеющие губы сестры и от страха почти теряет сознание. Это не тирания, не издевательство. Это -болезнь.

Олю лечат регулярно. Она находится на учете в психоневрологическом диспансере № 13. В период обострения Олю госпитализируют. В эти периоды она особенно агрессивна и с трудом поддается контролю. Интеллект у Оли снижен и при разговоре она теряет нить беседы. В связи со своим заболеванием Оля является инвалидом 1 группы.

А дальше — совсем тяжело. Семья многодетная, кроме старшей Оли — еще четверо младших. Детей своих родители пытаются вырастить в православной вере, уже много лет они являются прихожанами храма св. блгв. царевича Димитрия. Только младшие все больше замыкаются в себе, не видят радости, да и просто живут в страхе.

«Нет у нас любви, как Бог просит! У нас все в ненависти!» — как-то сказала одиннадцатилетняя Лиза. Да. Это так. Потому что Оля больна. Она видит не то, что есть, ее все мучает и раздражает без причины. Она изводит себя и родных. А потом осознает и горько плачет. Так бесконечно.

Считается, что таких людей нужно отдавать в ПНИ. Для родителей Оли это невозможно. Они любят дочку такой, какая она есть, понимают, как она будет страдать. Папа девочки пришел в храм с просьбой рассудить, помочь, как им быть? «Мы пропадаем», — сетовал пожилой Алексей Петрович. Сообща пришли к выводу, что выход один: отселить Олю на съемную квартиру, нанять для нее сиделку, специализирующуюся на психиатрических заболеваниях, периодически навещать ее, в стадии ремиссии гулять, забирать домой. Ольга не будет чувствовать себя брошенной, но и не будет страдать семья.

В семье еще четверо несовершеннолетних детей, работает один папа. Оплату съемного жилья им не потянуть. Мы просим помочь семье Алейник собрать необходимую сумму на оплату съемного жилья для болящей Оли на полгода, из расчета 30 000 в месяц. Общая сумма к сбору — 180 000 рублей.  Взываем к состраданию. Просим помочь.

Просьба опубликована 2 мая 2017 года.