Как стало известно, Роспотребнадзор снял карантин в Вяземском доме-интернате для престарелых и инвалидов, ставшем первым из социальных учреждений, зараженных коронавирусом в России. С самого начала эпидемии на помощь проживающим и персоналу пришел благотворительный фонд «Старость в радость».

«Сердце наше сейчас в Вязьме»: в доме престарелых подтверждено заражение подопечных

«Беда в стране, а все молчат»: Лиза Олескина — о том, что будет со стариками и инвалидами

«Старость в радость» поделится с Минтрудом опытом работы в зараженном вирусом интернате

До половины умерших от коронавируса в Европе — подопечные социальных учреждений

«Новость о том, что в интернате в Вязьме снят карантин, следует уточнить: весь июнь персонал продолжит работать вахтовым методом, жильцы по-прежнему не могут выходить за территорию учреждения, родственники по-прежнему не могут их навещать, — рассказала порталу Милосердие.ru директор фонда Елизавета Олескина. — Персонал продолжает носить перчатки и маски. Все учреждения региона работают в режиме изоляции, и для Вязьмы не сделано исключения.

Там именно ликвидирована вспышка.

В конце концов, если сейчас извне придёт активный носитель вируса и всюду покашляет, никто не знает, что получится. Сейчас болеющих нет — а значит, отпала необходимость в специальных защитных костюмах, в респираторах, в чистой и грязной зонах.

Вяземский дом-интернат для престарелых и инвалидов. Фото БФ «Старость в радость».

Пожилым людям разрешили гулять по территории интерната по часу утром вечером, и мы, конечно, были очень рады видеть фотографии и видео от наших сотрудников. Весна, цветы, играет музыка, Игорь Владимирович – один из жильцов отделения милосердия – танцует на инвалидной коляске. Дедушки собирают букеты из одуванчиков и дарят их медсестрам.

Конечно, это убеждает нас, что жизнь восторжествует.

Все это не очень-то легко далось. Умер за время вспышки в Вяземском интернате 21 человек — от коронавируса меньшинство (сейчас в Смоленской области всего 21 человек умер от самого коронавируса). Мы не запрашивали медицинские данные, да и не имеем права этого делать. Для нас 21 потеря — это 21 трагедия, а инфаркты, инсульты и коронавирус — враги.

Чему научились мы – отличный, но немного философский вопрос, хотя научились мы многому.

Удастся ли нам применить полученный опыт во всех других домах-интернатах, где уже выявлены или ещё произойдут вспышки, – вот это вопрос уже практический. К такому очень сложно быть готовым, а реагировать на месте  требуется мгновенно.

Мы постоянно делимся полученным опытом с Министерством труда и директорами учреждений в регионах,

но невозможно предсказать, насколько быстро смогут среагировать в поселке отдаленного региона, насколько им поможет факт наличия в Москве опыта и даже запаса СИЗов (средств индивидуальной защиты — прим. ред). Мы стараемся высылать всё необходимое максимально оперативно (в регионы, куда можно доехать на машине из Москвы – прямо в день выявления вспышки отправляем машину с запасом перчаток, костюмов, антисептиков на первое время).

Однако важнее, чтобы именно на месте сразу организовали изоляцию заболевших,

поместили в карантин контактных, обратились за помощью к МЧС, чтобы организовать дезинфекцию, разделить грязную и чистую зону.

Мы знаем, что даже в маленьком интернате на 30 человек, где все общаются со всеми, удалось уберечь от заражения во время вспышки некоторых маломобильных бабушек и дедушек, которые вряд ли бы отделались легко — при соблюдении мер предосторожности.

В Вязьме доме на 250 человек – тоже заболели не все.

Может быть, конечно, они болели бессимптомно и с отрицательным тестом, но мы полагаем, что все это — костюмы, дезинфекция — не бессмысленно. По крайней мере, снижает вирусную нагрузку для персонала.

А что совершенно несомненно необходимо – тщательный уход за всеми, кому это нужно,

с отрицательным ли тестом или с положительным. Необходимо сразу искать дополнительный персонал — часть штатного неизбежно заболеет. «Ваши нянечки выхаживают и вытаскивают», — вот слова, которые мы постоянно слышали от директора и врачей».

«Люди в Вязьме не умирали от обезвоживания, от пролежней, от одиночества,

— подчеркнула руководитель фонда. — Одна бабушка, которая в больницу приехала «сидячей», там начала ходить с ходунками — наши нянечки поставили ее на ноги. А именно персонал — это самая расходная статья для бюджета. Но пусть лучше мы заплатим вирусу деньгами, чем жизнями самых слабых».

Помочь пожилым подопечным БФ «Старость в радость» можно по ссылке.