Журналист и блогер Мария Свешникова формулирует главное правило волонтера

Изображение с сайта psychiatrictimes.com

Я сидела на лавочке и плакала. Это сейчас я смеюсь над той плачущей собой. А тогда по старинной русской традиции я обливалась горючими слезами: ярмарка варений, к которой мы всей семьей готовились два месяца, полчаса как открылась.

Остальные продавцы давно разложили-расставили свой товар, между рядами появились первые покупатели. А человек, вызвавшийся помочь с доставкой наваренных мной соусов, еще не показался. И, судя по последней информации, ехать ему оставалось примерно полчаса.

Или больше, если ему снова захочется сфотографировать живописные поля или еще раз заехать на ферму к дружественному молочнику, чтобы еще раз выпить кружку парного молока…

Последние годы я люблю заниматься портретными интервью и репортажами. Репортаж – это как будто кино снимаешь. Приехал на место, осмотрелся, постарался понять, что главное, ради чего на самом деле затевалось мероприятие.

Несколько сценок в закулисье подсмотрел, с людьми пообщался, чаю с ними выпил, да обсудил, какой фабрики конфеты «Коровка» лучше. Домой вернулся, и все подмеченное на бумаге или в компьютере изложил. Так, чтобы у читателя появилось чувство, что он о тех событиях посмотрел фильм.

Портретное интервью тоже кино. Но в узком жанре баойпик. То есть о судьбе человека. Тут задача немного другая: сначала надо разговорить героя, постараться сделать так, чтобы он забыл о вопросах въедливого журналиста и стал свободно, прямо и открыто рассказывать о себе. Чтобы доверился. А потом, по накатанной, снова статья-кино.

Разговоры веду с разными людьми. В том числе с директорами благотворительных фондов. И часто их расспрашиваю о волонтерах. О добровольцах, вызывающихся помогать благотворительным организациям.

А все потому, что работающие в благотворительности регулярно жалуются на нехватку времени, усталость и выгорание. Дескать, никто не помогает и разрешение любых сложностей приходится нести на своих хрупких плечах.

А я тут как тут со своим вопросом: что же вы о поддержке не попросите? Кругом столько готовых посильную помощь оказать. Директора иногда жмутся неловко, когда скажут, что особенно никто не горит желанием помогать.

Но кто погорячей да прямодушнее, ответит: без волонтеров проще и быстрее дело идет.

В этом довелось убедиться всем, кто надеялся на их помощь. Оказывается, бескорыстная помощь работает должным образом очень редко, зато практически всегда выявляет довольно хитрое устройство сознания добровольных помощников.

Этот ответ, особо не вникая, я вежливо выслушивала: в конце концов в любой профессиональной нише есть свои подводные камни. Свои плюсы и минусы. И выбор профессии, как и связанных с ней рисков, – дело каждого.

Причем мне всегда казалось, что человек я внимательный. Но только теперь, доверив себя и свое дело вызвавшемуся безвозмездно помочь, я стала понимать, о чем пытались поведать мне пережившие добровольную помощь. Чтобы не быть голословной, опишу конкретную ситуацию.

У благотворительного фонда возникает определенная задача. Например, надо отвезти подписанный договор на продление аренды помещения и деньги. И сделать это в ближайшие два дня, иначе фонду грозит штраф или выселение. Так что директору, понятно, решить проблему надо как можно скорее. Передать бумаги и деньги, когда уже все подготовлено и условлено, – задача несложная, поэтому ее можно поручить неспециалистам из добровольных помощников. Тем более, что они постоянно рвутся в бой. А самому в это время заняться другими делами.

Начинается обзвон людей и тут-то выясняется, что каждый, готов помочь. Всегда. Но именно в этот день и в это время может только один человек. Бывает, что не может никто, тогда проходится ехать самому.

Но на счастье директора данного фонда один доброволец находится. Ему надо все объяснить. Иногда несколько раз. Лучше написать подробный план: во сколько выехать из дома, где забрать документы, как добираться до точки «Б», кому передать.

Затем надо обязательно созвониться с теми, кто будет ждать волонтера, объяснить, почему не приедешь сам, состыковать время. И, когда уже все обговорено, на всякий случай лучше еще несколько раз позвонить всем, чтобы напомнить о предстоящей встрече.

«Двое из ларца», кадр из мультфильма

«Хозяйке на заметку»: во время каждого звонка добровольного помощника надо душевно благодарить и постоянно хвалить за то, что он решился помочь. Если дело запланировано на раннее утро, его, скорее всего, придется разбудить. Если в обед – накормить. Вечером оплатить такси до дома.

Теперь, кажется, предусмотрена любая мелочь. Но в нужное время в нужном месте волонтер не появляется. И не подходит к телефону. И не выходит на связь в мессенджере. Не отвечает на SMS.

Он исчезает, растворяется в пространстве, оставив тебя один на один с панической атакой, что завтра фонду придется паковать вещи. А еще тебя ждет объяснения с разгневанной ждущей стороной.

Волонтер может объявиться 2-3 часа или на следующий день и сказать, что у него внезапно изменились планы. Что неправильно рассчитал время или заблудился, а когда понял, что уехал не в ту сторону, поехать по вашему заданию все равно не успел бы. Не стоит волноваться лишь об одном, что деньги пропали: добровольцы люди честные.

Теоретически можно попробовать воззвать к совести, но надо быть готовым услышать в ответ, что, строго говоря, волонтер не обязан был «вообще что-то делать», что его надо было лучше мотивировать, а до сих пор его никто ни разу не поблагодарил, хотя он намеревался сделать как лучше.

Идеальный вариант – найти молодого энтузиаста и обучить его нехитрой премудрости доброделания, но и тут вас ждет преграда.

Если образование он получит бесплатно, а работа окажется неоплачиваемой, история станет повторяться и повторяться: волонтеры, на которых мы рассчитываем, будут ездить не туда, куда надо, и не тогда. И ждать, буквально требовать благодарностей и восхищения.

Проблема, конечно, в разнице подхода к одному и тому же событию. В понимании поставленных целей и роли волонтера как у оказывающего помощь, так и у принимающего ее.

Доброволец считает, что он ничем не обязан, те, кому он помогает, уверены – если обещал выполнить работу, ты обязан сделать это безо всяких отговорок. По своему правы обе стороны.

С одной лишь разницей: волонтеров никто не вынуждал приходить в фонды и предлагать  помощь. Как тогда, готовясь к ярмарке, мы только спросили человека, неоднократно предлагавшего свои услуги, сможет ли он помочь.

И он согласился. Сам. Появившись, в итоге с опозданием на три часа. А на закономерный вопрос – как же так – яростно вышвырнул коробки из тележки на землю, отчего банки с моими соусами пришлось собирать замерзшими руками по заснеженной поляне, а знаменитая своей особой нежностью выпечка подруги оказалась безвозвратно испорчена: из девяти королевских кексов от шести остались руины да крошки.

Безусловно, мы сварим новых соусов и испечем новые торты. Конечно, в следующий раз мы наймем официального перевозчика и оплатим его услуги. И никогда не обратимся за бесплатной помощью ни к одному волонтеру.

Потому что больше не хочется проверять, насколько хорошо он усвоил один из главных постулатов добровольца: хочешь помочь, делай не то, что тебе нравится и когда тебе удобно, а нужное тем, кому ты помогаешь.

Кстати, в этом случае благодарность будет высказана самая искренняя. Не под давлением. И не единожды.