«Я не стану отбирать ключи от его машины, и если бы мой муж сбил кого-то, я бы точно не стала спасать его от тюрьмы. Исключительно из любви»

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Можно ли помочь пьющему человеку, и где границы такой помощи для жены, родных, друзей?

Наш текст:

Заставить бросить пить – невозможно. Ловить ли их над пропастью во ржи?

вызвал новый отклик.

— Нет, я уже не буду прятать ключи. Если он хочет подвергать опасности себя и других – это его выбор. Я слишком долго думала, что могу контролировать, оберегать и, как вы замечательно написали, «соблюдать технику безопасности».

И да, я уверена, что вы это делали из любви. И уверена, что и сейчас наполнены любовью – это видно из текста.

Но именно из любви я не буду прятать ключи от машины. И может случиться авария. И могут погибнуть люди. И это страшно. И я буду молиться, чтобы этого не произошло.

Но я не Господь Бог, не я распоряжаюсь судьбами людей. Ни тех, кто будет в этой аварии (вероятно, я буду всю жизнь потом молиться о них). Ни моего алкоголика.

Я больше не буду «подстилать соломку» и «смягчать последствия». Я просто не сяду в машину с ним, если он будет нетрезв. Больше того. Я не сяду с ним за стол. Я попрошу его не приходить домой в нетрезвом виде. Я расскажу ему, как и где получить лечение. И все.

Да, он не осознает своих действий в пьяном состоянии. Но он не всегда находится в одном и том же состоянии. И в минуты трезвости, и в похмелье он прекрасно знает, что пить за рулем нельзя.

Он даже подозревает, что он алкоголик. Друзья, родные, сослуживцы наверняка не раз ему говорили об этом. А может, пересказывали ему его «похождения», упрекали за нанесенный ущерб. Он ЗНАЕТ, что давно перешел границу, но ОТРИЦАЕТ.

В худшем положении находятся те алкоголики, которым этого не говорят. Потому что они и сами стараются всеми силами души спрятать эту мысль от себя.

А если родные им еще и подыгрывают («Он на работу сегодня не придет, он болен», «У тебя давление поднялось, надо лечиться», «Он не пьет, он просто расстроился») — всё! Алкоголик никогда не узнает правду о себе. Потому что сам себе признаться он боится больше всего на свете.

Даже мы, жены алкоголиков, больше всего на свете боимся признать, что мы жены алкоголиков. А мы также больны, как и они. Зависимость  — созависимость: два проявления одного и того же заболевания.

Что говорить про алкоголиков… Они будут искренне спасать другого алкоголика, наставлять его, даже жалеть, ни за что не признаваясь себе, что сами такие же. «Нет, я не алкоголик, я просто выпиваю… устал… захочу-брошу, да, я лежал в наркологической больнице, но я же не такой тяжелый, как эти».

Полностью согласна с автором: алкоголика невозможно уговорить лечиться. Он может только захотеть этого сам. Но для этого ему надо хотя бы назвать себя алкоголиком.

Замечательно вы написали: «Я знаю лишь одного человека, который бросил пить из-за страха. Однажды очнулся, лежа лицом в луже. В буквальном смысле, лежа на дне».

Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Именно на дне! Но ключевое не это. Ключевая фраза здесь – «бросил пить». Хотя «бросил пить» не всегда означает «выздоровел». Но бросил пить для алкоголика – уже чудо.

Все уже знают: алкоголизм – это болезнь. Смертельная, прогрессирующая.

Противостоять алкогольной тяге человеческими силами невозможно. Это сложно представить. Об этом можно узнать только от выздоравливающих алкоголиков.

Они очень красноречиво об этом рассказывают. И чтобы эту нечеловеческую тягу преодолеть, нужно дойти до дна. Именно до дна, как вы и написали. Только тогда человек сдается, капитулирует перед своей болезнью. И только тогда отдает свою жизнь Богу. А для Бога нет ничего невозможного.

Но мы же, друзья и родственники, не даем дойти ему до дна. Конечно, из любви! Но если бы мы понимали, что загораживая его «дно», мы своей сильной, изможденной, но крепкой спиной загораживаем ему путь к спасению, стали бы мы его спасать?

Поэтому я не стану отбирать ключи от машины и если с моим мужем случилась бы такая беда, я бы точно не стала спасать его от тюрьмы.

Исключительно из любви. Возможно, это его дно. Не все алкоголики доживают до дна. Но если человек дошел до своего дна – у него есть шанс выжить и выздороветь.

И я не стала бы помогать ему возмещать ущерб близким погибших. Любыми средствами постаралась бы им помочь. Но от себя. Не облегчая его возмещения ущерба.

И да, конечно, просто выпившего человека нужно всеми силами оставить дома. Но в случае алкоголика против меня будет не человек – его болезнь. Она могущественная. Она, конечно, не больше Бога. И алкоголик ее не выбирал. И все-таки у него есть выбор: искать выход или болеть. Он пока выбирает болеть. И я не в силах изменить его выбор.

А если мы отбираем ключи и бутылки – мы лишаем человека воли, и выбора, и решения, и роковых ошибок. Мы играем роль бога для него. И ему некогда и не хочется посмотреть на Бога Истинного.

P.S. Заранее прошу прощения у всех тех, чьи близкие погибли под колесами нетрезвых водителей. Это страшно. Это жестко. Но виноваты не те, кто не дали ему сесть за руль. Виновата болезнь. А наказан должен быть алкоголик. И в этом его выздоровление. Возможно.