Мне хотелось написать о том, как любовь к детям с годами меняется, как по-разному относишься к старшим и младшим, кровным и приемным. Но события последних дней заставляют меня начать по-другому

Н. И. Фризенгоф. Дети А. С. Пушкина. 1839. Рисунок. Изображение с сайта wikimedia.org

Два дня назад я, как редактор раздела «Просьбы о помощи» опубликовала на сайте текст о том, что многодетной семье священника из Тверской области очень нужен автомобиль. Не новый, не дорогой, но большой и надежный.

Совокупный доход семьи – 25 тысяч рублей, детей – 7 и у младшей синдром Дауна, школа и магазин – в 15 км от дома, до поликлиники ехать 70 км. Понятно, что при таких условиях машина – не роскошь, а необходимость. Понятно также, что если тебя раздражает этот сбор, то можно пройти мимо и помочь кому-то другому, более достойному, на твой взгляд. Или не помочь. Но нет.

Мы увидели под публикацией этой просьбы в соцсетях сотни оскорбительных комментариев, матерную брань, ругань. Конечно, оскорбительные комментарии мы удаляем, но на их место наши читатели пишут новые.

И вот у меня, как сотрудника сайта возникает вопрос – почему? Почему это настолько больная тема – помощь многодетной семье, что читатели, которые не хотят помогать, не могут спокойно и молча пройти мимо? Почему это так задевает, вызывает агрессию?

Да, конечно, мне приходилось сталкиваться с неприятием большой семьи, я видела и недоброжелательное отношение к моему ребенку-инвалиду, но это не носило такой массовый характер.

Мы говорим о защите детей, по поводу 1 июня состоится много мероприятий – цирки, игры, аниматоры с шариками и т.д., но мы не задумываемся, от кого же надо защищать наших детей. Агрессия, и часто именно наша агрессия, нетерпимость, грубость – вот от чего я бы хотела оградить своих детей. И противопоставить этому, наоборот, уважение, принятие, и, конечно, любовь.

Кажется, каждый родитель любит своего ребенка, посмотришь на новорожденных младенцев в роддоме и видишь, что твой – самый красивый. Остальные сморщенные, желтенькие, кривенькие, а твой – куколка. В поликлинику приходишь – тоже твой самый милый, и на школьной фотографии, и на выпускном…

Любовь к детям – это что-то такое безусловное, рефлекторное. Но вот дети становятся подростками – вечно спорящими, противными, желающими набить свои собственные шишки, и ты вдруг начинаешь понимать, что от былого умиления нет и следа – все чаще и чаще они тебя раздражают. Как же это может быть любовью?

Как-то один сельский батюшка, к которому я подошла на исповедь и машинально сообщила, что раздражают дети, сказал: «Понятно, что раздражают, вы же любите в них себя, а как только они перестают быть вами, то и любовь исчезает».

И вот прошло уже много лет, а я помню эту фразу и постоянно именно ей измеряю свои взаимоотношения с детьми.

Почему так сложно полюбить приемного ребенка. Потому что ты не видишь в нем себя. А когда он впитает тебя и твоих близких настолько, что незнакомые люди на детской площадке или в школе скажут: «А сын ваш – копия папы», то и любовь откуда-то возьмется. Потому что он – уже часть тебя, или мужа, или других детей, то есть все равно тебя.

По большому счету, я думаю, что это не любовь в высшем смысле, не та любовь к ближнему, которая должна быть у христианина. Это такая нижняя ступенька, с которой мы должны начинать восхождение.

Научиться уважать подростка, полюбить некровного ребенка как своего, которого родил, отпустить того, кого любишь, дать ему свободу – вот проявления любви, которые делают человека счастливым.

Наше поколение – это недолюбленные люди, нашим родителям было некогда, хорошо, если были бабушки, которые дарили любовь, безусловную и лишенную эгоизма (потому что бабушки любят именно так – не требуя ничего взамен). И те, кто получил эту прививку любви, способны сами любить, прощать, забывать о себе и уступать. А те, кто не был любим в детстве, кого не уважали родители, кого не ценили в семье, тот с трудом может подарить другому свободу.

Я читаю сегодня комментарии, оскорбляющие многодетную семью, и вижу, что большая часть комментирующих – это женщины.

Злые и несчастные, неспособные встать на позицию другого, лишающие человека права выбора. Что они видели в детстве? Любовь? Уважение? Что они могут передать своим детям?

1 июня и каждый день в году мне хотелось бы защитить всех детей – больших и маленьких – от равнодушия, агрессии и одиночества. Защитить от этого может только любовь.