В ходе подготовки реформы системы психоневрологических интернатов (ПНИ) в ближайшее время будет оценена ситуация с дееспособностью проживающих в тех учреждениях, где реализуют пилотный проект. Об этом порталу Милосердие.ru рассказала сопредседатель Координационного совета по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности при Общественной Палате РФ, член рабочей группы по реформе ПНИ Елена Клочко:

«Речь идет об обследовании людей, проживающих в ПНИ. Основная цель — определение нуждаемости в сопровождении. Ведь реформа ПНИ вовсе не означает, что всех находящихся там нужно единовременно выпустить на улицу. Обследование должно показать, нуждается ли человек в сопровождении, минимально или максимально, и может ли он жить самостоятельно, получая необходимую помощь.

Такое обследование должно быть многоплановым и с учётом статуса человека в части дееспособности или недееспособности, ограниченной дееспособности. В ходе такого обследования необходимо установить для человека объём необходимого сопровождения в зависимости от тяжести ограничений его жизнедеятельности, степень его возможной самостоятельности, включая возможность проживать самостоятельно или с сопровождением, нуждаемость в юридических услугах и в услугах из базового перечня по Закону об основах соцобслуживания (социально-бытовых, социально-психологических, социально-юридических).

Это должно корреспондироваться с индивидуальной программой реабилитации и абилитации инвалида и индивидуальной программой социального сопровождения.

Часть из проживающих в ПНИ способна жить самостоятельно, с минимальной поддержкой, что потребует решения вопросов предоставления социального жилья или возврата в собственное жильё, и так далее. Часть людей будет нуждаться в услугах. В каких услугах? Как организовать жизнь человека, чтобы он мог жить максимально самостоятельно и реализоваться, как обеспечить необходимую помощь, включая медицинскую? Это должно являться предметом обследования.

Сейчас положение дееспособного человека в ПНИ отличается тем, что он теоретически может защищаться сам. Недееспособный, у которого администрация является опекуном, не имеет никакой практически возможности получить эффект от своих жалоб. Очень сложно привлечь юридическую помощь извне.

Когда дееспособность ограничена, на привлечение юридической помощи нужно согласие администрации интерната. Чтобы человек начал, условно говоря, свидетельствовать против условий, которые ему созданы этой самой администрацией. Дееспособным чуть проще, человек правомочен и юриста нанять, или общественного юриста принять, вступить во взаимоотношения с адвокатом, отстаивать свои права.

В настоящее время администрации ПНИ обязаны проводить переосвидетельствования проживающих на предмет восстановления дееспособности. Но на практике это не выполняется. По нашим наблюдениям, значительное количество людей попадают в интернат, уже будучи недееспособными.

Необходимо выяснить, насколько правильно у нас лишают людей дееспособности. Потому что первое, против чего выступила общественность — лишение дееспособности, к примеру, по 24 человека в день без их присутствия, что незаконно. То есть, первый шаг — это обращение к личным делам и выделение подобных случаев.

Сколько из тех, кто числится недееспособными, может вернуться к дееспособности или получить ограниченную дееспособность, пока сказать нельзя. Есть люди, которые утратили многие навыки, включая бытовые.  Есть люди, которые прибыли в ПНИ из детских домов, интернатов соцзащиты. Т.е. это не психически нездоровые люди, а в большинстве своем характеризующиеся умственной отсталостью. Также причиной лишения дееспособности могла стать педагогическая запущенность, или гипердиагностика выпускников ДДИ. По нашему убеждению, их в ПНИ около 30%.

При том обследовании, о котором мы говорим сейчас, должны быть учтены и юридические, и психологические аспекты ситуации. Говорить о человеке без его присутствия нельзя. Должны проводиться беседы с подопечными ПНИ, рассматриваться их личные дела, изучаться вопросы о том, насколько правомерно установлен статус по дееспособности пациента…

Напоминаю, что в марте 2015 года вступили в силу изменения в Гражданский Кодекс, посвященные институту ограниченной дееспособности, который практически не реализуется. Человек либо дееспособен со всеми правами, либо недееспособен и не может реализовать даже то, что ему по силам. Понятие института ограниченной дееспособности должно включать набор прав и свобод по аналогии, например, с 14-летним ребенком. Это тоже должно исследоваться — кто из жителей ПНИ может быть переосвидетельствован на предмет ограниченной дееспособности или отмены неправильно установленной дееспособности.

Для подготовки реформы ПНИ уже создана группа федерального уровня, которая будет заниматься предложениями по системным изменениям. В рамках деятельности рабочей группы определены пилотные регионы и конкретные ПНИ. Понятно, что, когда мы говорим об обследованиях, мы говорим, прежде всего о них.

Будут отработаны подходы к тому, как это должно делаться. В принципе, это соответствует тому, как это делал весь мир. Первым делом, безусловно, переходили к тому, чтобы в безликой массе увидеть конкретного человека и его нужды. Это большая работа, безусловно, но так оно происходило везде.

Механизмы и подходы должны быть разработаны на примере пилотных интернатов в ближайшее время. Для проведения обследования сил сотрудников рабочей группы будет недостаточно – необходима помощь волонтеров, и специалистов, которые будут участвовать в этом проекте».