На первый взгляд, pro bono-партнерство – чистое благо, ведь НКО получают услуги высококвалифицированных специалистов бесплатно. На практике в этой теме много подводных камней. Как их обойти?

Некоммерческие организации часто говорят, что им не удается довести до конца проекты с pro bono-специалистами: это всегда часть, набросок, креатив, но не «пахота».

Крупные компании, у которых есть программы pro bono с фондами, в свою очередь, отмечают, что сотрудничать не просто: у большинства НКО не выстроены долгосрочные бизнес-процессы и не структурирована деятельность – все занимаются всем. Персоналу не хватает элементарных компетенций, чтобы сформулировать ТЗ специалисту со стороны.

Подсказка №1: не ждите, что вашу проблему решат за вас

Многие НКО, похоже, не понимают сути pro bono — ждут, что компании выступят спасателями и будут шаг за шагом вести фонд к цели. Но бизнес устроен по-другому. Волонтеры от корпораций – юристы, финансисты, аналитики, управленцы – не бесплатная рабочая сила, которой можно поручить любую задачу. Их время – ценный и ограниченный ресурс.

Лидеры pro bono в мире, так называемая «большая четверка» — PWC, Deloitte, KPMG и E&Y. Эти компании оказывают аудиторские и консалтинговые услуги. Их социальный вклад – в первую очередь, интеллектуальное волонтерство: юридическая, аудиторская, hr-поддержка НКО, разработка маркетинговой стратегии, оценка эффективности проектов  на безвозмездной основе. Плюс образовательное волонтерство — обучающие семинары и тренинги, чтобы усилить профнавыки команды фонда.

Инга Трофимова

Ежегодно компании решают, сколько часов консультанты могут посвятить работе pro bono, услуги которой НКО не под силу приобрести по рыночной стоимости.

Инга Трофимова, менеджер по корпоративной ответственности «Делойт СНГ», говорит, что в 2016 году компания в целом по миру оказала pro bono услуги в объеме 912 тыс часов, что в финансовом выражении соответствует $103 млн.

В частности, в России в рамках интеллектуального волонтерства действует проект «ПрактикУм» для НКО — компания приглашает экспертов на тематические образовательные встречи по всем направлениям третьего сектора.

Тем самым выявляются актуальные потребности непосредственно у представителей фондов. «Мы инвестируем интеллектуальный капитал наших сотрудников — самое ценное, что есть у компании, — говорит Инга Трофимова. — Это позволяет делать социальный вклад «Делойт СНГ» максимально эффективным».

Как на практике выглядит pro bono-сотрудничество между фондом и бизнесом, можно проследить на примере todogood — этот интернет-ресурс выступает оператором услуг интеллектуального волонтерства и соединяет партнеров между собой.

«Каждый проект имеет план-график с несколькими контрольными точками, по ним привлеченные специалисты отслеживают наработки команды и, если надо, дают рекомендации, — объясняет Антон Степаненко, сооснователь todogood. — По завершении проекта они прописывают план внедрения созданной концепции и в течение года мы регулярно связываемся с НКО, уточняя, все ли получается реализовать и есть ли вопросы.

По нашему опыту, специалисты-волонтеры часто так включаются в проект и болеют за результат, что остаются в режиме консультанта НКО и на этапе внедрения».

Подсказка №2: подумайте, какой новый кейсовый опыт вы можете предложить

Юлия Богданова. Фото: facebook.com

Юлия Богданова, руководитель группы по корпоративной социальной ответственности компании КПМГ в России и СНГ, поясняет принцип, по которому КПМГ отбирает запросы от фондов-потенциальных партнеров – речь о том, чтобы получить новый кейсовый опыт: «Мы выбираем то, что интересно нашим сотрудникам возможностью расширить свою экспертизу в смежные направления деятельности».

По словам эксперта, согласно внутренней корпоративной политике компании, работа над такими проектами не должна занимать более 100 часов. Этого времени вполне достаточно для воплощения поставленных целей.

«В этом году мы впервые сотрудничали с НКО через площадку todogood, которая передала нам два запроса — на разработку стратегии развития от фонда «Все вместе» и стратегии фандрайзинга от проекта «Лыжи мечты»; в настоящий момент работа над обеими стратегиями уже завершается», — уточнила Юлия Богданова.

Подсказка №3: повышайте профессионализм

Эффективность pro bono-партнерства напрямую зависит от готовности НКО реализовать предложения специалистов, считает Ксения Давидсон, директор фонда «Шередарь». Для этого у фонда должно быть достаточно компетентных сотрудников.

Фонд «Шередарь» недавно отметил пятилетие своей деятельности по психосоциальной реабилитации детей после онкологии и тяжелых заболеваний. Он принимает детей на бесплатных программах лагерного типа в своем реабилитационно-оздоровительном центре во Владимирской области. За это время фонд сумел привлечь несколько pro bono партнеров по важным для себя направлениям.

«Нам повезло, наш учредитель (сеть школ иностранных языков BKC International House) взял на себя расходы по бухгалтерскому и юридическому обслуживанию нашей деятельности и мы смогли сосредоточить усилия на привлечении pro bono партнеров по аудиту, маркетинговой стратегии, внутренней коммуникации в команде, — рассказывает Ксения Давидсон. – И вот результат: одна из ведущих аудиторских компаний мира уже второй год подряд предоставляет нам услугу аудита на безвозмездной основе, при том что ее стоимость достигает 200 тыс. руб., а коммуникационная группа LBL также бесплатно разработала комплексную digital-стратегию продвижения нашего бренда».

Но для того, чтобы реализовать предложенную стратегию, отмечает эксперт, фонд прилагает усилия для повышения компетенций своих сотрудников: также на безвозмездной основе регулярно привлекает партнеров для организации коучингов, тренингов, командообразующих семинаров, стратегических сессий.

Подсказка №4: половина успеха – четкое ТЗ

Антон Степаненко. Фото: facebook.com

По мнению Антона Степаненко из todogood, разрыв в компетенциях, а точнее разница экспертизы сотрудников коммерческих компаний и НКО при правильной организации проекта не станет минусом – она естественна.

«Скорее, важна точная постановка задачи и, в принципе, готовность НКО меняться и применять на практике результаты исследований и новые инструменты, — поясняет эксперт. — Чем больше проектов мы делали, тем очевиднее становилось, что эффективность оказанных услуг зависит от их актуальности в данный момент для конкретного «заказчика» с его совершенно конкретными ресурсами».

При этом, подчеркнул Степаненко, половина успеха закладывается в подготовительной фазе: анализ текущих процессов и результатов работы НКО, приоритезация задач и подготовка максимально адаптированного ТЗ по проекту.

Подсказка №5: разработайте долгосрочную стратегию

Фонды должны повзрослеть: проанализировать свои сильные и слабые стороны, поставить долгосрочные цели и наладить в соответствии с ними бизнес-процессы и финансовую модель. Только тогда они будут готовы действительно получать выгоду от pro bono услуг, говорил на одной из недавних камерных встреч с журналистами гендиректор компании «Сплат» Евгений Демин.

«Мы хотим помочь фондам в этом — сделать эффективными бизнес-процессы, масштабировать их, поставить финансовую модель, — пояснил Демин. – Однако для этого от НКО требуется зрелость и ясное понимание, на каком этапе они находятся и куда хотят прийти».

Например, при запросе на формирование фандрайзинговой стратегии, фонд должен ответить, для чего она ему нужна, сможет ли он ее реализовать, готов ли поменять административную часть и развить инфраструктуру.

В российской компании «Сплат» сотрудники компании могут посвящать 1 рабочий день в месяц волонтерской или pro bono помощи. Социальные проекты в «Сплате» реализует «Комитет Добрых дел», в нем примерно 40 сотрудников. Комитет действует автономно и имеет свой бюджет. Руководство, поддерживая волонтерские социальные инициативы команды, ориентирует сотрудников на дальний горизонт, системность и стабильность проектов.

Подсказка №6: ориентируйтесь на долгую дружбу

Ирина Рязанова, учредитель и исполнительный директор БФ «Большая Перемена». Фото с сайта philanthropy.ru

«Для нас самих важно строить свою деятельность вдолгую и мы хотели бы, чтобы и фонды могли делать длительные проекты, — говорит Евгений Демин. — Последние 10 лет компания направляет на благотворительную деятельность и социальные проекты около 10% дохода».

Ирина Рязанова, учредитель и исполнительный директор БФ «Большая Перемена», убеждена, что долгосрочное сотрудничество всегда выгоднее. Ее фонд реализует стратегию грантового финансирования и с самого начала работы в 2002 году активно сотрудничает с бизнес-компаниями на основе pro bono.

«У нас есть координатор, который отбирает для фонда интеллектуальных волонтеров, — говорит Ирина. — Поэтому нам не приходится каждый раз, формулируя задачу и ТЗ, терять на этом драгоценное время, вводя нового человека в курс дела».

Профессиональные услуги на безвозмездной основе фонду, в частности, оказывали интернет-агентство «ДАЛЕЕ», агентство PROFIS, компания White&Case, KPMG, Deloitte, Эриксоновский университет коучинга.

«Например, DHL и «Аистлог» поддержали нас перевозками, «Картикс» уже около двух лет заправляет бесплатно картриджи для фонда, Globus International помогал ребятам с освоением английского языка, а КРОК разработал документы по охране труда для наших программ социокультурной реабилитации детей-сирот», — перечисляет Ирина.

У фонда не хватает средств на покрытие дополнительных, но очень нужных, расходов, поэтому он — один из постоянных партнеров todogood.

«Нам удобно, что подыскивая для нас профессионалов для решения задач, специалисты этой площадки обладают достаточной экспертизой, чтобы выбрать человека с нужными нам компетенциями. Не меньше зависит от того, насколько внятно поставлена задача тому, кто ведет, координирует и контролирует проект», — объясняет свой выбор эксперт.

Вот требования, которые  платформа todogood предъявляет к партнерам-фондам: возраст юрлица от 1 года, отсутствие в деятельности политической и религиозной составляющей. При встрече эти стандартные критерии дополняет оценка готовности НКО к изменениям, уровня компетентности команды и конверсии в решении социальных проблем.

«На этапе согласования целей, задач и ожиданий от проектной команды волонтёров проясняется, насколько НКО понимает, что ему нужно и в какой степени оно готово «вложиться» в своё развитие, меняться, — комментирует свой подход Антон Степаненко. – Это совсем не очевидно, так как в целом менеджмент в благотворительной сфере ориентируется пока на программную работу, а не на развитие».

Подсказка №7: тщательно выбирайте партнеров

Евгения Кондратюк. Фото с сайта fonar.tv

Не обладая достаточной экспертизой, чтобы выбрать надежных pro bono партнеров, НКО нередко ошибаются. По словам директора БРОО «Святое Белогорье против детского рака» из Белгорода Евгении Кондратюк, за годы работы у нее такое случалось дважды.

«Лет семь назад у нас был бухгалтер pro bono, видимо, не слишком компетентный, потому что после него в течение трех лет другой бухгалтер исправлял его ошибки, — делится своим опытом Евгения. – В другом случае партнер пообещал нам оказать услуги в области маркетинга и пиара, но дальше изготовления некачественного макета для мероприятия дело не пошло, и мы решили совсем отказаться от безвозмездной помощи этой фирмы».

Благотворительному фонду «В твоих руках», который занимается социальной адаптацией, профориентацией и трудоустройством детей-сирот, тоже не хватает услуг хорошего бухгалтера и маркетолога. Как говорит руководитель проектов фонда Елена Коновалова, нужна помощь в «докрутке» и дизайне сайта, а также оформлении годового отчета, разработке макетов постера и лифлета.

«По юридическим вопросам нас бесплатно консультирует один из членов Попечительского совета фонда – юрист Алла Константиновна Толмасова, а вот pro bono услуги по бухгалтерии — идеальный вариант, о котором приходится только мечтать», — говорит Елена.

Чтобы найти партнеров pro bono и одновременно подстраховаться, можно обратиться за рекомендациями к другим участникам рынка и изучить рейтинги компаний по направлениям деятельности.

«Успешным я могу назвать наш долгий и плодотворный опыт сотрудничества по организации работы Центра помощи детям-инвалидам с логопедом, хореографом, педагогами по английскому языку и театральному искусству, которые безвозмездно предоставляют свои услуги Центру», — рассказывает Евгения Кондратюк.

Подсказка №8: попробуйте договориться о поддержке уставной деятельности

Еще одним решением может стать – если фонду удастся пройти тщательный отбор – вхождение в пул постоянных партнеров компаний, оказывающих НКО поддержку по ключевым направлениям. Такой подход, безусловно, снижает риски неэффективного партнерства. Подобный пул есть у компаний, наиболее продвинутых в теме корпоративной социальной ответственности, например, КПМГ.

По словам Юлии Богдановой, компания рассматривает заявки только от фондов-партнеров, с которыми около 5 лет реализует различные программы в сфере благотворительности.

«Мы финансово поддерживаем уставную деятельность семи фондов – «Подари жизнь», «Детская паллиативная помощь», «Большая перемена», «Обнаженные сердца», ЦЛП, «Дети Марии», «Отказники», — говорит эксперт. – Кроме этого, мы регулярно опрашиваем партнеров, какая помощь, помимо финансовой, им нужна».

В этом направлении движется и «Сплат». Как отметил Евгений Демин, в настоящий момент компания стала работать с фондами по направлению поддержки их уставной деятельности, что очень актуально для НКО и в чем им пока еще редко помогают.

Подсказка №9: не бойтесь запрашивать сложные услуги

В последние два-три года с развитием и становлением сектора структура запросов на помощь probono заметно изменились: фонды все чаще запрашивают более сложные услуги профессионалов, например, разработку фандрайзинговой или PR-стратегий деятельности или методики повышения эффективности работы персонала.

По статистике платформы todogood, наибольшее количество запросов приходится на разработку стратегии привлечения средств и исследований рынка для корректировки общей стратегии развития, за ними следуют коммуникации и подготовка маркетинговых материалов.

«Предложение подобных бизнес-услуг в доступном для НКО виде практически равно нулю, к тому же такая модель позволяет обеспечить ограниченное по времени вовлечение волонтёров из числа консультантов, маркетологов, стратегов, pr-специалистов и финансистов – нашей основной целевой аудитории», — отмечает Антон Степаненко.