Проект экспертного заключения Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства по проекту закона о распределенной опеки будет доработан в Исследовательском центре частного права (ИЦЧП). Существует серьезная угроза для законопроекта, жизненно необходимого для защиты прав недееспособных людей и реформы системы психоневрологических интернатов, заявляют во Всероссийской организации родителей детей-инвалидов (ВОРДИ).

Решение было принято после острой дискуссии на заседании совета, сообщил сотрудник ИЦЧП Сергей Денисов.

«Было жаркое обсуждение этого законопроекта,

— рассказал он порталу Милосердие.ru. По результатам этого обсуждения мы будем дорабатывать проект заключения. Там очень много спорных вопросов, разные мнения высказали члены совета, будем их учитывать.

Основные разногласия между членами совета касались сутевого для законопроекта вопроса о возможности одновременного назначения для недееспособного человека нескольких опекунов — остальные положения не вызвали существенных споров, пояснил сотрудник ИЦЧП.

«Надо будет дополнительно все обсудить и проработать.

Вопрос очень важный, не только с юридической точки зрения, но и с точки зрения фактических отношений между людьми», — подчеркнул Сергей Денисов.

По его словам, работа над проектом экспертного заключения, возможно, будет завершение в течение ближайших недель. Документ будет носить рекомендательный характер, указывая на возможности улучшения законопроекта.

«Понятно, что не всегда разработчики разделяют мнение Совета, пояснил сотрудник ИЦЧП. — Но в любом случае это мнение прорабатывается».

«Есть реальная опасность того, что важнейший для нас законопроект не будет рассматриваться во втором чтении после таких заключений, или же в него будут внесены поправки, выхолащивающие его смысл,

— рассказала порталу Милосердие.ru  председатель совета ВОРДИ Елена Клочко. — Это может поставить под угрозу саму идею изменений или реформы системы психоневрологических интернатов, уничтожая правовую основу для организации сопровождаемого проживания с привлечением НКО.

По моим сведениям, на заседании Кодификационного совета предлагалось рекомендовать исключение из законопроекта положений о возможности для недееспособных иметь нескольких опекунов, хотя эта норма и сейчас имеется в Законе об опеке и попечительстве для опекунов — физических лиц – и это удивительно.

Кроме того, отклоняются положения законопроекта, где речь идет о возможности выступления опекуном недееспособного некоммерческой (читай – негосударственной) организации. Также критике подверглась возможность недееспособного человека проживать, не будучи помещенным «под надзор» опекуна, являющегося юридическим лицом.

В результате отклонения указанных положений законопроекта, опекуном – юридическим лицом сможет выступать, как и ранее, только психоневрологический интернат (ПНИ).

Это означает, что современная система ПНИ не реформируется, а консервируется.

Не будет внешних опекунов для находящихся в казенных учреждениях людей, опекунами-юридическими лицами не смогут стать НКО.

Предлагается также отклонить предложения о праве людей с ограниченной дееспособностью представлять свои интересы в суде с участием попечителя, то есть, институт ограниченной дееспособности, который подразумевает возможность человека говорить от своего имени, тоже развиваться не будет.

Основной мотив — возможные нарушения со стороны опекунов-НКО,

угроза посягательств на имущество недееспособных, сложности в применении закона в случае конфликта опекунов. Такие предложения встретили поддержку представителей Госдумы, ИЦЧП и Совета по кодификации.

Большинство участников обсуждения поддерживали мнение о том, что система опеки над недееспосбными в ее нынешнем виде — благополучна и не нуждается в изменениях. Кроме того, представитель Верховного суда заявила, что в судах сейчас находится всего около 200 дел, связанных с опекой (характер дел не уточнялся). Это также приводилось в качестве подтверждения благополучности института опеки в его нынешнем виде.

Фактически, нам говорят: система работает стабильно, реформа не нужна, мы доверяем в вопросах соблюдения прав недееспособных нашим госучреждениям, интернатам, и не доверяем НКО.

Никого не интересуют итоги недавних проверок ПНИ, проведенных федеральными ведомствами по поручению вице-премьера Татьяны Голиковой, которые убедительно доказывают неблагополучие ситуации в ПНИ по всем направлениям нарушений прав и организации жизни людей в них именно со стороны ПНИ — государственных опекунов.

Я боюсь, что исправить ситуацию может только личное вмешательство Президента.

Есть важное обстоятельство: по итогам его встречи с представителями НКО летом 2017 года было дано поручение — обеспечить принятие закона о распределенной опеке в осеннюю сессию того же года. Что с этим поручением — оно еще на контроле, а если снято с него — то по каким причинам?».

Ранее на сайте ИЦЧП уже был размещен проект заключения Совета по кодификации при президенте России, содержащий резко критические отзывы о возможности реализации принципов распределенной опеки. В связи с этим общественные организации родителей детей-инвалидов и профильные НКО обратились за помощью к правозащитникам.

В феврале 2019 г. более 650 представителей родительских и других общественных организаций поставили подписи под письмом-обращением к высшим органам государственной власти с просьбой об ускорении принятия законопроекта о распределенной опеке, а в марте о недопустимости отклонения законопроекта заявил президентский совет по правам человека.

11 апреля на необходимость скорейшего принятия закона о распределенной опеке как инструмента, позволяющего назначать недееспособному нескольких опекунов, включая НКО, вновь указал глава Синодального отдела по благотворительности, епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон.

Ранее представители Церкви наряду с профильными экспертами, правозащитниками, представителями НКО и родительского сообщества неоднократно заявляли о необходимости ускорения работы над законопроектом о распределенной опеке, который разрабатывается с 2012 года, а в 2016 г. был принят в первом чтении предыдущим составом Думы.