О логотипе традиционной семьи и о том, что традиционная семья не такая, какой ее видят и создатели логотипа, и его критики

1

Фото с сайта eot16.ru

 

У российских семей, где родители – это мама и папа, а не родитель-1 и родитель-2, как теперь принято в некоторых просвещенных странах, появился логотип. Зачем он нужен российским семьям – не очень понятно, но вот, например, известный журналист Валерий Панюшкин в колонке для «Сноба» прокомментировал картинку и сообщил миру о «традиционной» (с его точки зрения) семье такие факты, от которых мороз пробирает по коже даже видавших виды работников благотворительности.

e2b21983ae56d3a314cae07be2d57f2f__520x310

Что же так взволновало их? Не претендуя ни в коем случае на соперничество ни в слоге, ни бурном полете мрачной фантазии с Валерием Панюшкиным, мы попробуем объяснить.

Автор смешивает все в одну кучу: традиционная семья, многодетная, возраст детей, предохраняются или нет их родители – как будто светское государство пытается запретить людям планировать беременность. Не обходятся стороной и церковные предписания, и фигура мамы. Она (мама) – в представлении известного журналиста – обязательно будет «грузной женщиной с тяжелыми бедрами и растяжками на животе».

Конечно, пассаж о фигуре задел многих – и многодетных матерей, и немногодетных, и даже незамужних. Комментарии так и пестрят примерами вроде: «У меня 8, а я все еще стройна». В принципе, цель достигнута – текст в топе, его перепощивают и обсуждают.

Но для такого мастера, каким является Валерий Панюшкин, разговор о женском жире – это мелко. И он идет дальше, сгущая, так сказать, краски, развивая успех. «По закону больших чисел», – считает известный журналист, – в такой семье (настоящей, традиционной) обязательно кто-то из детей умрет, а кто-то будет инвалидом: «То есть честно было бы ревнителям традиционной и многодетной семьи предупредить своих последователей, что тем придется пережить смерть хотя бы одного ребенка и выхаживать хотя бы одного ребенка с особенностями».

На этом абзаце вздрогнули все, кто до сих пор сохранял самообладание. Потому что какие-то вещи не принято произносить вслух, тем более, что человеческие жизни, страдания и болезни не поддаются «законам больших чисел». Дети с инвалидностью или смертельно больные дети приходят в этот мир совсем по другим законам – не по законам справедливости, а по законам милосердия, по законам нам едва ли понятным и уж точно не математическим.

На нашем сайте ежедневно публикуются просьбы о помощи, большая часть их – просьбы о помощи больным детишкам. И часто – это единственные дети в семье. Что, кстати, почти всегда плохо и для семьи, и для больного ребенка. Как раз там, где есть еще братья и сестры, реабилитация и социализация детей-инвалидов идет успешней, и родители не сконцентрированы целиком на болезнях. Но это уже другая история, к статье про логотип традиционной семьи не относящаяся.

Дальше известный журналист почему-то вдруг пишет о том, какие у женщин после 30, живущих в сельской местности, бывают гинекологические проблемы, сопровождаемые хроническим маститом (ему об этом рассказывала его бабушка). Текст написан так талантливо, что я, живущая в сельской местности, начинаю судорожно озираться на соседние участки в нашем поселке в поисках живой иллюстрации к этому тезису. Кстати, многодетных семей вокруг много – верующие, неверующие, традиционные или просто любящие детей. По соседству от нас, например, живет семья с 8 детьми, папа – врач, 4 детей – уже врачи или студенты-медики, остальные – школьники. У них огромный дом, 2 машины, каждый год ездят отдыхать на море. Но ведь наверняка хронический мастит скрывают!

Далее Валерий Панюшкин рассказывает заинтересованному читателю про худого и замученного папу, проблемы жилья, нехватку денег – все вполне предсказуемо. Новым было про обязательно наличие ребенка-инвалида и детскую смертность. Но оставим это на совести автора.

Конечно, то, как навязчиво и со всех сторон в нашу жизнь пытаются внедрить представления, как надо жить, раздражает. Но ложью нельзя отвечать на ложь, и фальшью – на фальшь.

Посыл Валерия Панюшкина понятен – вы пытаетесь нарисовать красивую картинку, не подкрепляя ее никакими делами, так я покажу вам, что такое реальная действительность. Но получается, что и его картинка – такая же фальшивка только с другим знаком.

Любой из нас знает примеры асоциальных больших семей, но ведь есть и другие, и их много, но почему-то об этом не говорится. Видимо потому, что картинка «темного царства» будет нарушена, не нарисуется так ярко.

В романе «Братья Карамазовы» Достоевский писал про героя Миусова: «простая либеральная ирония перерождалась в нем почти что уж в гнев». Примерно такими словами можно обозначить и своеобразие заметки про логотип и семью. А в гневе человек всегда говорит много лишнего – такого, чего совсем не стоило произносить вслух, но вырвалось. Так и в этой статье, написанной быстро, видимо, по заказу, много чего вырвалось – брезгливого и неумного.