Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Настя Коровина из города Новокузнецка — взрослая барышня. Но ей очень нужна коляска

Насте 16 лет. Больше всего она любит возиться с малышами. Посадит на колени какого-нибудь карапуза из племянников и поёт ему колыбельные песни. А ещё она очень любит рисовать.

Хотя это ей даётся непросто. С её ДЦП и спастическим тетрапарезом. Но всё-таки левая рука её слушается. Почти всегда. Ею можно смешать краски. Ею можно наносить мазки, точки, линии. Кисточкой или пальцами.

«Мама, что ты видишь на этой картинке?» «Солнышко» «Нет, мама, ты проглядела лошадь!»

Левой рукой можно и пельмени налепить. Настя очень любит стряпать. Пирожки, печенье, пельмени. Ну как, налепить…. Мама лепит. Но Настя всегда рядом — помогает. И всегда усердно угощает гостей: «Кушайте, пожалуйста! Сама пельменей налепила!»

Настя может немного ходить, опираясь на маму. Только быстро устаёт: каждый шаг даётся ей напряжением всех мышц. Может сидеть с опорой. Но тоже быстро устаёт. Нужна перемена положения. Сильно подводит зрение: все предметы она видит пятнами, с размытыми контурами.

Но в своих фантазиях Настя совсем не такая. «Я тут, пока мама на работе была, за молоком сходила, пыль вытерла, полы помыла», — рассказывает она соседке.

ДЦП — такая штука, расслабляться не даёт. Расслабишься — сдашься. Поэтому бассейн, иппотерапия, санатории, реабилитация. Это мамина работа. Без выходных и отпусков.

Устанешь, расплачешься, а Настя и говорит: «А что сделаешь? Судьба такая!»

Без коляски жизнь Насти замкнулась бы в четырёх стенах. Хорошо, что пять лет назад у неё появилась неплохая инвалидная коляска, с которой можно ездить и в храм, и в санаторий. Но ресурс её исчерпан. «Недавно мы спускались по лестнице, — говорит мама Надежда. — И у нашей коляски отвалились колёса! Я стою и рыдаю. И молюсь, чтобы кто-нибудь пришёл на помощь. Ведь я и ребёнка не могу отпустить, и коляску не могу починить».

А новая коляска, которую предоставило государство, весит 26 кг. Это очень большой вес. Ведь и сама Настя уже весит 48 кг. Спуститься с пятого этажа с таким общим весом и нескладывающейся коляской просто невозможно. Кроме того, она неустойчива. Настя однажды в ней привстала на ноги и опрокинулась назад вместе с коляской.

Нельзя сказать, что подходящих колясок нет. Они есть! Вот, скажем, прогулочное кресло-коляска Convaid Cruiser CX16. Маневренная (разворачивается на 180 градусов), складная, лёгкая (9 кг) — идеальный вариант для подростка с ДЦП. Но такие коляски не входят в «Федеральный перечень реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду».

«Мы были очень благополучной семьей, — пишет мама Надежда. — Но за 16 лет мы перешли в статус «малоимущих», всё, что можно было продать, давно продали. А заработать не получается: я вынуждена находиться дома, потому что ребенку требуется постоянная помощь и домашнее обучение».

Мама с Настей живут вдвоём. Все их доходы — пенсия по инвалидности да пособие. Такую коляску они никогда не смогут сами себе купить. Но ведь мы, всем миром, сможем?

Именно в этой коляске прогулочного типа Convaid Cruiser CX16 есть ортопедические укладки, анатомическая спинка, опора для икр, фиксаторы стоп, удерживающий жилет, столик для дополнительной поддержки и принятия пищи.

И Настя сможет продолжать свои прогулки с мамой, поездки в монастыри, сможет, наконец, порисовать на природе. Такие необыкновенные закаты бывают летом, а она так любит фиолетовые и сиреневые цвета!

Стоимость коляски Convaid Cruiser CX16 — 208 400 рублей.