«Сегодня вынужден был интубировать своего друга, коллегу-анестезиолога 65 лет. Не знаю, что еще сказать, нет слов, но каждый день буду писать вам: коллеги, защищайтесь! Будьте осторожны! Всех остальных прошу оставаться дома, этим вы поможете врачам».

Это эмоциональный пост французского реаниматолога Айка Варадняна.  Он работает в госпитале Симон Вей в регионе Иль-де-Франс, который наиболее пострадал от коронавирусной инфекции. Больше двух недель доктор Варданян находится на передовой борьбы с вирусом и публикует свои заметки фактически из реанимации. Реаниматолог пишет их в основном для русскоязычных коллег, желая поделиться опытом и предупредить о том, что ситуация намного сложнее, чем казалось в самом начале.

Но обычным, не имеющим отношение к медицине людям также стоит ознакомиться со взглядом на проблему французского реаниматолога, чтобы не быть беспечными и оставаться в ближайшее время дома – только так можно действительно побороть пандемию COVID-19. Опыт Айка Варданяна говорит о том, что от осложнений коронавирусной инфекции, к сожалению, не застрахован никто. Молодой возраст и крепкое здоровье не являются гарантией легкого течения болезни. Мы суммировали цитаты французского медика.

«Живем, как будто у каждого ветрянка»: 12 вопросов Денису Проценко, главврачу больницы в Коммунарке

О том, что медики рискуют в первую очередь

«Хочу обратить ваше внимание, особенно завотделений анестезиологии и реаниматологии, что задача номер один — это защита вашего персонала. Поскольку при большом потоке больных, каждый из персонала, начиная от санитарок заканчивая врачом, на вес золота.

Они реально находятся на первой линии фронта, поэтому сразу нужно начинать проводить информационные работы о защите. А персонал, который в прямом смысле будет соприкасаться с больными, будь это в операционной или реанимации, должен проходить тренировки на одевание и, особенно, тренировки правильного раздевания. И важно, чтобы один человек (компетентный) наблюдал со стороны за происходящим, за подготовкой команды и отмечал все неточности.

Все это помогает избежать распространения вируса и заражения больничного персонала. Забота о персонале — это залог успешной борьбы против COVID-19. С того момента, когда в больнице появляется первый больной COVID-19, все последующие считаются потенциально зараженными. Все пациенты после этого момента, должны быть в масках, а также весь принимающий персонал».

О тяжелых случаях COVID-пневмонии после употребления нестероидных противовоспалительных препаратов

«Статистика такова, что из молодых больных до 40 лет, осложненных и под ИВЛ, 5 или 6 принимали самостоятельно нестероидные противовоспалительные препараты». (Имеются в виду такие препараты, как Ибупрофен, Кетопрофен и все другие в этой группе – прим.ред.).

О том, что возраст и здоровый образ жизни – не гарантия от COVID-19

«Интубировали молодую женщину, 36 лет, без каких-либо сопутствующих заболеваний и вредных привычек. Мать троих детей. Была госпитализирована с температурой и дыхательными проблемами на наблюдение, но резко ухудшилось состояние».

О нетипичных осложнениях COVID-19

«Женщина, 60 лет, без сопутствующих заболеваний, была госпитализирована с сильной диареей и самостоятельным (недержание) мочеиспусканием. Тест подтвердил COVID-19, который дал такое неврологическое осложнение, плюс ко всему некотролируемый диабет, которого до этого больная не имела. Это я к тому, чтобы коллеги учитывали, что кроме дыхательных проблем, COVID-19 может выражаться и в других формах».

«Температура скакала от 36 до 38,3»: москвич рассказал, как болел коронавирусом

О том, что с вирусом можно родить здоровых детей

«Три дня назад женщина COVID+ родила двойню. Мать и дети чуствуют себя хорошо, дети COVID-отрицательные, наблюдаем дальше»

О том, что если человек попал на ИВЛ, лечение продлится долго

«Все попытки коллег (региональный опыт других больниц) экстубировать раньше двух недель на ИВЛ был провальным, всех повторно интубировали. Поэтому практика показывает, что нужно минимум две недели под ИВЛ. Практически у всех COVID+ в реанимации на четвертый-пятый день развивается почечная недостаточность.

О том, кому врачи вынуждены отказать в реанимации

«Получено указание от Государственного комитета этики о непредоставлении реанимационных мер пациентам старческого возраста в случае, если есть хроническая дыхательная недостаточность, два или более хронических заболевания или деменция и полная зависимость от посторонней помощи».

О выгорании медицинских работников

«На седьмой день после изначальной «эйфории» и желания всех участвовать в борьбе, уже отмечается сильная усталость, особенно у парамедиков. Поэтому мы организуем работу таким образом, чтобы был отдых для всех. Не стоит круглосуточно на одного больного бросать весь персонал, поскольку этот процесс будет долгий, и нам нужны силы. Планируйте на длительный период, хорошо продумывая организацию работы и отдых».

О COVID-диссидентах

«Я уже не знаю, какими способами передать, насколько опасен этот вирус. Особенно меня раздражает, когда некоторые врачи с многотысячными, многомиллионными аудиториями, ставят под сомнение опасность этого вируса. Они дают свое «авторитетное» мнение, что это не так уж опасно, что нет определенных рекомендаций ВОЗ, что сводки по России всего лишь 300 больных, и приглашают на прогулки по паркам.

Или заявляют о том, что здравоохранение лучше готово, чем в Европе при массовых эпидемиях, или вводят людей в заблуждение тем, что есть уже лечение и на подходе вакцина.

Я как врач с «фронта», говорю, что вы и есть предатели своего народа. Я предпочитаю общаться с реаниматологами, которым предстоит весь этот «фронт» и которые нуждаются в правдивой информации и опыте для того, чтобы потом как можно больше спасти таких, как вы».

Читайте также: