Претензии, выдвинутые президентом Русфонда Львом Амбиндером, заявившим об использовании бренда Русфонда другими благотворительными организациями, прокомментировали их представители. Ссылки, о которых идет речь, демонстрируются пользователям, набравшим связанные с Русфондом слова или фразы, в силу особенностей работы поисковых систем, заявляют в благотворительных фондах. Такую возможность порталу Милосердие.ru подтвердили и в пресс-службе Яндекса.

«Да, действительно, в блоке Яндекс.Директа по запросу «Русфонд» появляется объявление другой некоммерческой организации. Это может быть связано либо с тем, что рекламодатель прямо указал в своей кампании, что хочет показывать свое объявление тем пользователям, которые ищут определенные ключевые слова (закон не содержит никаких специальных требований, ограничений или запретов на использование ключевых слов), либо синонимы или дополнительные релевантные фразы добавились автоматически — алгоритм рассчитал высокую вероятность соответствия объявления интересам пользователя», — сообщили представители компании.

«В своей колонке президент «Русфонда» обвиняет Благотворительный Фонд Константина Хабенского в недобросовестном использовании контекстной рекламы и покупке слов, напрямую связанных с «Русфондом», — рассказала порталу Милосердие.ru президент фонда Константина Хабенского Алена Мешкова. — При этом, ни одного конкретного упоминания сайта Фонда —  bfkh.ru — в материале нет.

Мы никогда не закупали контекстную рекламу, и в данный момент не пользуемся Google AdGrants. В колонке фигурирует сайт акции smilehelp.ru, которую наш партнер, компания Splat, запустил в нашу пользу. Splat размещает в поисковиках контекстную рекламу, которая нацелена на тех, кто делает запросы по темам, так или иначе связанным с благотворительностью. Никакого злого умысла и попытки рекламироваться за счет «Русфонда» или любых других благотворительных фондов здесь нет».

По словам Алены Мешковой, в тексте, опубликованном «Коммерсантом», есть и фактические ошибки. Так, там указывается, что фонд Константина Хабенского подписал «Декларацию о добросовестности в благотворительности» ассоциации «Все вместе», хотя в действительности это не так.

«Мы уже несколько лет используем контекстную рекламу Google, так как у нас есть грант компании-поисковика, выделенный специально для НКО в формате pro bono, т.е. в формате предоставления услуг на безвозмездной основе. (С контекстной рекламой в Яндексе мы не работаем) — сообщила порталу Милосердие.ru руководитель пресс-службы фонда помощи хосписам «Вера» Елена Мартьянова. — Данная реклама используется исключительно для целей информирования общества о деятельности нашего фонда и никак не завязана на именах других фондов».

По ее словам, реклама фонда «Вера» могла быть показана пользователям, которые ищут Русфонд, благодаря алгоритмам работы поисковых систем. В любом случае средства гранта не используются на «покупку» чужих брендов, как это утверждалось в публикации «Коммерсанта», подчеркнула представитель благотворительной организации.

«Возникающие проблемы в благотворительном секторе мы стараемся решать сообща. Это и проблемы пациентов, которым мы помогаем, и проблемы внутренние – как правильнее работать, как бороться с мошенниками и так далее. Мы готовы к диалогу и будем рады обсудить с представителями Русфонда все возникающие вопросы за чашкой чая. Повод для диалога есть – раз у коллег возникают вопросы. И мы готовы ответить за себя и договориться об общих правилах работы.

Мы будем рады, если коллеги нас услышат, потому что самое грустное, что может быть внутри благотворительности — это взаимные публичные претензии, особенно, когда они основаны на неправильных вводных», — заявила Елена Мартьянова.

Как рассказала порталу Милосердие.ru директор БФ «Подари жизнь» Екатерина Чистякова, у этой организации также есть грант от компании Google на размещение контекстной рекламы, поэтому фонд не тратит средств на ее приобретение.

«Ни одно из слов, связанных с Русфондом, мы не используем, и это вопрос принципа. А выдача контекстной рекламы «Подари жизнь» здесь — исключительно результат труда робота Google AdWords»», — подчеркнула директор фонда.

«Сервис Google Adwords (и аналогичный ему Яндекс.Директ) – это возможность купить слова в поисковой выдаче. Выбираешь слово, пишешь объявление, и как только человек задаёт поисковый запрос с этим словом – ему, помимо остальных результатов, отдельно показывается реклама. Если человек на это объявление «кликнул» и по ссылке в нём перешёл – со счёта рекламодателя в пользу Google списывается заранее известная сумма денег. Размер её зависит от конкуренции за конкретное слово», — рассказал на сайте «Филантроп» руководитель БФ «Предание» Владимир Берхин.

Среди возможностей Google Adwords есть так называемое «широкое соответствие», с помощью которого программа анализирует поисковую активность пользователей и группирует запросы, добавляя к выбранным заказчикам ключевым словам те, которые также предпочитает целевая группа. Таким образом, слова и фразы, связанные с Русфондом, автоматически попали в число запросов, по которым показывают рекламу других благотворительных фондов, объяснил эксперт.

По его словам, в действительности число людей, которые задают запросы, связанные с Русфондом, а затем переходят по таким ссылкам на сайты других благотворительных организаций, крайне невелико. «За последние полгода на сайт фонда «Предание» по запросам, связанным с Русфондом («русфонд», «русфонд смс», «1 канал русфонд», «помощь детям русфонд» и тому подобным, которые робот гугла подтащил к кампании по ключевым словам «благотворительный фонд», «фонд сделать добро», «помощь детям благотворительный фонд» и тому подобным) пользователи перешли 48 раз. Точнее даже не перешли толком, а кликнули», — рассказал Владимир Берхин. Такие пользователи быстро покидают сайт, поняв, что ошиблись, пояснил он.

10 марта президент Русфонда Лев Амбиндер в своей колонке в «Коммерсанте» подверг резкой критике ряд благотворительных фондов, реклама которых демонстрируется в поисковиках по запросам, имеющим отношение к Русфонду.

«Эта браконьерская охота на пользователей интернета не новость. Новостью для меня стало участие в этом промысле фондов с крепкими именами: «Вера», «Подари жизнь», Фонд Хабенского, других», — заявил руководитель Русфонда, сравнив деятельность фондов, которые «скупили право подставлять свои слоганы и сайты под наш бренд» с работой лжеволонтеров.

«Дело в конкуренции, друзья-коллеги, и вы знаете это не хуже меня. Она началась с десяток лет назад, когда на рынке фандрайзинга кроме Русфонда появились новые амбициозные фонды. Известно и что делать: публично признать наличие конкуренции и начать договариваться о правилах. Начнем?», — написал Лев Амбиндер.

Русфонд упрекает благотворительные организации в использовании своего бренда