Что будет, если «имплантировать» специалиста из бизнеса в неизвестную среду – НКО? Андрей Константинов, новое лицо в благотворительном фонде «Старость в радость», — о своих открытиях

Андрей Константинов


Если вас интересует благотворительность, вы хотите разбираться в новых технологиях, читать экспертные интервью с яркими фигурами в мире НКО и помогать с умом — подписывайтесь на секторную рассылку Милосердие.РУ. Чем больше мы знаем, тем лучше помогаем!

Переход из бизнеса в третий сектор часто сравнивают с дауншифтингом.  Многие друзья и знакомые Андрея Константинова, опытного управленца, топ-менеджера международных компаний, были удивлены, узнав, что он принял предложение фонда «Старость в радость» и стал его исполнительным директором.

Одни, вспоминает он, звонили или писали: «У тебя все в порядке?». Потому что часто причина ухода в благотворительность — внутренний надрыв, личная трагедия. Другие заявили: «А, 40 лет, понятно, кризис среднего возраста». Третьи только из вежливости не стали крутить пальцем у виска.

Беда в том, считает Андрей Константинов, что слишком много людей в бизнесе – современных, продвинутых – вообще не рассматривают благотворительность, как сферу применения своих навыков. Для них это такой запутанный «клубок добра». Плюс мешают стереотипы, недостаток информированности, реальных примеров. Профессионалы из бизнес-среды порой не догадываются, что могут использовать в третьем секторе свои знания и опыт, а НКО уверены, что не смогут их заинтересовать.

О вакансии

Великие Луки: занятия арт-терапией с культоргом фонда «Старость в радость» — часть психологической реабилитации и поддержки для пожилых людей

— Мысль о благотворительном фонде как новом месте работы даже не приходила мне в голову. Эту позицию мне предложила попечитель фонда «Старость в радость» Ольга Дондэ, высококлассный эксперт в области executive search – она занимается подбором топ-менеджеров в коммерческие компании.

Решение пришло не сразу. Мы провели семь или восемь встреч с Елизаветой Олескиной и членами попечительского совета фонда, чтобы определиться – зачем мы друг другу нужны. Тема помощи пожилым людям лично мне понятна и симпатична. Возник и профессиональный интерес: фонд и в целом третий сектор сейчас находятся на новом витке зрелости – мне интересен такой опыт, здесь нужны мои компетенции. Конечно, это был вызов и для фонда, и для меня – сможем ли мы эффективно сотрудничать? Сейчас, спустя полтора с лишним года, могу сказать: да, сработались.

О распределении ролей

Лиза Олескина и Андрей Константинов

— Далеко не каждому фонду нужен исполнительный директор из бизнеса, далеко не каждый фонд готов к такому сотрудничеству – это взаимное напряжение и развитие.

Взаимное напряжение говорит о взаимном росте.  Мы с Лизой Олескиной оба понимаем, что мы работаем в тандеме и вместе растем, и иначе никак. Это и система сдержек и противовесов, и синергия. Лиза — абсолютный идеологический лидер, она создатель и душа фонда, хотя сама иронично относится к пафосным словам. Я обеспечиваю фронт и тыл, отвечаю за все, кроме идеологии и федеральной повестки фонда. На мне развитие организации, управление человеческим капиталом и продвижение повестки фонда в отношениях с госсектором. Я должен понимать, что мы делаем в будущем, через энное количество лет, и кто еще нам нужен, чтобы это будущее случилось.

О разнице между бизнесом и НКО

Ржев: утро начинается с зарядки с культоргом фонда «Старость в радость»

— Благотворительный фонд – прекрасный пример бирюзовой организации, то есть самоорганизующейся структуры. Интерес и сложность управления в том, что партнеры, контрагенты, интересанты, сотрудники фонда, волонтеры – мы все из разных сфер.

На мой взгляд, эффективная модель НКО – гибридная, и в этом ее ценность. Если строить исключительно бизнес-структуру – ввести kpi, показатели в рублях, человекочасах, собранных подарках в дома престарелых – мы в итоге получим фабрику, производственное предприятие. А главное в фонде – люди.

В НКО работа гораздо интенсивнее и напряженнее, чем в бизнесе – очень много событий происходит одновременно, надо быстро перерабатывать разнородные входящие запросы, идти вперед в условиях неопределенности и нестабильности. Если находишься в реактивной позиции, то есть только реагируешь на запросы, не анализируя, движение останавливается.

О пожарных и системщиках

На встрече с представителями местной администрации одного из пилотных регионов

— У нас очень большой пласт операционной деятельности, что называется, полевая работа: мы опекаем 160 учреждений по стране, где живут в общей сложности 10 тысяч пожилых людей.  Плюс помощь тем, кто живет дома, — хотим развивать это направление.

Благодаря поддержке компаний-партнеров, частных благотворителей, сотрудников фонда и волонтеров мы делаем ремонты, покупаем кровати, матрасы, необходимые медикаменты и средства гигиены, собираем подарки. Но это больше похоже на работу пожарных – тушим огонь на местах.

Критически важно параллельно решать другую задачу — создавать саму систему долговременного ухода. Мы, как НКО, не хотим подменять государство, мы хотим, чтобы у чиновников разных ведомств в повестке дня появилась тема пожилых людей. Десять лет фонд своим примером, призывом и конкретными делами меняет отношение к старости. Наша цель – сделать так, чтобы стареть в России было не страшно, чтобы мы и наши дети, когда придет время, имели право выбора, где и как жить, чтобы семьи получали реальную помощь от государства в уходе за пожилыми близкими.

Как меняется жизнь пожилых людей в РФ: цифры и факты

В России более 13 млн граждан — старше 70 лет, из них более 3,5 млн нуждаются в постоянной помощи и уходе.

2016 год — фонд «Старость в радость» начал в регионах РФ серию уникальных пилотных проектов по модернизации системной помощи пожилым людям. Суть: долговременный уход соединяет медицинскую помощь с социальной, уход в семье — с профессиональным.

Главные задачи: 1. Внедрить систему современных методов ухода – через повышение квалификации (обучение) сотрудников и обновление материально-технической базы. 2. Маршрутизировать систему профилактики попадания пожилого человека в соцучреждения и добиться максимально продолжительного сопровождаемого нахождения дома — через организацию работы мобильных бригад сиделок в партнерстве с региональными КЦСОнами (комплексные центры соцобслуживания населения).

8 пилотных регионов: проекты стартовали в Костромской, Тамбовской, Новгородской, Тверской, Рязанской, Псковской, Волгоградской и Тульской областях. Предварительно фонд «Старость в радость» провел «полевой» аудит ситуации в каждой из областей, заручился поддержкой профильных министерств и ведомств, подобрал координаторов территорий. Проект охватывает КЦСОНы и дома-интернаты для пожилых.

Сроки: на пилотных территориях проект действует 3 года. За это время будет выработана модель системы долговременного ухода в конкретном регионе (с учетом его законодательства, экономических, социальных и демографических особенностей) и «дорожная карта» по развитию благотворительной помощи соцучреждениям для пожилых в регионе. С 2021 года к пилотам начнут присоединяться остальные регионы РФ.

Что должно появиться: 1. Профстандарт для персонала по уходу за людьми пожилого возраста, а также образовательные стандарты для обучения специалистов в области гериатрии. 2. Соцучреждения нового типа – маленькие геронтологические центры максимум на 150 мест, неподалеку от родных мест, где создана почти домашняя атмосфера, в отличие от многонаселенных домов-интернатов для пожилых и ПНИ. В штат такого учреждения могут входить врач-гериатр (геронтолог), психотерапевт, социолог, юрист, соцработник.

Что уже сделано: благотворительный фонд «Старость в радость» за 10 лет оказал помощь пожилым людям и инвалидам в 25 субъектах РФ. Только в 2017 году фондом были привлечены средства благотворителей на 149 млн рублей на реализацию соцпроектов с участием более 20 тыс. волонтеров

О волонтерах

— Когда через 10 лет, я надеюсь, мы прекратим работать пожарными – покупать кровати, делать ремонт в домах бабушек и дедушек, возить их на операции, потому что все это, как и должно, возьмет на себя государство – у «Старость в радость» по-прежнему останутся волонтеры. Человеческое тепло, задор, энтузиазм, неравнодушие — это то, чем мы обязаны нашим добровольцам, и мы очень ими дорожим.

Фонд «Старость в радость», как волонтерское движение, в этом году отметил десятилетие. Среди наших волонтеров есть те, кто десять лет назад своими руками, на своих спинах, в поездах перевозили в дома престарелых все необходимое. Есть новые – совсем юные, кто узнает о нас из соцсетей или по мобильному приложению и тоже хочет помогать бабушкам и дедушкам. Еще одна часть — корпоративные волонтеры, они начинают помогать под нашим методическим руководством в формате своих компаний.

По отношению к волонтерам мы – сервисная организация. Человек инвестирует в нашу совместную работу свое личное время и силы – это должно вызывать огромное уважение и благодарность, ведь выбрали именно нас из большого перечня фондов и тем.

О менеджменте НКО

Ржев: нянечка за работой

— Моя задача сделать так, чтобы волонтерский дух не противоречил исполнительской дисциплине. Например, некоторые наши сотрудники были уверены, что они волонтеры, и вели себя соответственно. И были волонтеры, которые считали себя сотрудниками фонда. Это смешение порой осложняет работу, порой облегчает – мы сейчас в поиске способа сбалансировать положение вещей.

В смысле управления работа с волонтерами сложна, потому что у тебя нет традиционных ресурсов и рычагов, ты не можешь прийти к человеку и сказать «ты обязан/обязана». Надо рассказывать, увлекать, убеждать и показывать пример.

В то же время такие направления, как бухгалтерия, IT-инфраструктура фонда, при всем уважении, не могут вести волонтеры — даже если это мега-специалисты, должна быть ответственность и дисциплина, должны вовремя сдаваться документы. Поэтому у нас в штате теперь есть замечательные сотрудники в этих областях. Это не бюрократия, просто мы входим в задачи и проекты, которые требуют структурной прочности.

О блокчейне и эндаумент-фонде

— В России примерно 37 млн людей старше пенсионного возраста – сколько точно, не знает никто, потому что цифры и формулировки, проходя через разные уровни – учреждение, региональное министерство, руководитель региона, правительство — порой меняются от «решения задачи» в сторону «отчитаться хорошо». На бумаге картина маслом, но жизнь конкретных бабушек и дедушек от этого не становится лучше. Технология блокчейн обеспечивает прозрачность и валидность данных, позволяет с большой точностью обрабатывать массивы цифр. В нашем конкретном случае – важно в режиме постоянного мониторинга отслеживать статус пожилого человека в системе долговременного ухода при переезде из региона в регион, переходе из больницы домой и других изменениях.

Еще один новый инструмент, который отвечает на потребности фонда «Старость в радость», — эндаумент-фонд. Я верю в силу целевого капитала, как инструмента для системных долгосрочных программ, и коллеги меня поддерживают. Но тут надо хорошенько подумать. Это рисковое управление деньгами, негарантированная процентная ставка.  Чтобы сделать этот проект максимально эффективно, я сейчас прохожу обучение в Сколково, это совместный проект с фондом «Друзья» и фондом Потанина.

Об аналитическом отделе

Занятие арт-терапией в одном из домов престарелых, подопечных «Старость в радость»

— Очень нехарактерная для многих НКО структура – наш аналитический отдел. Кто-то работает в нем штатно, кто-то – pro bono. В прошлом году основные силы отдела были брошены на изучение того, как функционируют системы долговременного ухода в разных странах. Итогом стало исследование «Международный опыт создания систем долговременного ухода». Кстати, то, что сам термин «система долговременного ухода» появился у нас в стране, — заслуга, в том числе, аналитического отдела фонда «Старость в радость».

Теперь мы ясно представляем, как подобные системы выстроены примерно в 70 странах мира и можем не изобретать велосипед заново, а выходить на уровень правительства с экспертным мнением о том, что можно и нужно делать для создания системы долговременного ухода. Безусловно, оно подкрепляется десятилетним опытом работы в соцучреждениях в 25 регионах нашей страны.

Об отношениях с бизнесом

— Мы не хотим идти в компании с протянутой рукой – мы предлагаем партнерство.  У нас есть понятная траектория сотрудничества, которая отлично сочетается с темой корпоративного волонтерства, и готовность к диалогу.

Недавно директор по персоналу одной крупной компании сказал мне: «Наши сотрудники работают в прекрасном офисе в центре Москвы, у них есть социальный пакет, о котором многие могут только мечтать, но они уверены, что они — самые замученные, недолюбленные и уставшие люди в мире. После того, как мы с фондом «Старость в радость» съездили проведать пожилых в дома престарелых – они как будто протрезвели и увидели больше смысла в том, чем занимаются».

Дело не в чувстве вины — у тебя все хорошо, а у одиноких бабушек и дедушек все плохо. И не в испуге, что ты тоже можешь оказаться в такой ситуации. Смысл приходит через осознание, что ты многое можешь изменить, как много значит просто твой приезд, твой вклад. Да и на коллег в хороводе с пожилыми людьми или во время поклейки обоев в доме престарелых смотришь по-новому.

О востребованности

— Если грамотный и успешный сотрудник НКО на каком-то этапе захочет перейти в бизнес-структуру, то у него, скорее всего, есть для этого все необходимые компетенции. С точки зрения профессионализма и опыта я, как любой сотрудник фонда «Старость в радость», дорожаю на рынке труда при грамотной работе, обучении, реализации новых сложных проектов. Появляются новые знания, навыки и уверенность, что ты делаешь то, что востребовано обществом, бизнесом и государством.

Например, можно найти себя в секторе корпоративной социальной ответственности. Или, если получается на равных работать с чиновниками — в госструктурах есть целое Министерство труда и соцзащиты, с большим количеством вакансий. Способен вести эффективный диалог с другими НКО — есть прекрасные интеграционные площадки, Форум доноров, фонд «Друзья», проект Todogood и многие другие. Чем мощнее ты как профессионал, тем спокойнее будешь себя чувствовать, если ситуация поменяется.

Об эмоциональном выгорании

Арт-терапия с культоргом фонда «Старость в радость»: кинетический песок и тесто для лепки

— Эмоциональное выгорание естественно и очень характерно для многих организаций, но в бизнесе это не приветствуется, а в благотворительности – иногда и воспевается. Если я вижу в переписке вопрос от коллеги «Сейчас 3 часа ночи, я сижу и думаю, как спасти бабушку?», то мой ответ будет прост. Сейчас ночь, ляг и поспи. Проснись в 9, свежий и бодрый, и придумай за 30 минут, как спасти бабушку. Не надо ночи напролет страдать, ты точно сгоришь.

На мой взгляд, за выгоранием часто кроется инфантильность, нежелание честно ответить себе: почему я сижу в 8 часов вечера в офисе? Ответ может быть – потому что мне не с кем сегодня встречаться, и за ним следующий сложный вопрос — а почему тебе не с кем встречаться? Или я сижу в офисе, потому что целый день непонятно чем занимался. Это неприятные вопросы. Чтобы найти ответы нужна сила духа и желание разобраться с самим собой.

О новом опыте и перспективах

Вязьма: бабушки осваивают кинетический песок с культоргом фонда «Старость в радость»

— Меньше чем на три года, за работу в НКО браться бессмысленно. Первый год – ты в лучшем случае очнешься и поймешь, что вообще происходит.  При этом ты должен быть эффективным и выше всех на голову, потому что все тебя поддерживают, но в то же время очень внимательно за тобой наблюдают. К концу второго года начинает вырисовываться структура того, что ты делаешь вместе с командой.  И на третий год – появляются плоды твоего труда и коллег.

Работа в благотворительности – как жизнь в прозрачном доме: каждый, проходя мимо, может в любой момент заглянуть и посмотреть, что ты там делаешь. Здесь все по-другому, иная система координат, нужны новые измерительные приборы. Поэтому очень важно не сравнивать с бизнесом, не быть зашоренным, не идти проторенной дорогой. Просто делай свое дело открыто и результативно.

Мы с Елизаветой Олескиной шутим, что у меня подписанный кровью контракт на многие годы. Если серьезно, не каждому подходит бизнес или госслужба, не каждому по душе и по силам работа в некоммерческом секторе. Важно честно ответить себе: ты чего хочешь? И сделать выбор, который будет приносить драйв.  Я считаю, что мне очень повезло – со «Старость в радость» у меня есть шанс прожить еще одну профессиональную жизнь в очень интересной, технологичной, быстро растущей сфере.

Андрей Константинов —  исполнительный директор благотворительного фонда «Старость в радость» с 2016 года. Более 15 лет успешно проработал в области рекрутмента, карьерного консультирования, проектирования HR-систем, развития организаций, в том числе в качестве исполнительного директора в холдинге АНКОР, регионального операционного директора компаний Adecco и Kelly Services CIS в России.

Среди реализованных проектов: Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке (Москва\Владивосток), волонтерский проект Корпуса Мира (Peace Corps) в Республике Казахстан, корпоративный волонтерский проект помощи пожилым людям в госкорпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности».


Фото предоставлены фондом «Старость в радость»

Поддержите «Старость в радость» на сайте фонда!