Экономист Алексей Ульянов сформулировал важные претензии к происходящей пенсионной реформе. Бухгалтерский подход в отрыве от экономических, демографических и социальных проблем – недопустим

Фото: РИА Новости / Руслан Кривобок

1. Сразу оговорюсь, что сам я не надеюсь на государство и планирую продолжать активную жизнь как можно дольше, а уж в «немощной» старости, если таковая наступит, буду больше полагаться на детей, чем на государство. Но мое положение далеко от среднестатистического и тем более от положения социально незащищенных слоев.

2. Солидарные пенсионные системы, создаваемые с середины XIX века Наполеоном III, Бисмарком представляли собой часть социалистического проекта и внесли свой негативный вклад в разрушение семьи и снижение рождаемости в развитых странах. Но сломав эту систему сейчас в одночасье, мы роста рождаемости не вызовем и лучшие черты патриархальной «святой Руси» не вернем, а уподобимся большевикам, желавшим построить рай на земле.

3. То, как правительство «реформирует» сейчас пенсионную систему, исповедуя чисто бухгалтерский подход, в отрыве от решения экономических, демографических и социальных проблем – недопустимо.

Это демонстрирует оторванность нашей власти от жизни простых людей.

Даже если власти решат бухгалтерскую задачу балансировки бюджета Пенсионного фонда, в нынешнем виде «реформа» вызовет множество последствий, начиная от роста безработицы и числа малоимущих (и необходимости повышения социальных расходов бюджета) до кризиса доверия к власти и в обществе в целом.

4. Кто-то из экспертов подсунул президенту статистику о 6 работающих на 5 пенсионеров. На самом деле даже с этой статистикой не все ладно – получают пенсию 45 млн, но по старости только 36,3 млн (43,5 млн получают пенсии из средств ПФР (из них 36,3 млн по старости), плюс 1,5 млн получают государственные пенсии), из них 12,8 млн продолжают работать и платить взносы в ПФР, число и доля работающих пенсионеров продолжает расти.

Таким образом, всего подоходный налог и взносы в ПФР платят 66 млн, плюс 3 млн предпринимателей, получаем одного неработающего пенсионера на двух работающих и платящих взносы трудоспособного возраста и пенсионеров. Если вывести на свет теневую занятость, соотношение приблизится к 1 к 3.

5. Да, это соотношение будет ухудшаться, если текущие демографические тенденции сохранятся.

Алексей Ульянов, экономист. Фото: facebook.com

Но если текущие демографические тенденции сохранятся, страны не будет лет через 200, а по факту через 100 или даже меньше, а через 50 лет страна превратится в дом престарелых.

Для того, чтобы этого не случилось (и соответственно, «соотношение, которое, как выяснилось, так волнует правительство, не выросло), надо как минимум перестать спаивать свой народ дешевой водкой (от причин, прямо или косвенно связанных со злоупотреблением алкоголем, умирают 400 тыс. человек по данным ВОЗ, российские эксперты называют цифру 600 тыс.) и прекратить финансировать аборты из госбюджета (на это у правительства деньги есть, а на граждан в возрасте 56-61 лет, нет).

А также поддержать рождаемость, не пособиями на первые рождения, которые и так будут, а вторые-третьи рождения. Во всех регионах с коэффициентом рождаемости меньше 2,1 детей на женщину довести региональный материнский капитал на третьего и последующего до федерального уровня (около 500 тыс. руб.).

Полностью компенсировать расходы на детсады или няню на 2-3 ребенка (во Франции эта мера дала рост рождаемости до 2,1 ребенка против 1,5 в среднем по ЕС).

С этого нужно начинать, если мы не хотим снижения коэффициента замещения, а не с повышения пенсионного возраста.

6. От пенсионного возраста я бы вообще отказался. Ввести 40 лет обязательного трудового стажа (37, 38, 42 – обсуждаемо) для выхода на пенсию. Молодой человек, окончивший вуз, взявший gap year и начавший работать белым воротничком в офисе в 25, выйдет на пенсию в 65 лет.

Парень, начавший трудовые будни на заводе после техникума в 19, выйдет на пенсию в 59. Особый случай – служба в горячих точках (только для таких людей, а не для тех, кто занимался кабинетной работой в аппаратах МО, МВД и т.п.), им ввести год за три. Для тяжелых и опасных работ – год за 2, полтора или 1,2 (разумеется, с соответствующим повышением взносов за счет работодателей).

И да простят меня милые дамы, я за равноправие, как в части отпуска и ухода за детьми, так и в части выхода на пенсию.

Наверное за единственным исключением – шпалы укладывать и заниматься некоторыми (но не всеми) другими тяжелыми и опасными профессиями дамы не должны.

7. Абсолютно не эффективно введение уголовной ответственности работодателям за увольнение лиц предпенсионного возраста. Вместо этого предлагаю снизить размер отчислений в ПФР для работников предпенсионного возраста.

Для работающих пенсионеров – снизить его радикально. Это и будет стимулировать работодателей нанимать и не увольнять пожилых людей.

8. Проблему трансфертов федерального бюджета в ПФР и проблему повышения уровня жизни пенсионеров предлагаю решать путем введения выплат части «дивидендов» фонда национального благосостояния, и в широком понимании, всей нефтегазовой ренты.

Опыт подобных выплат существует как в Персидских монархиях, так и в некоторых провинциях Канады и скандинавских странах. В идеале такие выплаты с ренты должны охватить все население, но можно начать с пенсионеров, потом распространить на детей.

Фото: Андрей Теличев / РИА Новости

По сути, и сейчас часть пенсий финансируется за счет трансферта в ПФР из бюджета, который у нас «нефтегазовый». Но адресная выплата с дивидендов может изменить сознание пенсионеров – представляете, как они будут следить за динамикой цен на нефть, требовать от ФНБ эффективного размещения средств.

А если добавить к выплатам процент от доходов от приватизации (как в Финляндии), изменится и отношение к частной собственности.

9. Негативное отношение людей к пенсионной «реформе» формируется еще и потому, что нас уже обманули с накопительной пенсией. Не знаю, можно ли еще вернуть эти деньги и привлечь к ответственности причастных, но наладить прозрачность в ПФР точно надо.

Приведу свой личный пример – отец в 60 имевший больший стаж и большую зарплату на протяжении почти всей трудовой жизни, получил меньшую пенсию, чем мама, вышедшая на пенсию в 55.

В отделениях ПФР ни им, ни мне толком объяснить этот парадокс не смогли. Смущают отделения ПФР, которые на фоне провинциальной разрухи выглядят дворцами. Без решения этих вопросов приступать к реформам, подразумевающим пересмотр социального договора, нельзя.