Урбанисты не рекомендуют сносить гаражи и вырубать деревья «для безопасности». Правильнее строить дома со стеклянными подъездами и ставить качественные детские площадки

Ходынское поле, Москва. 2019 год. Фото: Антон Денисов/РИА Новости

После убийства саратовской школьницы Лизы Киселевой cаратовские чиновники предложили, чтобы обеспечить безопасность в городе, снести гаражи, в которых было совершено преступление, вырубить деревья и кусты на улицах и установить для учащихся маршруты, которых следует строго придерживаться по пути из дома в школу и обратно.

От столь радикальных планов довольно быстро пришлось отказаться. Но что можно сделать, чтобы дети могли спокойно ходить по улицам и не бояться нападения?

Правила создания безопасной городской среды есть.

Главное — свет

В темное время суток первая гарантия безопасности – освещенность. Логика простая: чем светлее на улице, во дворе, в подворотне – тем сложнее совершить там преступление. Могут появиться неожиданные свидетели, да и издали освещенное место тоже видно, а значит, кто-то может запомнить приметы нападавшего, вмешаться и предотвратить атаку.

«Не все знают, но детская площадка – гарантия безопасности всего двора.

Если она, разумеется, построена с соблюдением всех норм. Когда площадка ярко освещена, когда там нет домиков, маргиналы к ней просто не подойдут – там негде поспать ночью или сделать еще что-то не слишком приличное», — говорит Наталья Маковецкая, руководитель направления соучаствующего проектирования в КБ «Стрелка».

Если детская площадка спроектирована удачно, если она уютна и привлекательна, то днем на ней будут собираться мамы с малышами, а вечером – компании постарше, но при этом без вредных привычек – ведь распивать спиртные напитки в свете фонаря некомфортно. Все это означает, что во дворе с раннего утра и до поздней ночи будут люди, то есть – свидетели. В случае чего они смогут прийти на помощь или спугнуть своим присутствием преступника.

Фактор освещенности использовался в таком мировом проекте, как «женские парковки». Специальный дизайн таких пространств стали впервые применять в 90-е годы XX века в Германии. Согласно статистике, более чем в 7% случаев насилие имело место именно на автостоянках, которые плохо освещены и удалены от основных маршрутов движения горожан. «Женские парковки» стали строить максимально близко к оживленным улицам, а еще – освещать сильнее, часто – фонарями розового цвета. Если добавить видеонаблюдение, тревожную кнопку и главное – логичный и легкодоступный выход, можно гарантировать безопасность.

К проекту подключились такие страны, как Австрия и Швейцария, а также Китай и Южная Корея. Несмотря на критику (в основном со стороны феминисток, которые возражали против розовой маркировки, и от мужчин, которые выступали против сегрегации по половому признаку), проект приносит свои плоды – количество насилия на паркингах снижается.

Подъезд твой – враг твой

Фото: Александр Уткин / РИА Новости

Говорят: мой дом – моя крепость. Часто, встретив преступника на улице, жертва спешить поскорее добежать до дома. Уже зайдя в подъезд, ты чувствуешь себя в безопасности. В российских реалиях это ощущение, увы, обманчиво.

Большинство наших подъездов имеют глухие металлические двери, сквозь которые не видно, что происходит внутри подъезда.

Парадокс в том, что тяжелые железные двери, кодовые замки, заложенные кирпичами стены подъездов не спасают, а, наоборот, таят в себе опасность.

Попасть в такой подъезд преступнику не сложно – можно и замок при желании взломать, и войти с кем-то из жильцов. А дальше – притаиться в темноте и ждать жертву.

Многократно доказано, что светлые, состоящие сплошь из стекла (не только двери, но и стены) подъезды куда безопаснее, даже если в их двери не вмонтированы замки и кодовые ключи. Днем такой подъезд освещается солнцем, что экономит электроэнергию. Ночью подъезд становится маяком и светит всем проходящим мимо. Люди видят, что происходит внутри – притаиться там и совершить преступление, либо просто нарушить порядок – мусорить, бить стекла и выкручивать лампочки, использовать подъезд как общественный туалет уже не удастся.

Подобный эксперимент уже успешно провели в Казани. В 2017 году в нескольких пятиэтажках заменили металлические двери на стеклянные. Попутно облагородили придомовую территорию, поставили лавочки и современные детские площадки – и типичные «хрущевки» приобрели совершенно другой вид.

Так что если говорить о мерах, которые в первую очередь должен проводить любой градоначальник по созданию на своей территории безопасной среды, то они именно таковы. Откройте подъезды. Остеклите их и осветите должным образом. Это позволит отсечь такие серьезные преступления, как грабежи и нападения на несовершеннолетних. По статистике, в подъездах и на придомовых территориях совершается до 60% всех преступлений – куда больше, чем, например, на заброшенных стройках, пустырях, в гаражах.

«Глаза улиц» — это не видеокамеры, а люди

Фото с сайта cnybit.com

Считается, что повсеместная установка видеокамер – это гарантия безопасности. Анализ данных с них помогает раскрывать преступления, искать пропавших людей (а иногда и наоборот, мешает, когда, скажем, жертва домашнего насилия пытается скрыться от абьюзера, но он вычисляет ее в приюте именно по камерам). Но вот предотвратить преступления камеры пока не могут: грабители и насильники не обращают на них внимания, если решились на противоправное действие, либо находят средство скрыть свою личность.

С другой стороны, в урбанистике существует такое понятие, как «глаза улиц», и это не видеокамеры, это – люди. Концепцию сформулировала в своей книге «Смерть и жизнь больших американских городов» американо-канадская урбанистка Джейн Джекобс.

Джейкобс пишет, что для обеспечения на конкретной улице безопасности, как для ее коренных обитателей, так и для гостей, необходимо три вещи. Первая – это четкое разграничение общей территории и частного пространства. Они не должны проникать друг в друга, и этот момент надо учитывать еще при проектировании. Так мы можем обеспечить безопасность жителей улицы.

Во-вторых, нужны те самые «глаза улиц». Это жители или люди, которые работают здесь и фактически наблюдают за происходящим вокруг. Для этого, говорит Джейн Джекобс, на улицу должны быть обращены окна домов, двери магазинов.

Жилье нужно ориентировать на улицу, оно не должно «поворачиваться спиной» к прохожим.

В-третьих, на улице обязательно должно быть что-то интересное, то, что постоянно привлекает людей. Это могут быть лавочки, фонтаны, спортивные снаряды и детские площадки – любые места, где собираются местные жители и могут хотя бы ненадолго остановиться прохожие.

Хорошо работаю также различные активности, организованные местными жителями – шахматные клубы, ярмарки, субботники и иная совместная деятельность.

«На тротуаре должны быть прохожие, чтобы увеличить количество эффективных наблюдателей на улице и побудить людей в зданиях вдоль улицы наблюдать. Никто не любит сидеть на крыльце или смотреть в окно на пустую улицу. Но большое количество людей развлекают себя время от времени, наблюдая за уличной деятельностью», — таков основной тезис американской урбанистки.

Несмотря на то, что советам Джейн Джекобс уже более 50 лет, они эффективны до сих пор. Наиболее безопасной может считаться та улица, на которой даже в темное время суток работают круглосуточные магазины, а соседи с удовольствием выходят во двор, чтобы пообщаться на лавочке, выгулять собак, поболтать компанией мам с детьми.

Вовлекать в вопросы безопасности людей, не живущих, а работающих на улице, тоже стоит. Так, например, активисты в Каире, боровшиеся против уличного насилия в отношении женщин, смогли добиться больших успехов, информируя о проблеме местных лавочников. Торговцы стали пристальнее наблюдать за происходящим, вмешиваться в конфликты или вызывать полицию, и в целом более ответственно относились к пространству вокруг себя.

Пойдем со мной?

 

Баби Суза и ее книга о движении «Пойдем со мной?». Фото с сайта olajornal.com.br

Городская среда – это не только дома, скверы, песочницы и качели, это прежде всего жители. Эффективным с точки зрения безопасности могут быть различные объединения неравнодушных горожан. Причем как на уровне «сосед – соседу», так и в более масштабном ключе.

Например, бразильская журналистка Баби Суза в 2015 году создала женское социальное движение, которое назвала «Пойдем вместе?». Оно подразумевает поиск попутчиц на случай, если придется возвращаться домой в темное время суток и в небезопасном районе.

Баби заметила, что часто женщины возвращаются домой поодиночке, хотя и идут по примерно одному маршруту, буквально отставая друг от друга на несколько шагов. Журналистка поняла: если дамы объединятся и будут ходить по двое или по трое, на них будет уже не так просто напасть.

Сначала Баби Суза создала страничку в Фейсбуке, предложив простую схему помощи: если вечером женщина возвращается домой одна и видит другую женщину, они просто идут вместе, общаются и таким образом защищают друг друга. За два дня страничка набрала 10 тысяч лайков. Девушки стали делиться историями из жизни, когда они боялись выходить на улицу, опасаясь нападения, или подвергались насилию со стороны мужчин. Сейчас движение набрало обороты, у него есть свой сайт, и в Бразилии о нем знают почти все.

Схема рабочая, и может быть эффективна применимо к любой категории населения. Даже если бы группой ходили дети из или в школу, напасть на них было бы значительно сложнее. В российских реалиях точкой встречи соседей с похожими запросами могут стать районные группы в Фейсбуке и родительские чаты.

Подконтрольные дети менее мобильны

Детский сад «Фудзи», построенный по проекту архитектора и урбаниста Такахару Тезука. Фото с сайта miemasu.com

Безопасность детей в городе – отдельный вопрос в урбанистике. Если ставить его как один из приоритетных, можно найти множество совершенно неожиданных ответов. Первый и главный тезис: защитить детей от всего невозможно. Более того, это вредно как в моменте, так и на долгосрочную перспективу.

Любопытными мыслями по этому поводу делится японский архитектор и урбанист Такахару Тезука. Он известен благодаря проекту инновационного детского сада, у которого площадка для прогулок детей расположилась… на крыше. Не спешите восклицать: «Какой ужас, это же опасно!». Архитектор все предусмотрел, и упасть с такой крыши невозможно – не позволит высота ограждения и ширина прутьев. Вместе с тем, дети имеют возможность пойти на оправданный риск, и, например, просунуть между прутьями руку, чтобы исследовать окружающее пространство и получить новые эмоции.

«Детям нужны небольшие дозы опасности. Им нужно иногда получать травмы — так они готовятся к настоящему миру. Они должны с ранних лет понимать, что это такое. Лишая детей любого намека на опасность, мы портим их. Это нужный опыт», — говорит Такахару Тезука.

С ним согласны и российские исследователи. В работе «Как помочь ребенку освоить город» Константин Глзаков из Высшей школы экономики говорит о том, что с определенного возраста детям стоит разрешать самостоятельно исследовать городское пространство, прокладывать личные маршруты, узнавать расположение зданий и районов относительно друг друга и так далее. Безусловно, первый выход на «опасную» территорию можно осуществлять вместе с родителями, однако затем лучше действовать самостоятельно.

«Слишком «подконтрольные» дети менее мобильны. Они чаще ходят по однотипным маршрутам рядом с домом и школой. Таким подросткам будет сложнее уверенно себя чувствовать в городе. Им будет некомфортно ездить в одиночку, например, на занятия. А в итоге ребятам сложнее «добыть» новый опыт, который помогает расти и социализироваться», — говорится в исследовании

Безусловно, для безопасности детей в городе должно делаться многое. Например, очень важен срок, отведенный на зеленый сигнал светофора – чтобы за это время все, даже старики, мамы с колясками и идущие пешком малыши успели пересечь дорогу.

Есть и более тонкие моменты. Скажем, мало кто знает, что для мальчиков и девочек с определенного возраста требуются совершенно разные детские площадки, и если этого им не обеспечить, баланс на улицах и во дворах изменится не в пользу прекрасного пола.

В 1996 году власти города Вены заинтересовались, почему в городских парках намного больше мальчиков, чем девочек. Оказалось, что в детском возрасте представителей обоих полов было примерно поровну, но чем старше становились девочки, тем реже они посещали площадки.

Все дело в том, что в школьном возрасте у мальчиков и девочек разные представления о комфортном пространстве для игры: девочкам не нравится играть в футбольных «коробках» — им спокойнее, если площадка хотя бы с одной стороны открыта и они могут покинуть ее в любой момент. Когда в противовес этому для девочек организовали в парках пространства для игр в волейбол и бадминтон, они вернулись.