Договориться с местными жителями об открытии даже очень проблемного объекта, например, прачечной для бездомных, возможно, считает специалист КБ «Стрелка»

Фото с сайта socialistparty.org.uk

Этой статьей мы начинаем совместный проект портала «Милосердие.ru» с Институтом и КБ «Стрелка». Вместе с экспертами «Стрелки» мы попробуем разобраться в том, как правильно запускать социальные проекты, работающие с проблемными категориями граждан, как договариваться с местными комьюнити, как это все устроено на Западе и т.д.  Следите за публикациями!

Конфликт вокруг открытия в Савеловском районе Москвы «Культурной прачечной» – совместного проекта петербургской благотворительной организации «Ночлежка» и столичного фонда «Второе дыхание» — набирает обороты.

Местные жители активно протестуют, несмотря на то, что организаторы обещают полную безопасность. Было приведено множество доводов, прошли несколько встреч, появились десятки публикаций в прессе. Однако к консенсусу стороны прийти пока не могут.

Как правильно и, главное, эффективно договариваться инициаторам социальных проектов и местным жителям, рассказывает руководитель направления соучаствующего проектирования в КБ «Стрелка» Наталья Маковецкая.

Под словом «дерево» каждый понимает что-то свое

Наталья Маковецкая, руководитель направления соучаствующего проектирования в КБ «Стрелка»

– Можно ли заранее спрогнозировать протест местных жителей против того или иного проекта?

– Не только можно, но и нужно. Это наша главная задача, потому что прогноз конфликта – это половина успеха. Мы анализируем  активность жителей в соцсетях, узнаем, что их волнует. Часто выходим «в поле», чтобы лично пройтись по району и поговорить с людьми, прежде чем внедрять свой проект.

– Что эффективнее в таком диалоге – факты или эмоции?

– Факты, разумеется, только факты. Конечно, всем проще перейти на эмоции и ни во что не вслушиваться. Но когда эмоции схлынут, останутся факты. И люди, уйдя с нашей встречи, будут нести факты, которыми они поделятся со своими соседями, будут обсуждать и принимать решение.

Людям надо подробно и очень четко объяснять, что хорошего они получат в случае, если в их районе появится тот или иной новый объект. Какие бонусы, и перекроют ли они полученные неудобства.

– Люди как-то отличаются по территориальному признаку? Ведут ли они себя по-разному в больших и малых городах, в разных районах города? Как эта информация может помочь в построении диалога или прогнозировании ситуации?

– Люди не отличаются, все они совершенно одинаковы. Отличаются только паттерны поведения. Кроме того, у каждого района и у каждого города, даже самого маленького, есть предмет гордости. Это некий золотой телец, который желательно не трогать, и он есть у всех – и на Патриарших, и в Бирюлево.

Каждому приятно считать, что его район особенный.

Отчасти так и есть, но то, как люди к нему относятся – это человеческая природа, и она везде более или менее одинаковая.

Соучастие в проектировании

Фото с сайта deon.pl

– Словосочетание «соучаствующее проектирование» для нас пока в новинку. Звучит многообещающее, есть надежда, что тебя услышат, помогут, посочувствуют. Давно ли это направление развивается в России?

– В последние годы эта история набирает обороты – есть несколько команд, которые внедряют соучаствующее проектирование в своей работе. Но в «Стрелке» это, наверное, первая попытка охватить не только всю Россию, но и страны СНГ.

Городские администрации уже понимают, что если мы никак не взаимодействуем с местными сообществами, наши проекты, скорее всего, не будут восприняты положительно и вызовут отторжение. Так что сейчас вовлечение местных жителей – это необходимый элемент проектирования городской среды и зданий.

– Как это работает на практике?

– В идеале, работу стоит начинать тогда, когда нет даже идеи, а есть некий запрос на работу с определенной территорией. Нужно понять, где, как и что стоит построить или благоустроить. Где это действительно нужно, кому и как они будут этим пользоваться.

Например, мы сейчас работаем с двумя городами в Ивановской области, Кинешмой и Юрьевцем. Начали с того, что обсудили с местными жителями, какие территории кажутся им самыми важными в городе, что нужно развивать.

Мы не говорили: «Вот, у нас есть площадь, и мы будем делать здесь благоустройство». Мы спросили: «Что кажется вам наиболее ценным для развития города? Может быть, это площадь, парк, улица, набережная?»

Когда все детали уточнили, можно приступать к строительству. На этом этапе также целесообразно вовлекать людей в процесс. Например, они могут вести свой надзор и оперативно сообщать об ошибках. Иногда мы делаем чаты в мессенджерах, туда стекается информация и фото, о том, что, скажем, во дворе неправильно кладут плитку, и мы можем оперативно отреагировать.

Можно пригласить людей высадить вместе растения, это очень сближает. Или в формате мастер-класса вместе сделать лавочки – жители совершенно точно будут их беречь и следить за их состоянием.

– Что еще необходимо учитывать, выстраивая такой диалог с горожанами?

– Не надо забывать, что у людей, живущих в одном районе, всегда есть так называемые паттерны поведения – то, как они свой район и объекты, расположенные в нем, используют. Это привычка, если угодно.

Например, в том же парке пенсионеры встречаются за шахматами или в домино, молодежь вечерами сидит на лавочках и болтает, в дневное время мамы гуляют с детьми и у них тоже есть свое сообщество.

Все эти люди могут быть не знакомы по соседскому признаку, даже не здороваться, но они объединены общими активностями и социальными группами – собаководы, пенсионеры, молодые родители. У них есть привычки, ритуалы – те самые паттерны, которым они более или менее следуют, это закреплено в сознании.

Очень важно начать с ними диалог на ранних этапах, чтобы люди поняли: мы не будем их притеснять, те функции, к которым они привыкли, не исчезнут – наоборот, качество этих функций возрастет.

Скажем, мы построим для детей современную площадку, безопасную и экологичную, а для велосипедистов проложим отдельный маршрут.

Чем чаще люди будут сталкиваться с тем, что их вызывают на диалог, их слушают и слышат – тем больше будет доверия. Важно подчеркнуть, что от появления какого-то объекта в своем районе люди получат некие бонусы.

Много шума из-за детской площадки

Фото с сайта mosreg.ru

– Споры с жителями касаются в основном «проблемных» объектов, так сказать, отрицательно окрашенных? 

– Увы, ожесточенные споры может вызвать даже банальная детская площадка. Казалось бы, что тут такого, они есть в каждом дворе. Но люди недооценивают их значения и не знают, какую пользу они могут принести, даже если у протестующего у самого нет детей.

Скажем, мы очень долго обсуждали претензии одной из жительниц близлежащих домов, которая резко возражала против строительства площадки. Она говорила: «Я не хочу, чтобы у меня под окнами шумели дети и скрипели качели».

Но послушайте, ведь сейчас такие качели, которые давно не скрипят. Да и современные детские площадки не провоцируют детей исключительно на беготню и крик, хотя и такое поведение нормально. Но все же сегодня они развивающие, интерактивные и безопасные.

Не все знают, но детская площадка – это еще и гарантия безопасности всего двора.

Если она, разумеется, построена с соблюдением всех норм. Когда площадка ярко освещена, когда там нет домиков, маргиналы к ней просто не подойдут – там негде поспать ночью или сделать еще что-то не слишком приличное.

– Действительно, такие доводы не всем сходу придут в голову. Мы как-то привыкли думать о чем-то плохом: нас обманут, отнимут, перестроят. Кругом воры и заговор. Стереотипы очень сильны.

– У нас еще с девяностых годов словосочетание «публичные слушания» уже становится синонимом чего-то нехорошего. Часто слушания бывают фикцией, которой пользуются недобросовестные застройщики, которые якобы проводят эти встречи, а потом говорят, что все согласовали.

Поэтому, даже когда кто-то хочет зайти на территорию с очень хорошим и нужным проектом, но заходит жестко, люди воспринимают это как вмешательство.

Вот почему очень важно начинать с диалога. Объяснять, зачем это делается, что это может дать району, какие бонусы получат местные жители.

Нельзя молчать или прятаться от людей. Если нет информации, моментально начинаются домыслы, все будет преувеличено в разы, и обычный жилой дом в сознании горожан превратится в страшилку «в нашем дворе хотят построить новый Москва-сити».

– Но все же, имеют люди право не хотеть соседствовать с чем-то малоприятным? Или с кем-то малоприятным? Мы живем в большом городе: как угодить всем и соблюсти все границы?

– Психологически людям проще не думать о плохом. Поэтому желание не жить рядом с кладбищем, например, понятно. Это вызывает негатив, а тема смерти автоматически вытесняется нашим сознанием.

Мы не должны никого заставлять постоянно думать об этом – ваше право выбирать себе место жительства. Некоторым людям даже не хочется иметь у себя под окнами собачью площадку – они имеют полное на это право.

Да, это всегда вопрос компромисса, и если кто-то против, надо обсуждать.

– Ну а как же проблемные категории граждан – мигранты, например? Горожане тоже имеют право не хотеть их видеть рядом?

– Сегодня города становятся плавильными котлами, куда съезжаются люди с разной культурой. Почему люди боятся чужаков и сразу выдают негатив? Они не знают иной культуры, языка – что эти гости там обсуждают? Может это заговор против нас?

Правильно было бы познакомить людей друг с другом. И архитектура тут может очень помочь! Можно делать мини-рынки, где есть кафе с национальной кухней, чайные. Еда – это такая вещь, которая сближает всех.

Или проводить фестивали – небольшие, на 2-3 двора. Когда вы вместе приготовили и съели, например, плов, вы не можете быть врагами. Да и все вопросы исторически проще решать за трапезой.

Если бы с самого начала мы шли по этому пути, мы бы сейчас были в другой ситуации. Но ничто не мешает начать и сейчас делать что-то в этом направлении.

«Культурная прачечная» неверно разыграла первый ход

Фото с сайта myslo.ru

– Кейс с «Культурной прачечной» в Савеловском районе также очень показателен: каждая из сторон что-то говорит, но они не могут договориться. Что можно было бы тут сделать?

– Мне кажется, что создатели проекта не до конца изучили ситуацию, особенности района, не поговорили предварительно с местными жителями. Словом, не сделали всего того, о чем я говорила ранее.

Они совершенно точно не представляли себе, что реакция может быть такой острой. Уже был опыт в Петербурге, достаточно позитивный, и, видимо, было принято решение действовать по аналогии.

Возможно, размышляя от противного, думая о том, что рядом с этим районом есть вокзал и рынок, и местные так или иначе встречаются с проблемными категориями населения, в «Ночлежке» на самом деле ошиблись.

Я уже указывала на тот факт, что, даже предполагая что-то на старте любого проекта, совершенно необходимо сверять наши мысли, которые кажутся очень правильными и очевидными, с реальностью. А сделать это можно только в диалоге, ведь местные гораздо лучше знают, что им на самом деле надо, а чего они, напротив, категорически не приемлют.

– В чем еще ошибка создателей «Культурной прачечной»?

– Желание «причинять добро» во что бы то ни стало – стратегия всегда не эффективная, так это не работает.

Слова о милосердии, о том, что необходимо быть добрыми и гостеприимными по отношению к бездомным, могут прозвучать для местных жителей как попытка надавить на жалость.

Такая эмоция «не продается» и не может служить аргументом в споре.

Очень трудно теперь объясняться, что называется, по ходу пьесы. Увы, при отсутствии реального диалога даже хорошая инициатива может начать восприниматься негативно.

– Аргументы, и достаточно обоснованные, уже прозвучали. Фонд «Ночлежка» обещает, что прачечную будет контролировать полиция, туда не пустят людей в состоянии алкогольного опьянения, да и пока одежда будет стираться, бездомные не станут разгуливать по району. Были даны комментарии по поводу отсутствия потенциальной опасности заражения жителей различными инфекциями. Но даже это не сработало…

– Ситуация уже приобрела конфликтный характер, и сейчас людям трудно воспринимать приведенные аргументы как сухие факты – они скорее звучат как оправдание. Местным жителям может казаться, что «Ночлежка» пытается «залакировать» конфликт, пустить пыль в глаза.

Наверное, сейчас нет никакого другого решения, кроме как провести очную встречу в удобное для горожан время. Ее обязательно снять на видео и выложить, например, в районные группы, и сопроводить доходчивым резюме того, о чем договорились на встрече.

– Если бы вас попросили выступить медиатором в данном споре, что бы предложили вы?

– Надо признать свои ошибки. Прежде всего, я бы сказала открыто: «К сожалению, у нас возникли сложности, потому что мы не сразу поняли, что нужно начать с диалога. Мы понимаем, что сейчас очень много недопонимания, но давайте обсуждать».

Понятно, что все начнется с криков «Да что тут обсуждать, вы хотите весь район наш уничтожить». Но когда мы несколько раз проведем эту встречу – дело сдвинется.

Надо просто перетерпеть. Мы сами довели до этого, нам нужно исправлять ситуацию.

– Насколько важно и полезно бывает в какой-то момент не тратить усилия на урегулирование конфликта, а уступить и уйти?

– Это очень неоднозначный вопрос. Уступить и уйти всегда можно, в любой момент. Конечно, людям в этой ситуации сложнее, конфликт выматывает обе стороны. Но ведь у организаторов прачечной цель – не только собственно прачечная, они же еще хотят изменить отношение к бездомным, к людям, попавшим в сложную ситуацию.

Поэтому здесь в любом случае важно начать выстраивать диалог в этом районе. Может быть, если совсем не получится, им придется уйти и искать другую локацию. Но объяснять людям то, почему и для чего это делается, важно.

И чем больше удастся донести, тем будет полезнее для всех.

– Какие еще участники процесса помогли бы внести ясность и примирить стороны? Необходимо ли тут участие психолога, или, быть может, полиции?

– Полиции – однозначно нет. Психолог тоже вряд ли поможет. А вот участие местной администрации очень желательно. Например, в подобных спорах мы, как представители направления соучаствующего проектирования, выступаем лишь медиаторами, а вся ответственность, по сути, лежит на властях.

Часто бывает, что встреча бывает лишь поводом, и при обсуждении жители начинают задавать вопросы по проблемам района, на которые мы, как архитекторы, ответить просто не можем – это территория чиновников.

Но если начинается диалог, то, как правило, устанавливаются хорошие отношения между населением и администрацией, и они дальше продолжают взаимодействовать на благо наших объектов. Ведь мы для них и строим!