Бог – это Творец. Когда произнесенное Им Слово начало воплощаться — осуществился наш мир. И если вы еще сомневаетесь в том, что этот мир произнесен Богом, задумайтесь вот о чем

Икона Богородицы с Младенцем. Энкаустик по дереву. VI в. Монастырь святой Екатерины. Синай

Каждый раз, когда мы говорим, что Бог сотворил мир из ничего, происходит чудо: у нас не взрывается голова. Что это за «чего», которое «ни»? Ведь до Бога и творения ни-«чего» не было.

К нашему великому счастью, мы можем просто опустить вопрос об этом «ничего», потому что мы сами, слава создавшему нас Богу, уже «что-то». И мы с облегчением говорим, что Бог сотворил мир Словом. Имже вся быша. Из Самого Себя фактически сотворил. Вернее, не из Себя, а Собой. Короче, вы поняли. Или не поняли. Тогда жаль.

Важно, что Словом сотворена жизнь, а, следовательно, то, что проговорено, вслух или про себя – существует. Написанная или даже придуманная история существует хотя бы потенциально. То, что нельзя проговорить в любой символьной системе – не существует. Любую крякозябру можно назвать, и возникнет такая мысленная крякозябра. Глокая куздра же существует, это даже не только филологи знают.

Но самое интересное, что настоящая жизнь начинается только после того, как сказанное начинает воплощаться.

Вот сидел писатель-фантаст Джордж Мартин, пописывал в Живом Журнале, потом все это собралось в тягомотные книжки «Песнь Льда и Пламени», потом пришли умные люди и начали собирать ручками этот придуманный мир. Получился мега-популярный сериал «Игра Престолов».

А что было бы, если бы текст начал воплощать сам себя? Получился бы не сериал, а настоящий мир Льда и Пламени. К сожалению, так не бывает, Джордж Мартин – всего лишь писатель.

Наш Бог – Творец настоящий. И когда произнесенный Им текст начал воплощаться — получился, осуществился наш мир. И если вы еще сомневаетесь в том, что этот мир произнесен Богом, задумайтесь вот о чем.

Четвертый день творения. Мауриц Корнелис Эшер. Гравюра, 1926 г.

Боговоплощение – это вовсе не легенда о рождении божества от земной матери, вполне распространенная в дохристианском мире. В конце концов, это просто красиво – вот есть такие далекие-предалекие боги, а вот один из них не на Олимпе своем с Фудзиямой проживает, а здесь, на земле.

Но Боговоплощение – больше о человеке, чем о Боге. Мы говорим, что Бог умалился до человека, но это еще слабо сказано – умалился. Воплотившись, Он фактически заявил миру, что Он осуществляется здесь и сейчас.

Раньше Он был невидим, а теперь – видим.

Раньше Он был абсолютным духом, не причастным плоти – теперь у Него есть плоть. Получается, раньше Он был… недоделанным? Незаконченным? Неосуществленным? Но Он же был совершенным, как же так-то?!

А вот никак. В том и тайна. Велия благочестия тайна – Бог явился во плоти. Он и так был безграничным, а стал еще больше.

Воплотившись в человеке (была масса других способов победить зло и смерть – например, повернуть время вспять и задушить змея в Эдеме, или превратиться в большого и сильного ангела, сгонять в ад и побороться с сатаной – короче, Он мог бы что-нибудь придумать, если бы счел нужным), Бог не только стал к нам ближе, чем может быть кто бы то ни был, но и дал нам некую программу. Мы сами должны стать больше самих себя.

Что это значит? Каждое человеческое слово должно обрести жизнь, плотность. Именно поэтому Христос нас предупреждает об ответственности за каждое праздное слово – пустое, ничего не значащее слово, которое воплотиться может только в пустоту.

В этом есть даже элемент кощунства – Слово было у Бога, в Слове была жизнь, жизнь была светом, который тьма не объяла. А ты своему маленькому словечку не дал жизни, и тьма его проглотила. Кто тебе доверит большое, если ты в малом не верен?

Когда мы видим человека, который всегда говорит правду, мы говорим, что он честен.

Но когда мы видим человека, который не только говорит правду, но и живет по правде, мы говорим: «Настоящий человек!» Настоящий, то есть осуществленный, то есть воплотившийся.

Это необязательно должен быть какой-то матерый человечище, он необязательно должен придерживаться абсолютно верных взглядов. Он просто человек, соответствующий самому себе, у которого, что называется, слова с делом не расходятся.

Мы, интернет-зависимые, можем увидеть такой пример в любой соцсети.

Вот сидит какой-нибудь диванный воин и ругает власть в интернете. Или диванный же борец за порядок и ругает оппозицию. Но делает-то он это с дивана. Слова его пусты, они воплощаются в то самое изначальное «ничего», которое было хаосом, и из которого только Божьим Словом мог быть создан Космос, то есть мир. А здесь нет места Божьему Слову. Это антивоплощение.

«Воплощенный», «осуществленный» человек вообще, как правило, не говорит слишком много слов. Он их предпочитает сразу осуществлять.

Он несовершенен, пустых слов, шелухи, у него тоже есть какое-то количество, но плотное, «плотяное» ядро в нем крупное и твердое.

Христос Сам был Своим ядром. Он был таким же, каким было Его Божественное Слово: творящим благо (Самим Собой творящим – то есть заведомо жертвенным!), всесильным (и в чудесах, и в учении, которое было «словом с силою»), дающим жизнь (и уничтожающим смерть).

Тут нужна какая-то пафосная концовка, связанная с Рождеством, но лишние слова – это всегда шелуха. Не будем воплощать ничто, дабы в рождественские и предрождественские дни не повергаться в хаос.