Суррогатная мать отказалась отдавать детей заказчикам

В Санкт-Петербурге суррогатная мать отказалась передавать новорожденных близнецов заказчикам, используя детей для получения права на льготное предоставление жилплощади. Ситуация еще раз подтверждает: суррогатное материнство – это своего рода торговля детьми, считает уполномоченный по правам ребенка в регионе Светлана Агапитова.

Как сообщается, супруги, фигурирующие на сайте уполномоченного как Арина и Сергей Тихоновы, заключили договор о вынашивании ребенка с жительницей Петербурга, замужней матерью двоих детей. Впоследствии выяснилось, что после необходимых медицинских процедур у женщины прижились два эмбриона.

После этого суррогатная мать потребовала личной встречи с заказчиками и попросила уничтожить одного из нерожденных детей, или доплатить ей за вынашивание двойни больше, чем было предусмотрено в таком случае договором. Также она заявила о возможности передать заказчикам лишь одного ребенка: «Я хочу, чтобы за второго малыша мне доплатили 50% сверх суммы, которая мне обещана за одного. Если вы не согласны, то я отдам одного ребенка, а второго – оставлю себе».

«По совету юристов и специалистов клиники Сергей и Арина не согласились с требованиями. После чего женщина пропала: она сменила адрес, перестала отвечать на телефонные звонки, не посещала врачей», – рассказали в аппарате уполномоченного.

По словам его сотрудников, двое мальчиков появились на свет раньше срока и были помещены в реанимацию. Суррогатная мать получила на них свидетельства о рождении, вписав в качестве родителей себя и своего мужа. Узнав о произошедшем Арина и Сергей обратились в суд, требуя признать их родителями новорожденных.

Суд признал действия суррогатной матери незаконными, и не отвечающими интересами детей, однако, это решение было обжаловано и не вступило в силу – следующие слушания по делу назначены на середину января.

«Я вынашивала и родила мальчиков, и по закону я – их мать. А биологические родители потеряли не детей, а только мечту о них», – заявила женщина. По сведениям сотрудников аппарата уполномоченного по правам ребенка, она начала собирать документы на первоочередное получение отдельной жилплощади, положенное многодетной семье.

По словам Светланы Агапитовой, для заказчиков случившееся стало «настоящей трагедией». По их просьбе она инициировала проверку условий жизни детей. Уход за ними был оценен проверяющими как удовлетворительный, претензий к суррогатной матери не возникло.

«Российское законодательство допускает суррогатное материнство, но отдельного нормативно-правового акта, закрепляющего права и ответственность всех участников этой программы, нет. Правоотношения между биологическими родителями и женщиной, вынашивающей их ребенка, регулируются договором, притом каждая из сторон может практически безнаказанно нарушить его условия.

Это относится не только к суррогатной матери; были случаи, когда биологические родители отказывались забирать своего ребенка», – прокомментировала сложившуюся ситуацию уполномоченный.

«Во многих европейских странах суррогатное материнство запрещено. В последнее время и у нас растет количество тех, кто считает, что это – своего рода торговля детьми. К сожалению, ситуация, произошедшая с Ариной и Сергеем, лишний раз подтверждает эту точку зрения. И, скорее всего, пока в законодательстве нет четких норм, такие печальные истории будут повторяться.

Я вижу лишь два пути, как этого избежать: конкретизировать законодательство или полностью отменить суррогатное материнство на коммерческой основе», – подчеркнула она.

В ноябре 2015 года Мосгорсуд подтвердил решение об изъятии полугодовалой девочки у родившей ее суррогатной матери, жительницы Крыма Светланы Безпятой, и передаче 51-летней москвичке Ольге Миримской, председателю совета директоров одного из московских банков, оплатившей рождение ребенка.

«Это нонсенс юридической практики современной России, когда за женщиной, которая не является даже донором биологического материала, то есть не ее яйцеклетка использовалась, вдруг суд признал материнство», – заявил бывший тогда уполномоченным при президенте России по правам ребенка Павел Астахов, напомнив, что в российском законодательстве установлен приоритет женщины, которая выносила и родила младенца.

Позднее Светлана Безпятая, скрывавшаяся за границей вместе с ребенком, была задержана полицией Кипра. Девочку передали Ольге Миримской.

Cуррогатное материнство запрещено в ряде стран, в том числе – во Франции, в Германии, в Австрии, в Норвегии, в Швеции, а также в некоторых штатах США. В Великобритании, Канаде, Израиле, Дании разрешено лишь некоммерческое суррогатное материнство. В значительной части штатов США, в ЮАР, в России, на Украине, в Грузии и в Казахстане эта технология легализована, а в Белоруссии законодательно закреплено отсутствие прав суррогатной матери на выношенного ею ребенка.
Русская Православная Церковь считает суррогатное материнство неприемлемым вне зависимости от коммерческой составляющей сделки, предметом которой является тело женщины и ребенок. «Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. «Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания», – говорится в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви.

Мизулина: коммерческое суррогатное материнство — это торговля людьми

Мосгорсуд постановил изъять «суррогатного» ребенка из семьи, где он родился

Патриарх предложил исключить аборты из системы ОМС и осудил суррогатное материнство

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться