Он отдал бездомному ботинки с себя, а каждого приходящего встречал так, что становилось тепло на душе. Дядя Миша 30 лет был дежурным в храме. После его кончины прихожане уверены — дядя Миша на Небе

Михаил Иванович Серёгин

Дядя Миша, Михаил Иванович Серёгин, умер 5 октября, внезапно, от «плохого сердца», чуть-чуть недожив до 70-летия. Накануне, в пятницу, вышел из своего «пульта управления» у проходной Храма святого благоверного Царевича Димитрия, а в понедельник утром умер от отека легких.

Конечно, болел. Долгие годы лечил сердце, суставы, но ведь, дядя Миша, ты говорил, что все это ерунда, а тут умер. «Доброго вам дня», — кто теперь скажет при входе?

У дверей, где он сидел, всегда сквозило, потому что двери почти не закрывались; шли не только в храм, отсюда взлетали люди на все три этажа: студентки училища, школьники, прихожане, священники, преподаватели, сёстры милосердия: «Здрасьте, дядь Миш!».

В ответ — улыбка, пожелание доброго дня и Ангела-Хранителя.

А ведь еще непрестанный телефон, просьбы передать «это вот такому-то», или «пусть пакетик полежит, скоро заберу»! – «Да, оставляйте»… И не забывал, и не перепутывал.

А еще умел все починить. Но особенно получалось незаметно поддерживать.

Если кто грустный идет — не спрашивал, что случилось, часто молча угощал конфеткой. Много шутил. Много терпел. Не умел злиться, не умел никого ругать и отстаивать свою правоту.

В храме дядя Миша прослужил 30 лет. Узнав о его неожиданном уходе, плакали даже самые железные прихожане.

Сразу после известия о кончине дяди Миши в чат храма посыпались воспоминания. Часть из них мы публикуем здесь, а с некоторыми прихожанами нам удалось поговорить лично.

«Благодаря тебе наш храм становился домашним»

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон, настоятель Храма св. бл. цар. Димитрия:

— За 30 лет многое изменилось в нашем храме, а ты всегда был тот же, на том же месте. Добрая лицо, улыбка, голос со смешочками, всегдашняя готовность пошутить, подкупающая простота, доброжелательное внимание к каждому, кто проходил мимо тебя…

Наш храм был для тебя домом, благодаря тебе он становился домашним для всех, кто входил в него мимо тебя, вернее через тебя. У тебя было время ответить на все звонки, на все вопросы. Ты был не охраной храма, а дверью в храм. Открытой дверью. Мы верим, что тебе открылась дверь туда, где Сам Господь является Храмом.

В одних носках

1995 год, сбор гуманитарной помощи

Светлана Шаталова, регент Храма св. блгв. царевича Димитрия:

— Однажды наша свечница Маргарита проходила мимо вахты дежурного и увидела, что Михаил Иванович сидит без ботинок, в одних носках. Оказывается, в храм приходил бездомный, узнавший, что у нас раздают гуманитарную помощь и дают обувь (которая всегда в дефиците).

Но сотрудницы, которая раздавала помощь, не оказалось в этот день, а бездомный настаивал, чтобы ему выдали ботинки. «Милейший, я могу только свои ботинки снять и вам подарить», — сказал дядя Миша. Бездомный не отказался (и ведь размер подошел), и дядя Миша остался сидеть в носках.

Маргарита взяла ключи от склада и принесла дяде Мише кеды, которые раздавали благотворительно».

Траектория любви

Марианна Кузнецова, старший преподаватель английского языка ПСТГУ :

— Мне все время вспоминается история, как дяде Мише вернулась его конфетка.

Однажды один человек, разговорившийся с дядей Мишей у входа в храм, угостил его вкусной, в очень красивой обертке шоколадной конфеткой.

Дядя Миша поблагодарил, долго смотрел на эту красоту, а потом вручил ее следующему человеку, который входил в храм. Тот тоже обрадовался, а после службы подарил ее своему знакомому прихожанину.

Поздно вечером, когда последние прихожане выходили на улицу, молодой парень говорит: «Дядя Миша, я вас так люблю, можно я вас конфеткой угощу, меня ею сегодня угостили». И подает ту самую, которую дяде Мише утром дарили. Так к дяде Мише вернулась его конфетка, проделав путешествие умножения радости. Такая вот траектория любви.

Голодные 90-е

1995 год

Иерей Иоанн Захаров, до рукоположения — прихожанин, алтарник Храма св. бл.цар. Димитрия, потом — его клирик:

Мало кто вспомнит…

Голодные 90-е.

Великим постом дядя Миша сам дома пек «кучки».  Мука, вода и соль.

Ждали всей трапезной.

Так праздновали его день рождения. На Пост выпадал.

И при дверях, и при сердце

Ирина Сечина, сестра милосердия, студентка ПСТГУ:

— Плачу весь день. Родной человек. Покинул нас. Как теперь? С 14 моих лет он рядом и при входе, и при дверЯх, и при сердце. Только он меня называл Иринушка, Иринка.

Он мне говорил: «ООО! Иринушка пришла! Как мы рады, что вы нас посетили» и в этом «мы» как-будто совсем не было его. Но я всегда чувствовала это внушение от любящего сердца: мол давно ты, Ира, в храм то не приходила.
Но самое яркое воспоминание про штаны. В редакции (журнала «Нескучный сад — прим. ред.) мы одно время после работы зимой в парк Горького кататься на коньках ходили. Ну и «форму» — теплые штаны и свитер — я по свойски в притворе оставляла. В шкафу, за местом сторожа. А штаны эти я очень любила.
И вот однажды иду я за своим пакетом. А на посту дядя Миша.
— Дядь Миш, а дайте мне пакетик мой.
А он вдруг так улыбается и говорит:
— Так это твой пакетик-то был? — и начинает смеяться. Но как-то странно, стесняясь, что-ли.
Я ничего не понимаю. А он говорит:
— Всё, Иринка! Радуйся! Твой пакетик я бездомному отдал.
Я ему:
— Что, и штаны?!
А он мне:
— Да он мне стал рассказывать, как живет на какой-то крыше, и что холодно ему, я посмотрел, что ему дать можно … Я ж не знал, что твой пакетик-то.
Полчаса мы смеялись о том, как сейчас бомжу в моих штанах хорошо на крыше сидится. И надо было видеть дядю Мишу, одновременно его смятение и радость, и озорство, и доброту…
Он всей жизнью, даже просто видом своим, утверждал близость и реальность Евангелия. Хотя не было с ним ни особых глубоких разговоров, ни духовных бесед. Но заходишь в притвор, и, даже если в душе ад, встречаешься взглядом с глазами дяди Миши, вроде как отвечаешь улыбкой вынужденно — Михаил Иванович всегда чуть подшучивает — но вот уже и вправду улыбнулась, вот и пластырь наклеили на рану, совсем с другим сердцем открываешь дверь в храм.
Как теперь? Хотела узнать, когда тело в храм привезут, поймала себя на мысли: надо дяде Мише в притвор позвонить. Плачу, не могу ничего поделать.

К вечной жизни готов

Дядя Миша с женой Любовью

Татьяна Павловна Филиппова, главная сестра Свято-Димитриевского училища:

— Все сейчас перезваниваются по поводу дяди Миши и все говорят: «Я был у него самый любимый. Он всегда мне желал Ангела-Хранителя». Действительно, если кто-то проходил мимо дяди Миши, а он в этот момент бывал занят, человек останавливался и ждал, чтобы Михаил Иванович обязательно сказал: «Как я рад вас видеть!».

Есть люди, которые, может, и не являются твоими близкими друзьями, но освещают твою жизнь, придают ей радость, тихонько, будто незаметно, и кажется, они будут с тобой рядом всегда. И тут ушел такой человек, и понимаешь, насколько он важен был для тебя. Видимо, Миша уже был готов к Новый жизни. Молюсь за упокой его прекрасной души. Молюсь о здравии его супруги Любови, для которой он всегда был опорой, ей особенно сейчас тяжело.

Отпевание Михаила Ивановича Серёгина состоится 8 октября (четверг), день памяти преподобного Сергия Радонежского, в 10:00 в Храме святого благоверного царевича Димитрия (Ленинский пр-т, 12). Планируется видео-трансляция.

Просим молитв об упокоении новопредставленного Михаила и об утешении его вдовы Любови и сына Павла.

Царствие тебе Небесное, дорогой дядя Миша!

Фото из архива Храма святого благоверного царевича Димитрия stdimitry.ru