Результаты второй судебно-медицинской экспертизы в связи со смертью пятимесячного Умарали Назарова 13 октября 2015 года в Петербурге повторяют вывод о том, что причиной трагедии стало инфекционное заболевание. При этом авторы указывают на ряд нарушений при нахождении ребенка в больнице, куда он был помещен после изъятия у родителей.

«Смерть У. Назарова наступила в результате цитомегаловирусной инфекции и, как следствие, истощения иммунной системы, морфологические признаки которого выявлены при морфологических исследованиях.

Присоединение парагриппа при истощении имунных сил организма привело к молниеносному неблагоприятному течению заболевания с развитием острой сердечно-легочной недостаточности», — говорится в заключении экспертов, опубликованном правозащитниками.

По их мнению, попадание незначительной части содержимого желудка в дыхательные пути ребенка было вызвано развитием болезни, и могло ускорить его смерть, но не могло стать ее причиной.

Авторы экспертизы считают, что при однократном осмотре, не имея в своем распоряжении медкарты мальчика, врачи больницы им. Цымбалина, где произошла трагедия, не могли определить наличие у него тяжелой болезни, внешние признаки которой при таком диагнозе могут не проявляться.

«Неблагоприятному исходу могли способствовать следующие факторы риска, имевшие место у ребенка: ребенок родился недоношенным на сроке 33/34 недели с массой тела 2200 граммов, с перинатальным гипоксически-ишемическим поражением центральной нервной системы (патологией центральной нервной системы, обусловленной недостаточностью плацентарного кровообращения во время беременности и родов); после рождения у него развился рахит 1-2 степени и паратрофия 1-2 степени», — говорится в тексте экспертизы.

Вместе с тем, отмечены нарушения со стороны медиков: так, отсутствие высокой температуры они определили не градусником, а на ощупь; не зафиксировали вызов скорой помощи из-за наличия у ребенка аритмичного дыхания; не сделали необходимых анализов сразу же после поступления мальчика в больницу, а также оставили его без наблюдения в течение примерно часа.

По данным экспертизы, на теле Умарали Назарова не было отмечено повреждений, которые могли бы свидетельствовать о причинении ему травм. Также не были зафиксированы признаки отравления.

Цитомегаловирус относится к семейству герпесвирусов и широко распространен: его можно обнаружить у 10-15% подростков, и у 40% людей после 35 лет. В большинстве случаев вызванное вирусом заболевание протекает бессимптомно, или сходно с ОРЗ.

Однако инфекция представляет опасность для новорожденных и людей со сниженным иммунитетом, у которых болезнь может вызвать тяжелые последствия. При генерализованных формах заболевание распространяется на весь организм.

Умарали Назаров скончался в ночь с 13 на 14 октября в Центре реабилитации детей имени Цимбалина в Петербурге. Перед этим ребенок был изъят полицейскими у матери, привлеченной к ответственности за нарушение режима пребывания иностранных граждан в России.

По словам родителей, к моменту изъятия ребенок был здоров. Позже его мать Зарина Юнусова была депортирована в Таджикистан, где затем был похоронен Умарали. В настоящее время продолжается расследование уголовного дела, возбужденного после смерти ребенка.

Гибель Умарали Назарова вызвала значительный общественный резонанс. О неправомерности его изъятия у родителей и необходимости тщательного расследования обстоятельств дела заявили многие политически и общественные деятели, довести расследование до конца обещал премьер-министр России Дмитрий Медведев. Расследование взято на контроль в Совете Федерации.

«Нет оценки действий представителей полиции и УФМС, которые, установив личности задержанных, не отдали им ребенка. Они его признали подкинутым и отправили в реабилитационный центр. Это очень большой вопрос, он остается открытым.

Я понимаю, что такого рода проверка и расследование очень неприятны и сотрудникам полиции, и УФМС, но это необходимо, чтобы исключить неправомерность действий в будущем», — заявила в январе 2016 года член Совета Федерации Елена Мизулина.

«Факт остается фактом: он был жив и практически через полдня после того, как был помещен в реабилитационный центр, погиб», — подчеркнула она.