После реабилитации в «Трех сестрах» Даша Белоусова из Севастополя стремительно пошла на поправку. Нужно продолжать, пока все получается.

Прошлой осенью с Дашей случилась беда, ей было всего 16 лет. Уже вовсю шли занятия в художественном колледже, где девушка училась на парикмахера. Однажды утром она проснулась и поняла, что с трудом поворачивает голову – болит шея, как будто отлежала ночью. Пожаловалась маме.

— Сначала решили с дочкой, что она просто неудобно лежала, — вспоминает Ольга Ивановна Белоусова. – Но боль не прошла. Помазала ей шею и отправила в колледж. Однако не отпустило и на следующий день. Наверное, где-то продуло, — решили мы и пошли в больницу.

Там Даше назначили физиолечение, но шея болела все сильнее и сильнее. В феврале врачи назначили Даше МРТ и поставили диагноз: гигантоклеточная опухоль (доброкачественная) шейного отдела позвоночника.

— Нас сразу отправили в Москву, в Морозовскую больницу. — Продолжает Дашина мама. — Оказалось, что опухоль затронула три позвонка. Два из них московские врачи решили удалить вместе с опухолью, заменив эти позвонки сложной металлоконструкцией. А вот третий трогать не рискнули, хотя на нем остались два кусочка опухоли: один расположен совсем близко к сонной артерии, а второй глубоко пророс в позвоночный канал.

Дашу выписали, она уехала домой, но через две недели состояние девушки резко ухудшилось.

— Мы купили билеты и уже без всяких направлений опять поехали в Москву. Дочку госпитализировали, начали лечить, но чувствовала она себя все хуже и хуже. Вторую операцию ей сделали в мае. Оказывается, те два кусочка опухоли, оставшиеся на третьем позвонке, разрослись до прежних размеров. Хирурги удалили все, что могли, не стали только проникать в спинномозговой канал, поскольку это могло нанести больше вреда, чем пользы.

Однако вскоре Даше стало совсем плохо — она перестала дышать. Остаток опухоли рос и передавливал мышцы, которые раздвигают грудную клетку. Даше установили трахеостому, и подключили к аппарату искусственного дыхания. После второй операции Дашу парализовало – полностью отказали руки, и ноги.

Когда девушку откачали, Даша впала в глубокую депрессию.

— Вплоть до того, что она кричала: «Усыпите меня! Я такая жить не хочу!» — вспоминает Ольга Ивановна. — С ней психиатры и психологи работали, назначили антидепрессанты. Было страшно.

К счастью, нашлось лекарство, которое сумело остановить рост опухоли – новообразование стало уменьшаться в размерах. Приобрести этот препарат помог фонд «Подари жизнь».

— Уже после первого укола Даша начала дышать, — рассказывает ее мама. — А после третьего у нее потихонечку начали шевелиться ноги, потом – пальчики на руках. Тогда же ей сделали КТ. Оказалось, что опухоль уменьшилась вдвое. Врачи посоветовали искать реабилитационные центры.

Ольга Ивановна добилась бесплатной путевки на реабилитацию в подмосковном центре «Русское поле». Но курс там длится всего три недели и продлить его нельзя, а занятия ЛФК – только 1 час в день. Этого очень мало при нейрореабилитации. Вот почему Дашина мама начала искать деньги на продолжение занятий. В центре «Три сестры» Даша провела сентябрь.

— Мы туда приехали на медицинской перевозке, лежачими, — говорит Ольга Ивановна. — А когда уезжали, Даша уже уверенно сидела, могла пройти несколько шагов с поддержкой. Постоянные занятия ЛФК, в бассейне, занятия гидрокинезотерапией ей очень хорошо помогают. Они как бы заставляют организм вспомнить то, что он умеет делать.

Нейрореабилитация, как объясняют врачи, это первые полтора года после таких травм. За это время организм можно заставить полностью вспомнить все свои функции.

Сейчас Даша ходит с палочкой по квартире, сама ест. Друзья звонят и пишут ей, а преподаватели ждут обратно на учебу. Даша говорит: «я должна вернуться к нормальной жизни». Она намерена бороться за полноценную жизнь. Но без интенсивной, действенной реабилитации это, увы, невозможно. Курс стоит 413 700 рублей. Для семьи, где двоих детей
воспитывает одна мама, это нереальная сумма. Давайте поможем Даше вернуться к нормальной жизни. Это возможно!

Опубликовано 14 ноября 2018 года