Доброволец движения «Друзья на улице» («Друзья общины святого Эгидия») Светлана Файн рассказывает, что волонтер – это не мальчик на побегушках

Светлана Файн (в центре) с волонтёрами

Меня очень задела статья Марии Свешниковой о добровольцах. Понимаю ее крик души, во многих благотворительных фондах действительно места для добровольцев не очень много.

И, конечно, «вовремя и точно» – правило во всех вообще отношениях, и дружеских, и родственных, и рабочих. Только в паре «работодатель – работник» есть рычаги влияния, а во многих других исполнение этого правила зависит от общей порядочности человека и его конкретной мотивации. Впрочем, «кто сам без греха…».

Но, по-моему, такой подход: доброволец – мальчик или девочка на побегушках и притом не факт, что надежный, а еще и благодарить каждую минуту надо – если не убивает добровольчество, то уж в любом случае ему не содействует.

Я бы после такой статьи в волонтеры не пошла. Зачем? Ты не особо-то и нужен, возни с тобой куча, доверия никакого, и еще и лицемерно благодарят, в душе слегка презирая.

Хотелось только сказать несколько слов о нашем опыте «Друзей общины святого Эгидия». Мы все добровольцы, и это очень важно для нас. В наших отношениях с пожилыми и бездомными людьми, с детьми мигрантов главное – дружба.

Мы не называем их «подопечными», мы называем их «друзьями», и стараемся строить эти дружеские отношения, помнить имена и истории, общаться на равных, видеть ценность в каждом человеке. Когда возможно – молиться вместе. И люди – не все, конечно – отвечают дружбой, дарят нам подарки на день рожденья, волнуются о здоровье. А дружба по природе своей бескорыстна, нельзя дружить «за зарплату».

И вся наша конкретная деятельность вырастает из дружбы. Мы видим потребности наших друзей-бездомных, и придумываем, как бы помочь. Мы понимаем, что эти потребности во многом связаны с положением общества, и думаем, как изменить это, как сотрудничать с другими организациями и с государством, как работать с общественным мнением.

Добровольцы приходят, включаются в эту дружбу, и, если хотят, берут больше ответственности в общем деле. Мы и сами дружим между собой, мы небезразличны друг другу. И каждый новый человек, который к нам приходит – не новые «рабочие руки», а, надеемся, новый друг, которому мы рады.

Есть мнение, что волонтер «длится» год, а если хорошо работать, может быть, даже три. У нас есть добровольцы, с которыми мы вместе больше 20 лет, многие с нами лет 5-10.

Обстоятельства жизни меняются, бывшие студенты начинают работать, создают семьи, появляются дети, есть разные периоды в жизни, могут меняться способы и возможности участия, может быть, становится меньше времени, но больше опыта, мудрости и ответственности. Но дружба остается и растет.

Добровольцы – это дружба, это пространство смысла и бескорыстия в жизни, это надежда, что вместе мы можем многое изменить, это расширение горизонтов и общая мечта… В общем, это очень здорово, правда!