Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Срочно требуется переоснащение аппарата ИВЛ, без которого Роман не может дышать.

Фото: диакон Андрей Радкевич

«Господи, дай ему здоровья», — с простой молитвой о сыне начинает свой день пожилая Татьяна Васильевна, мама 36-летнего Ромы Зыкина из Подмосковья, у которого уже 5 лет БАС — боковой амиотрофический склероз. Она признается, что часто поражается улыбке сына. Он, лежачий и прикованный к ИВЛ, – настоящий мужчина, потому что шутит, приободряет и не любит ныть.

«Ром, у меня опять давление, и спина болит…» — охает женщина. «Не бегай, отдохни, мам, у тебя же здоровье слабое», — отвечает парень, с трудом проговаривая каждое слово. Кто из них болеет? Ромка. Он не то что пошевелиться, дышать сам не может. Иногда, когда мать протирает трубку и на пару секунд приподнимает аппаратную маску с лица, Роман тут же задыхается и хрипит.

Фото: диакон Андрей Радкевич

«Пап, тебе не одиноко? Это же ужас вот так лежать днями», — в упор спрашивает дочка-подросток. «Ну что ты, у меня много интересов, вон, в телефоне сколько всего, а в компьютере, в социальных сетях – друзья, общение. Все хорошо, Даша». Если бабушке нужно отъехать, Даша превращается в папину медсестру, папе нужно что-то подать, поправить, покормить, усадить… Но, не это главное. С папой интересно, легко и даже весело. Они бы хотели всю жизнь так и жить. Пусть лежачий и обездвиженный – но живой, глаза смеются, и нет горя. Есть трудности, которые нужно помочь преодолеть.

Фото: диакон Андрей Радкевич

Горе было 7 лет назад, когда умерла от рака жена Романа, Дашина мама. Мама была совсем молодая, а Даша — маленькая. Она тяжело пережила утрату. Потом заболел папа. Этот БАС, откуда? Был водителем, крутил баранку, стал замечать, что руль тяжело в руках держать. Стал обходить врачей, и обнаружилась менингиома левой лобной части и опухоль шейного отдела позвоночника. Роман усиленно лечился, но после операции по удалению менингиомы ему диагностировали БАС. И спустя пару лет вся жизнь поместилась в размеры кровати. А потом не смог дышать, но препарата ИВЛ не было. «Везите больного в хоспис, там круглосуточный ИВЛ», — разводили руками врачи. Но можно было жить дома, если бы был ИВЛ.

Фото: диакон Андрей Радкевич

Аппарат появился, его предоставила служба «Милосердие» в рамках благотворительной программы «Дыхание». И Роман живет дома, с дочкой и мамой. Но появилась очередная трудность. Аппарат выходит из строя! Он проработал больше положенного, более 15 000 часов, после этого необходимо проводить его полное техническое переоснащение. Стоимость деталей, подлежащих замене — 133 380, 65 руб. В семье таких денег нет, поэтому мы обращаемся с просьбой о помощи! Слишком опасно остаться Роману хоть на миг без ИВЛ. Смерть будет мучительной.

Фото: диакон Андрей Радкевич

Роман Зыкин — подопечный благотворительной программы «Дыхание». В рамках этой программы закупается дорогостоящее оборудование и расходные материалы для детей и взрослых с диагнозами, вызывающими дыхательные проблемы.

Дорогие друзья, помогите!

Просьба опубликована 28.06.2017