Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Во время родов Егор Головеев впал в кому, врачи говорили, что не выживет. Но он выжил, начал ходить и говорить. Только его никто не понимает. Помогают дельфины

122cb5ec-a439-44c1-9c97-4753b53f63ba

Его не понимают. Обращается к людям на улице – они разводят руками, учителям в школе пишет слова на бумажке. Когда Егор пытается что-то сказать, лицо его искажается, он начинает пускать слюни и ими захлебываться.

«У него повышен тонус, мышцы на лице напрягаются, язык тоже напряжен. Иногда ему проще объясниться жестами», — говорит мама.

Егор сильно пострадал в родах, из-за неправильно подобранного препарата, у мамы начался аллергический шок, она начала задыхаться, ребенок тоже перестал дышать. 15 минут он не дышал, но не умер, а впал в кому. Врачи не давали никаких прогнозов, но на третий день он сделал первый вдох.

«Полтора месяца мы провели в больнице, и уже дома начали замечать, что с ребенком что-то не так. В полгода он заваливался набок и лежал неподвижно, к году не сидел и не стоял, — рассказывает мама. — Врачи долго не могли поставить диагноз, а к полутора годам поставили ДЦП. Сказали, что он вряд ли будет ходить и говорить».

Но мама не отчаивалась — возила сына в реабилитационные центры, из Новосибирска в Москву и другие города. Лечились в основном медикаментами, делали массаж и ЛФК. В 6 лет он начал ходить, правда, не очень уверенно – ноги были слабые, приходилось их постоянно подтаскивать.

«Ему уже 13, но он до сих пор так ходит – как пьяный. Его болтает из стороны в сторону, он часто падает. Руки наоборот сильно напряжены, даже ложкой не всегда получается попасть в рот», — добавляет мама.

Егор учится в школе для детей с ДЦП. Самая большая сложность для него — это общение. Его практически нет. В школе он постоянно молчит, дома может поговорить только с мамой, даже младшая сестра его избегает. Ей всего два года, и она не понимает, почему он так резко двигается и во время речи строит гримасы.

Единственное, что ему помогает – это дельфины. В дельфинарии он был всего два раза, но после занятий выходил вдохновленный, расслабленный, начинал много и охотно говорить.

75993813-9cce-45d7-ad45-18d1d002c0ab

«Дельфины помогают в психоэмоциональном плане, они несут положительные эмоции. Также в воде снижается тонус, и Егору становится легче ходить», — объясняет мама.

Только в государственную квоту занятия с дельфинами не входят. А стоимость одного курса реабилитации в Сочи (с учетом проживания в гостинице) – 98 000 рублей. Мама воспитывает детей одна, папа лишен родительских прав и не помогает.

Егор – паралимпийский чемпион по конному спорту, с двух лет занимается иппотерапией, побеждает на международных соревнованиях. А еще он танцует, играет на фортепиано и аккордеоне, решает задачи по математике. Он всего добивается, только одного пока не может – говорить.