Владимиру Черевачу из Подмосковья тридцать шесть лет. Последние четыре года он не может обойтись без сиделки. Но оплачивать ее некому.

А беда случилась еще раньше, когда Володе было 30. Мы уже писали, что в тот слякотный осенний день его знакомые опоздали на рейсовый автобус в Одинцово. Молодой человек вызвался отвезти их на своей машине, даже не подозревая, чем закончится для него эта поездка.

Пока ехали, дождь усилился, и на скользком повороте машина Владимира, потеряв управление, неизбежно должна была врезаться в бетонную стену. Говорят, в такие моменты у водителей срабатывает инстинкт самосохранения. У Володи тоже были эти доли секунды, чтобы вывернуть руль и избежать удара о стену левым боком автомобиля. Однако он решил по-другому: вместо себя спас пассажиров (они отделались парой царапин), врезавшись в стену не противоположным, правым боком, а своим…

На этом моменте жизнь Владимира не оборвалась, но круто изменилась, повернув на 180 градусов. Достаточно сказать, что в НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского, куда он попал почти сразу после ДТП, Черевач пролежал долгих восемь месяцев. Авария случилась в октябре 2012 года, а выписали Володю только следующим летом, в июне. В «Склифе» ему срочно сделали трепанацию черепа.

После выписки он поехал не домой, а в другую московскую больницу – Федеральный Медицинский Биофизический Центр имени А.И. Бурназяна. В этой клинике Володя в общей сложности пролежал четыре года. Именно здесь, в ФМБЦ, у него и появилась сиделка – человек, который круглосуточно ухаживает за Володей, не отходит от него ни на шаг. Почему? Диагнозы Володи: посттравматическая энцефалопатия, спастический тетрапарез, парез надгортанника. Питается он через гастроному, дышит — через трахеостому. Кроме кормления через гастростому (5 раз в день), в обязанности сиделки входит гигиенический уход, физические и логопедические занятия, электромассаж, чтение вслух, прогулки на свежем воздухе.

Сейчас он может сидеть в коляске (но не управлять ею), при этом голову держит неуверенно. Не говорит, с окружающими общается с помощью мимики и жестов. В том числе – с родными людьми.

У Володи есть мама – человек, который идет на любые жертвы, чтобы вернуть сына к прежней жизни. Например, в 2016 году Надежда Владимировна взяла кредит в банке – 2 млн. рублей. Эти деньги целиком пошли на реабилитацию Володи. Потом помогали благотворительные фонды – «Правмир» и «Живой». Читатели нашего сайта тоже не остались в стороне – прошлой осенью жертвовали деньги для Володи на новый курс реабилитации.

— Восстановление Володи проходит медленно, но если надолго остановиться, это будет началом конца, — уверена его мама. И продолжает биться за своего сына. Между тем сама она тяжело больна. В том же 2012 году у Надежды Владимировны обнаружили онкологическое заболевание, удалили опухоль. А в этом, 2018 году, в апреле, ей сделали еще одну операцию, тоже из-за онкологии.

Едва выписавшись из больницы, она сразу вышла на работу – нужно зарабатывать деньги, отдавать кредит… Тем более, что на руках у нее не только лежачий инвалид – сын, но и престарелый отец (ему 78). Дедушка Володи пенсию не получает, поскольку переехал к дочери из Донецка.

Оплатить Володе сиделку они не могут. И обойтись без нее — тоже.

Работу сиделки нужно оплачивать из расчета 36 000 рублей в месяц. На полгода необходимо 216 000 рублей. Давайте поможем!

Фото: Павел Смертин

Просьба опубликована 21.09.2018