Поручение президента России доработать закон о распределенной опеке, данное правительству и Госдуме, надо рассматривать в качестве полезного энергетического импульса, считает координатор правовой группы Центра лечебной педагогики (ЦЛП) Ирина Ларикова.

«Сторонники законопроекта (зная, что он уже более чем доработан) будут настаивать, что законопроект должен быть принят целиком, в том виде, в котором имеется, а вопрос о внешних опекунах выделен, потому что он важен для реформы ПНИ», — отметила она.

Текст законопроекта о распределенной опеке предусматривает возможность для человека, лишенного дееспособности и проживающего в ПНИ, иметь помимо интерната и других опекунов – и физических лиц, и НКО. «Сейчас единственный опекун тех людей, которые проживают в учреждении, – это сам интернат в лице его администрации», — подчеркнула ранее Наталья Старинова, юрист Синодального отдела по благотворительности. То есть опекун, представляющий интересы получателя социальных услуг, одновременно является поставщиком этих услуг. В результате подопечный ПНИ оказывается в полной власти администрации интерната.
В первом чтении законопроект о распределенной опеке был принят еще в 2016 году. Второе чтение документа постоянно откладывается. Во время специальной программы «Прямая линия с Владимиром Путиным» 20 июня актер и учредитель БФ «Я есть» Егор Бероев задал президенту вопрос о принятии закона о распределенной опеке. В ответ президент пообещал рассмотреть вопрос об ускорении принятия закона, позволяющего назначать недееспособным несколько опекунов.

По итогам «Прямой линии» президент поручил правительству совместно с Госдумой доработать законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях повышения гарантий реализации прав и свобод недееспособных и не полностью дееспособных граждан», «предусмотрев возможность назначения опекунами и попечителями недееспособных и не полностью дееспособных граждан, помещённых под надзор в медицинские организации, организации, оказывающие социальные услуги, либо в иные организации, их родственников и (или) иных лиц».

«Когда Егор говорил о необходимости принятия закона о «распределенной опеке» и увязал это с тяжелым положением людей в ПНИ, он, профессионально знающий эту сферу, вовсе не имел в виду, что задача государства состоит только и исключительно в возможности дать родственникам и знакомым этих лиц выступать опекунами проживающих в ПНИ, как это можно понять из Поручения.

Он имел в виду…, что законопроект прежде всего призван предотвратить попадание людей в ПНИ (или облегчить их выход оттуда) – путем возможности распределять опеку между несколькими лицами и привлечения к исполнению опекунских обязанностей организаций, где человек не проживает, в первую очередь НКО», — отметил юрист правовой группы Центра лечебной педагогики Павел Кантор.

«Законопроект нуждается вовсе не в «доработке» с указанной в Поручении целью, а в скорейшем принятии в концептуально неизменном виде, с тем чтобы открыть возможность для создания альтернативных ПНИ форм жизнеустройства людей с психическими расстройствами, дать возможность НКО делать то, к чему они стремятся, – возможность официально брать на себя опекунские обязанности», — сказал он.

«Очень надеюсь, что работа над поручением Президента будет вестись исходя из этого, более широкого и правильного понимания», — заключил юрист.

«Если мы отнимем у НКО возможность быть опекунами, то у нас не получится развить сопровождаемое проживание «снизу» в регионах», — сказала ранее Елена Клочко, председатель совета Всероссийской организации родителей детей-инвалидов, выступая на заседании Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека 24 июня.

Найти недееспособному человеку опекуна среди его родственников или друзей практически невозможно, считает Елена Заблоцкис, юрист правовой группы Центра лечебной педагогики.

5 вещей, которые доступны вам, и недоступны жителям ПНИ

Минтруд продолжит строить ПНИ, но это будут «учреждения другого типа»

Госдуму призвали принять закон о распределенной опеке как можно скорее