Зачем детям Толстой и Куприн? Зачем интегралы тем детям, которые не пойдут по математической стезе? Зачем химия, физика, география? Владимир Берхин знает зачем

Лев Толстой верхом на Красавчике у ворот своей московской усадьбы в Хамовниках, 1898 год. Верховая езда помогла графу справиться с тоской. Фото: facebook.com/mskstory

«А интеграл мне после школы пригодился лишь однажды, когда ключи в унитаз упали, я проволоку именно в такой крючок согнул».

«Мне больно смотреть на детей. Их перегружают ненужными знаниями и навыками, они теряют нервы на подготовке к ЕГЭ, а из школы выходят неподготовленными к жизни перепуганными птенцами с грузом бессмысленной информации в голове».

«Я бы вообще запретил школьникам читать классическую русскую литературу – они просто слишком юны для этого. Это в тридцать лет понимаешь, о чем, собственно, написана “Анна Каренина” и кто такой в реальной жизни Печорин. А школьники в самом лучшем случае делают из всего этого вывод о том, что умная обаятельная сволочь лучше прекраснодушного недотепы».

«И вот закончил я школу. Про женские образы у Тугенева знаю, формулу дискриминанта выучил, проспрягать глагол могу на русском и английском, валентности складывать умею, правило буравчика назубок знаю, Буэнос-Айрес на карте нахожу с закрытыми глазами. Куда и как писать жалобу на хамство чиновника, как не быть обманутым в страховой, как починить сломанный кран и защититься от психологической манипуляции – не имею ни малейшего понятия. Как и о том, как жить с человеком в семье, как воспитывать детей, устраиваться на работу и как вообще жить в реальном, а не книжном мире. Вот ни малейшего понятия».

Подобные сетования слышали или произносили все, кто хотя бы минимально интересовался проблемой школьного образования в России.

Мы живем в очень сложном мире. Вокруг дикое количество неочевидностей и абстракций. Даже деньги у нас нематериальны. Отношения описываются словарем юриспруденции и психологии.

Программирование, самая массовая работа людей с образованием, требует держать в голове сложные структуры и координировать их строительство с другими людьми. Основной способ передвижения – автомобиль – требует не физической силы и выносливости, а прежде всего концентрации.

На большинстве квалифицированных работ необходимо уметь долго работать, не видя результата и даже довольно смутно представляя, каков он.

Одновременно мы окружены миллионом разрекламированных возможностей сделать жизнь проще и легче. Но все эти возможности – платные. За отказ читать мелкий шрифт в договоре придется переплатить деньгами. За следование простым советам модных коучей – потерянными нервами и убитыми отношениями. За скачанный из интернета реферат – дипломом. За «работу на отвяжись» – хорошей должностью.

Мир постоянно предлагает сдать ум на аутсорс, потеряв в качестве жизни и снизив количество вложенного труда. Потому что как бы ни менялся мир, труд в нем неизбежен со времен Адама и Евы. А современный труд почти целиком сводится к работе мозга. И успех в нем зависит от способности думать головой.

Школа – первая инстанция, которая отвечает за умственные «мышцы». Там определяется, научиться ли человек анализу и синтезу, строительству выводов, учету разнообразных контекстов, работе с абстрактными величинами и категоризации. Всему этому невозможно научиться без практики. Как невозможно научиться быстро бегать, не вставая с дивана.

Именно математика и физика научит думать строго и четко, развивать мысль, учитывая множество правил и условий. Интегралы нужны не затем, чтобы брать интегралы в дальнейшем, а чтобы мозг был сложным. В самом простом физиологическом смысле, чтобы там были разнообразнее нейронные связи.

Фото с сайта compartirenfamilia.com

Да, ребенок может больше никогда в жизни не вспомнить, что такое косинус, но зато он будет в состоянии оперировать в уме абстрактными величинами.

Литература помогает осознать сложность и оттенки человеческих отношений, держать в уме обстоятельства и факты. И она же учит важнейшему навыку – понимать слова. Читать длинные сложные предложения. Отличать существенное от второстепенного. Превращать простое в сложное и наоборот – видеть за сложным простое. Вы думаете, это бесполезный навык? Но этому невозможно научиться, не читая этих самых сложных длинных текстов.

География, химия и биология – это двери в реальный мир, предохранитель от веры в шарлатанов, от доверия гороскопам и гадалкам. Это, в конце концов, прививка важнейшего знания: мир познаваем, и все в нем имеет причину и последствия.

Но мышцы должны быть не только разнообразны. Они должны быть сильны. И вторая задача школы, неприятная, трудная задача – это обучение труду как таковому. Важнейшему навыку «сесть и сделать». Как говорит Людмила Петрановская – «съесть лягушку». Найти в себе волю, мотивацию, причину для преодоления лени и скуки. Заставить мозг работать там, где он стремится сохранить немного энергии. Проснуться и включиться в нужный момент.

Никого на свете не «прет» и не «тащит» 24 часа в сутки 365 дней в году. Любое, даже самое увлекательное, дело имеет компонент скучный и занудный.

И в жизни любому человеку неизбежно придется проходить через эпизоды, когда надо сделать то, что просто неохота, или страшно, или противно.

Люди делятся в социальных сетях миллионами «мотивирующих картинок», ищут способы «повысить свою эффективность», множат таск-менеджеры в мобильных устройствах и читают книги по борьбе с прокрастинацией в отчаянной мечте однажды научиться тому, чему когда-то не научили в школе – просто сесть и сделать. Работать не отвлекаясь. Применять мышцы мозга целенаправленно, четко и по назначению.

Это не значит, что это единственный способ решать любые проблемы.

Это не значит, что насилие над собой – это хорошо.

Можно найти иные способы мотивации и поддержки себя. Многое можно пройти, смеясь, применяя вместо простого усердия – природную одаренность, поддержку окружающих, разного рода мотивационные техники.

Но сама ситуация – неизбежна. Ну невозможно прожить жизнь, не делая скучной работы. А задача школы – это именно подготовить ребенка к неизбежному, дать ему мышцы для комфортной жизни в технологических и социальных джунглях, из которых ему все равно никуда не деться.