Кого считать родителями при суррогатном материнстве и ЭКО, выяснит Верховный суд

Верховный суд подготовит разъяснения по ряду вопросов, связанных с установлением и лишением родительских прав, в том числе — в отношении детей, зачатых с использованием донорских материалов и суррогатного материнства. Об этом на семинаре-совещании председателей региональных судов сообщил председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев.

«В последнее время судами стали рассматриваться новые категории дел, связанные с установлением происхождения ребенка, родившегося в результате использования вспомогательных репродуктивных технологий», — передает его слова ТАСС, поясняя, что речь идет об ЭКО, использовании доноров, суррогатном материнстве и иных технологиях.

По словам председателя Верховного суда, недостаточное правовое регулирование в этой области приводит к необходимости разъяснений высшей судебной инстанции, основанных на судебной практике.

Помимо этого, Верховный суд изучает практику рассмотрения дел о лишении родительских прав, в том числе вопросы, связанные с отбиранием ребенка у родителей органами опеки. По этим вопросам также будет проведен анализ судебной практики и вынесено постановление пленума ВС, рассказал Лебедев.

Cуррогатное материнство запрещено в ряде стран, в том числе – во Франции, в Германии, в Австрии, в Норвегии, в Швеции, а также в некоторых штатах США. В Великобритании, Канаде, Израиле, Дании разрешено лишь некоммерческое суррогатное материнство. В значительной части штатов США, в ЮАР, в России, на Украине, в Грузии и в Казахстане эта технология легализована, а в Белоруссии законодательно закреплено отсутствие прав суррогатной матери на выношенного ею ребенка.

Накануне стало известно, что правительство дало отрицательный отзыв на внесенный депутатом Салией Мурзабаевой законопроект, предлагающий ограничить права суррогатной матери, и дать возможность генетическим родителям быть записанными родителями ребенка вне зависимости от ее согласия, а также отказаться от признания ребенка своим.

По мнению правительственных экспертов, предложенные нововведения противоречат установленному порядку признания отцовства, и не учитывают интересы супруга суррогатной матери, который в случае отказа заказчиков от ребенка может быть записан его отцом вне зависимости от своего желания и не имея отношения к его зачатию.

Дела об установлении родительских прав в связи с суррогатным материнством, манипуляциями с человеческими эмбрионами и донорскими клетками уже не раз рассматривались в российских судах, привлекая общественное внимание.
Так, в ноябре 2015 года Мосгорсуд подтвердил решение об изъятии полугодовалой девочки у родившей ее суррогатной матери, жительницы Крыма Светланы Безпятой, и передаче 51-летней москвичке Ольге Миримской, председателю совета директоров одного из московских банков, оплатившей искусственное зачатие и рождение ребенка.
«Это нонсенс юридической практики современной России, когда за женщиной, которая не является даже донором биологического материала, то есть не ее яйцеклетка использовалась, вдруг суд признал материнство», — заявил бывший тогда уполномоченным при президенте России по правам ребенка Павел Астахов, напомнив, что в российском законодательстве установлен приоритет женщины, которая выносила и родила младенца.
Позднее Светлана Безпятая, скрывавшаяся за границей вместе с ребенком, была задержана полицией Кипра. Девочку передали Ольге Миримской.
21 февраля 2017 года после подтверждения Петербургским городским судом вступило в силу решение, признающее супругов Сергея и Марину Фроловых родителями близнецов, выношенных из предоставленных ими эмбрионов 35-летней Светланой Суздалевой.
Ранее Суздалева потребовала от заказчиков повышения оплаты за вынашивание двоих детей вместо одного, а затем зарегистрировала близнецов в качестве своих детей, записав их отцом своего супруга. «Я вынашивала и родила мальчиков, и по закону я – их мать. А биологические родители потеряли не детей, а только мечту о них», — заявила женщина.
Как отметила представитель заказчиков суррогатных родов Ксения Иванова, российские законы, в частности — 52 статья Семейного кодекса РФ, позволяют записать ее клиентов родителями лишь с согласия суррогатной матери, которого та не давала. Но суд создал важный прецедент, использовав в этой ситуации нормы международной конвенции о праве ребенка знать своих биологических родителей, и те нормы Семейного кодекса РФ, которые говорят о праве устанавливать происхождение детей, подчеркнула юрист.
«Во многих европейских странах суррогатное материнство запрещено. В последнее время и у нас растет количество тех, кто считает, что это – своего рода торговля детьми. К сожалению, ситуация лишний раз подтверждает эту точку зрения.
И, скорее всего, пока в законодательстве нет четких норм, такие печальные истории будут повторяться», — заявила ранее, комментируя конфликт суррогатной матери с заказчиками. уполномоченный по правам детей в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова.
«Я вижу лишь два пути, как этого избежать: конкретизировать законодательство или полностью отменить суррогатное материнство на коммерческой основе», — подчеркнула она.
Ранее о необходимости запрета или существенного ограничения использования суррогатного материнства неоднократно заявляли политики, общественные и религиозные деятели.
«Нравственное сознание не может примириться с разрешением суррогатного материнства, превращающего женщину и ребенка в предмет коммерческой сделки, извращает само понятие материнства, тайну и святость этих отношений», — заявил в конце 2015 года, выступая в Государственной думе, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.
Аналогичные положения закреплены в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви (ОСК), где осуждается суррогатное материнство и вне зависимости от коммерческой составляющей сделки.
ОСК относят к допустимым средствам медицинской помощи искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, «поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений». При этом осуждаются манипуляции, связанные с донорством половых клеток.
«Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов», — говорится в Основах  социальной концепции.

Патриарх предложил исключить аборты из системы ОМС и осудил суррогатное материнство

 

 

 

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.