О неумножении вреда, или Лечатся ли инфекционные болезни верой

Кто чаще заражается СПИДом — те, кто предается постам и молитвам или те, кто прибегает к презервативам и одноразовым шприцам? Полемику вокруг позиции Церкви по ВИЧ комментирует Сергей Худиев

exp00001-1
Владимир Александров, «Венчание» (фрагмент). Изображение с сайта artaleksandrov.ru

Статья в Газете.ру, «Любовь, верность, СПИД», в которой упоминается выступление епископа Орехово-Зуевского Пантелеимона на заседании комиссии по вопросам здоровья граждан, на мой взгляд отражает некоторые укоренившиеся проблемы в нашем общественном диалоге.

Люди проецируют на оппонента взгляды, которых, по их мнению, оппонент должен был бы придерживаться, чтобы их было удобно порицать и опровергать. К этому склонны, увы, люди самых разные воззрений, но особенно часто я сталкиваюсь с такой проблемой, когда речь идет о Церкви. Поэтому хотелось бы начать с рассмотрения ложного тезиса, который поспешили приписать владыке Пантелеимону и Церкви в целом.

«Когда «верой и патриотизмом» призывают лечить инфекционные болезни». Действительно, довольно странная идея — лечить инфекционные болезни верой и патриотизмом. Но Владыка Пантелеимон просто не говорит ничего подобного. Он говорит не о лечении людей, которые уже заразились, а о том, как избежать новых заражений. О профилактике. Вот что он сказал: «Эта болезнь как никакая другая имеет социальные и нравственные, вернее, безнравственные причины». Что же, разве это не так?

СПИД передается в результате определенных действий людей. Таковы факты. Если вам не нравится слово «безнравственных» вы можете сказать «рискованных» или «безответственных». Даже человек невинно инфицированный — например, верная жена гуляки-мужа — страдает из-за греха, в данном случае — чужого. Если вам не нравится слово «грех» можете использовать другой термин — «эгоистичный и безответственный поступок». Слово «грех» просто короче. Болезнь распространятся из-за того, что люди не хранят верности своим партнерам и употребляют наркотики. Это не религиозное или морализаторское суждение — это описание хорошо известного механизма передачи ВИЧ от человека к человеку.

Сейчас мы имеем очень серьезный кризис со СПИДом, в чем все согласны. Возможны две реакции на кризис. Первая из них стоит в том, чтобы побудить людей избегать поведения, которое приводит к распространению болезни; склонить их к тому, чтобы проявлять самоконтроль и верность, обнаружить в своей жизни более важные интересы, чем коллекционирование половых партнеров. Вернуться к осознанию того, что далеко не любое поведение сфере пола одинаково почтенно.

Другая реакция — отвергать любой разговор о нраственности в области пола вообще, и надеяться как-то решить проблему, побуждая людей пользоваться презервативами. При этом презервативы подаются как единственное работающее решение проблемы СПИДа, а любые возражения против этого подхода встречаются в штыки.

Какая реакция более обоснована с точки зрения общественного блага?

На любом медицинском сайте, где речь идет об этой проблеме, можно встретить такое понятие, как «группа риска» — то есть группы, члены которой подвержены наибольшей опасности заражения. Что характеризует эти группы? Негативное отношение к презервативам? Нет. Негативное отношение к сексуальному просвещению? Нет. Религиозный консерватизм? Вот уж точно нет. Как раз безнравственное (безответственное или рискованное, если вам больше нравится)  поведение. Это гомосексуалисты, наркоманы, проститутки и их клиенты. Конечно же, не все инфицированные принадлежат к группам риска, но рискованное поведение делает заражение гораздо более вероятным для самого человека и делает его гораздо более опасным для окружающих.

В течении десятилетий благонамеренные люди, желая спасти человеческие жизни,  пытались продвигать в этой среде презервативы (решение, которое стали предлагать с самого начала эпидемии СПИДа в конце 1970-х). Увы, это не приносит больших плодов. Например, по данным американской правительственной организаций «Центр по контролю над болезнями» уровень диагностированных заражений среди мужчин-гомосексуалистов в 44 раза (не на 44%, а именно в 44 раза) выше, чем в среднем по стране.

Десятилетия продвижения презервативов не решили проблемы — и, я боюсь, у нас нет оснований считать, что решат в будущем. Да, весьма возможно, что без этих усилий ситуация в группах риска была бы еще хуже. Но, еще раз, что отличает эти группы? Поведение. Не отношение к презервативам — а отношение к воздержанию и верности.

«Видимо, постом и молитвой бороться с ВИЧ-инфекцией все-таки надежнее» — иронически пишет редакция Газеты.ру. Что же, давайте попробуем оценить надежность того и другого. Кто статистически является группой риска? Кто подвергается большей опасности ВИЧ-инфекции — завсегдатаи баров или завсегдатаи храмов?

В самом деле, если позиция Церкви препятствует борьбе со СПИДом, то первыми жертвами такой позиции должны были бы стать те, кто в наибольшей степени склонен  повиноваться ее указаниям — собственно прихожане Церкви. Между тем, ни по какой статистике — ни у нас, ни на Западе, где Католическая Церковь вообще запрещает своим прихожанам пользоваться презервативами — верующие не составляют группу риска. Группы риска — это люди решительно чуждые Церкви.

Так уж обстоят дела — люди, приверженные постам и молитвам, а, главное, супружеской верности, намного благополучнее, чем люди, которые ничему такому не привержены — зато являются большими энтузиастами предохранения.

Меры, направленные на снижение вреда от безответственного и опасного поведения,  будут в любом случае менее эффективны, чем отказ от такого поведения. Человек, который ходит по злачным местам с пачкой презервативов, в любом случае находится в большей опасности чем человек, хранящий верность своей возлюбленной.

Более того, как уже указывалось, «снижение вреда» может, наоборот, увеличивать вред, внушая людям ложное чувство безопасности. Несомненно, люди, которые разрабатывают такие программы, хотели как лучше. Но, судя по накопленным данным, этот метод оказался контрпродуктивным.

Довольно странным представляется и такой аргумент авторов статьи как «Любовь и верность не спасут вас от неверности партнера или его отказа сдать кровь на анализ. И какой смысл тогда быть верным, влюбленным, но неизлечимо больным?» Никто и не утверждает, что человек не может заразиться в результате измены партнера или, скажем,  медицинской халатности. Точно также,  воздержание от пьянства за рулем не спасет Вас от катастрофы, вызванной другим пьяным водителем — или даже от катастрофы, все участники которой трезвы. Но привычка не пить за рулем сильно снизит вероятность вашей гибели в ДТП. Хотя и не сведет ее к нулю.

Однако пока никто не выдвигал аргументации, что пить за рулем можно, поскольку многие люди, погибшие в ДТП, были совершенно трезвы — и это им не помогло. Речь ведь не о том, что будучи трезвым водителем, Вы совершенно точно не попадете в ДТП — дать такой гарантии никто не может — а в том, что будучи пьяны, Вы попадете в ДТП очень быстро. Более того, на уровне страны борьба с пьяным вождением означает спасение множества жизней — и тех, кто может выпить, и трезвых участников движения.

Почему аргумент, который показался бы смехотворным, когда его выдвигают против трезвости за рулем, воспринимается всерьез, когда речь идет о целомудрии? Есть статистические факты — пьянство за рулем сильно повышает вероятность попасть в ДТП, смена половых партнеров — вероятность заразиться болезнями, передаваемыми половым путем, и, частотности, СПИДом. Какой смысл их отрицать?

Аргумент что люди все равно будут вести себя рискованно в области пола, несмотря на любые меры, напрашивается на тот же ответ — ну конечно, будут. Мы постоянно слышим о пьяных водителях несмотря на всю пропаганду и даже суровые кары. Зло невозможно искоренить — но это не значит, что его нельзя уменьшить. Ведь такое уменьшение — это конкретные спасенные жизни.

Распространение ВИЧ связано с определенным поведением людей, здравый смысл побуждает увещевать их воздерживаться от такого поведения. Это даже не вопрос веры и благочестия — это вопрос именно здравого смысла и очевидных выводов из хорошо установленных фактов.

Авторы статьи задаются вопросом «что [епископ] вообще делает на заседании правительственной комиссии по вопросам здоровья граждан в светской стране — отдельный вопрос, который, впрочем, сегодня нет смысла задавать»

Дело в том, что епископ Пантелеимон является председателем Синодального отдела по благотворительности, и координирует деятельность десятков  реабилитационных центров для наркозависимых и служение  сестер милосердия, которые ухаживают за больными СПИДом. Он работает в этой области. Отвергать его опыт и его мнение только из-за того, что он — епископ, значит проявлять идеологический фанатизм и нетерпимость, которые едва ли могут быть полезны в решении стоящих перед всеми нами проблем.

 

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.