В разработке терапий против COVID-19 ученые идут двумя путями. Одни создают новые соединения, разрушающие вирус, другие пытаются использовать уже известные препараты

Фото PA/ТАСС

Мы расскажем о самых перспективных находках исследователей, о которых стало известно за последний месяц.

Препарат 11а

Китайские ученые решили атаковать вирус SARS-CoV-2 через подавление вирусной протеазы (фермента, необходимого вирусу для репликации в клетке).

Экспериментаторы разработали два соединения, 11а и 11b, которые в пробирке подавляли протеазу и останавливали размножение вируса. Активность первого препарата достигала 100%, а второго – 96%.

Затем ученые ввели препараты крысам и собакам породы Бигль несколькими путями, включая внутривенный капельный. Результаты показали, что соединение 11а менее токсично, поэтому дальше разрабатываться будет именно оно.

Поскольку в человеческом организме нет ферментов, близких тому, который 11а будет подавлять, можно надеяться, что препарат не будет иметь серьезных побочных эффектов.

Потенциальное лекарство может вводиться капельно, и это важно, так как позволяет обеспечить его быструю доставку в высоких концентрациях пациентам с тяжелым течением заболевания.

Китайские ученые поделились результатами своей работы с научными центрами разных стран мира, чтобы ускорить создание лекарства. Сейчас разработка препарата находится на стадии доклинических исследований.

Препарат РВ28

Фото PA/ТАСС

Еще в 2011 году профессор Калифорнийского университета (Сан-Франциско, США) Неван Кроган вместе с коллегами открыл способ картирования всех белков человеческого организма, с которыми вирусам необходимо взаимодействовать для выживания и размножения в человеческих клетках.

 

Когда в начале 2020 года Кроган осознал опасность нового коронавируса, он привлек 22 лаборатории США к картированию белков, с которыми взаимодействует SARS-CoV-2.

Выполнив эту задачу, ученые составили список уже одобренных и экспериментальных препаратов, воздействующих именно на эти белки. В список вошли противомалярийные лекарства, некоторые антибиотики, гормоны, препараты против аллергии и даже некоторые антипсихотики.

Самым перспективным оказался экспериментальный противораковый препарат РВ28, который продемонстрировал способность деактивировать SARS-CoV-2 в 20 раз более сильную, чем противомалярийный препарат Плаквенил.

(Плаквенил был в числе первых лекарств, вошедших в протоколы лечения COVID-19, но впоследствии не вполне оправдавших надежды врачей).

Пока что противовирусная активность препарата РВ28 была продемонстрирована в пробирке. Профессор Кроган и его коллеги уже начали его испытания на животных. Окончательные результаты еще не получены, но, как говорит профессор, пока что надежды ученых препарат оправдывает.

Комбинация из трех препаратов

Россия. Москва. Раскладывание препаратов в таблетницы в ГКБ №52, где оказывают помощь пациентам c коронавирусной инфекцией или подозрением на нее, а также внебольничной пневмонией вирусной этиологии. Владимир Гердо/ТАСС

Препарат Лопинавир-ритонавир, предназначенный для лечения ВИЧ, уже испытывался против нового коронавируса и не продемонстрировал значимой эффективности. Тем не менее, китайские ученые продолжили исследовать его в сочетании с другими препаратами для лечения больных с мягким и среднетяжелым течением болезни.

В клинических испытаниях второй фазы, которые длились 14 дней, группа из 86 участников получала 400 миллиграмм лопинавира/100 миллиграмм ритонавира каждые 12 часов в сочетании с 400 миллиграммами рибавирина (препарата от гепатита C). Кроме того, в течение 14 дней больные получили 3 дозы по 8 миллионов международных единиц интерферона бета-1b.

Контрольная группа из 41 пациента принимала только Лопинавир-ритановир по той же схеме, что и экспериментальная.

Участники экспериментальной группы были свободны от вируса в среднем через 7 дней, в контрольной – через 12. При этом комбинация трех препаратов не вызывала серьезных побочных эффектов.

Профессор Университета Гонконга Куок-Юнг Юен, ведущий исследователь группы, считает, что найденная его командой комбинация препаратов способна сравнительно быстро подавить размножение вируса, облегчить симптомы заболевания и, что немаловажно, снизить риск заражения медицинских работников в результате сокращения продолжительности и объема выделения вируса стационарными пациентами.

Моноклональные антитела

Они производятся В-клетками памяти иммунной системы во время инфекционного заболевания. Обычно моноклональные антитела «запоминают» патоген и запускают производство антител в ответ на его новую атаку или на проникновение близкого по структуре инфекционного агента.

В мае были опубликованы сразу два исследования на эту тему.

Китайская группа ученых под руководством Юн Ву, научного сотрудника Столичного медицинского университета Пекина, изолировала два антитела из белых кровяных телец переболевшего COVID-19 пациента. Затем в лабораторных условиях экспериментаторы создали идентичные копии каждого из антител и ввели их мышам, инфицированным SARS-CoV-2.

Достаточно было одного вливания для того, чтобы вирусная нагрузка в легких мышей снизилась на 30% по сравнению с контрольными животными, не получившими препарата.

Эти два антитела – В38 и Н4 – нацелены на жизненно важную часть белка-шипа коронавируса, которая присоединяется к рецептору АСЕ2 человеческой клетки и таким образом проникает в нее.

Американские ученые Школы медицины Вашингтонского университета и биотехнологической компании Vir Biotechnology выделили моноклональное антитело S309 из образца крови пациента, который в 2003 году переболел атипичной пневмонией SARS.

S309 нацелено на обезвреживание белка-шипа. Ученые установили, что оно «узнает» ту его часть, которая является общей для сарбековирусов (подсемейство коронавирусов), к которому относятся SARS и SARS-CoV-2. В лабораторных условиях комбинация S309 c другими, более слабыми, антителами нейтрализовала коронавирус.

Использование коктейля моноклональных антител, по мнению ученых, позволит снизить способность вируса при помощи мутации «убежать» от одного конкретного антитела.

Моноклональные антитела в настоящее время используются для лечения многих заболеваний, например, астмы, рака, ревматоидного артрита. Важное преимущество такого рода препаратов заключается в том, что их разработка, испытания и процедура официального одобрения, как правило, проходят быстрее, чем у химических соединений. Все это дает экспертам надежду на то, что моноклональные антитела в относительно скоро станут эффективной и безопасной терапией COVID-19.

Читайте также:
«Летальность COVID-19 резко уменьшится, если наша гипотеза верна»
Таксист, соцработник, курьер: страшно, но надо работать
COVID-19 – самый странный вирус: под ударом и легкие, и мозг, и кишечник
Волонтеры испытывают на себе вакцины от COVID-19

Мезенхимальные стволовые клетки

Известно, что они обладают способностью регенерировать поврежденные ткани организма. Сравнительно недавно ученые установили, что МСК имеют и свойства иммуномодуляторов.

Китайские ученые на базе ряда больниц Пекина и других городов начинают проводить исследования безопасности и эффективности МСК в лечении пневмонии у пациентов с COVID-19.

10 больных экспериментальной группы получат внутривенные вливания МСК в дополнение к обычному протоколу лечения, а контрольная группа, также состоящая из 10 пациентов, будет лечиться по стандартному протоколу.

Ученые надеются, что МСК смогут значительно уменьшить паталогические изменения в легких и подавить жизнеугрожающий гипериммунный ответ организма.

Окись азота

Есть исследования, свидетельствующие о том, что окись азота снижает вирусную нагрузку в респираторных путях пациента, подавляя размножение вируса в его эпителиальных клетках.

Управление по надзору за качеством продуктов питания и лекарственных средств США (FDA) одобрило третью фазу клинических испытаний препарата с участием 500 пациентов с COVID-19, которые будут вдыхать окись азота в определенных дозах.

Витамины C и D

Витамин С давно исследуется на предмет его способности противостоять вирусным инфекциям. Витамин D в целом ряде научных работ демонстрировал способность снижать риск респираторных инфекций, в частности, гриппа.

Есть небольшое наблюдательное исследование, обнаружившее корреляцию между недостаточностью витамина D в организме и тяжестью протекания заболевания COVID-19.

Сейчас оба витамина проходят испытания в ряде научных медицинских центров.

Источники:

Emerging treatments

Enlisting Monoclonal Antibodies in the Fight Against COVID-19

COVID-19: New drug candidates, treatments offer reasons for hope