Минтранс предлагает новый запрет, такого еще не было – нам хотят запретить провозить детей в колясках в метро

Когда я была маленькая, и мы ездили с бабушкой на метро, она учила меня читать, учила по Правилам поведения пассажиров в метро, поэтому я их знала очень хорошо. Большую часть правил составляли запреты: на нахождение в нетрезвом виде, на пронос крупной поклажи, на лыжи без специальной упаковки, на проезд в метро в пачкающей одежде ну и так далее.

И вот Минтранс предлагает новый запрет, такой, которого никогда еще не было – нам хотят запретить провозить детей в колясках в метро.

То есть, если у меня маленький ребенок или даже не совсем маленький, а, например, полуторогодовалый, я не должна  с ним ездить в метро. Есть конечно варианты – я держу его на руках, а животом толкаю коляску.

Но, положим, ребенок у меня не один, а два, или – страшно представить – три. Как быть с ними? Куда их распихать, пока я свободными руками буду толкать коляску, в которой никого нет, потому что запрещено?

Боюсь подумать о том, что будет, если родятся близнецы.

Как быть маме в такой ситуации? Сидеть дома? Пользоваться наземным транспортом или такси? Не думаю, что работники министерства решили сознательно создать сегрегацию, но по факту получается, что отныне родители с маленькими детьми должны либо больше зарабатывать, чтобы ездить на личном транспорте, либо сидеть дома.

Думаю, что этот закон стал актуальным после того, как в министерстве вдруг задумались о нашей (детской) безопасности: «Смотрите-ка, – сказали они, – а ведь идти с коляской по платформе небезопасно, вдруг что-то случится с ребенком – мы себе этого не простим!»

И вместо того, чтобы предложить какие-то дополнительные меры – сопровождение, например, – решили запретить сам факт присутствия мамы с коляской в метро.

Думаю, можно улучшить этот запрет и вообще запретить детям находиться в метро.

Толку от них никакого – проезд бесплатный, шумные и место занимают… Пусть дома сидят или в песочнице, на худой конец.

Почему бы не запретить и инвалидам спускаться в метро? Там и коляски, и костыли, и вообще странно выглядят. Слепые – очень опасный контингент для метро. И глухие тоже.

Когда мы сталкиваемся с чем-то необычным, не совсем удобным, невписывающимся в стандарт, первое желание – запретить.

Кто-то не вписался в стандарт – не говорит или слишком маленький, или спит в коляске, а не идет ногами –  что делаем? Правильно, запрещаем! Вот заговорит – тогда приходите, вот вырастет – тогда пусть ездит на метро. А до этих пор – уйдите в какое-нибудь гетто, чтобы «нормальные» люди вас не видели.

Наверное, вся проблема в том, что мы не умеем ставить себя на место другого. Видимо, люди из министерства не ездят в метро, или не ездят их жены с детьми, у них есть личный транспорт и водитель. И они не стоят в пробках, потому что даже при наличии автомобиля часто на метро доехать до соседней поликлиники, рынка или детских занятий быстрее и проще, чем в машине.

Запретить – это реакция слабого и недалекого человека, который не хочет изменений в лучшую сторону, не хочет блага для всех. Он хочет лишь какой-то мнимой безопасности на своей маленькой полянке.

Но она будет комфортной лишь до той поры, пока кто-то из соседей не решит, что она представляет опасность, что она неприятна для глаз, слуха или обоняния.

Выход только один – инклюзия в самом широком смысле слова и работа над безопасностью и комфортом для всех, и для тех, кто сидит в колясках, тоже.