Священник сказал: «Вы психолог? Тогда я буду первым клиентом!»

Бывший офицер МВД психолог Оксана Новикова из Казани, помогавшая жертвам крушения «Булгарии», организовала приходскую психологическую службу. Записываются на месяц вперед и христиане и мусульмане

Ксения Новикова больше 20 лет прослужила в МВД по Республике Татарстан как штатный психолог. Все было строго: офицерское звание, форма, устав. Она тестировала кандидатов на службу в органах, давала рекомендации по оптимизации психологического климата, проводила индивидуальные и групповые тренинги, психокоррекционные мероприятия.

Дважды пришлось оказаться на передовой людского горя – во время крушения теплохода «Булгария» в 2011-м, и в 2013 году, когда на подлете к Казанскому аэропорту разбился Boeing 737, следовавший рейсом из Москвы.

Психологией Новикову увлекла ее преподавательница в пединституте еще начале 90-х, она же давала специальную, малораспространенную в те годы литературу. Стать профессиональным психологом Ксения смогла лишь после нескольких лет работы в школе и декретного отпуска: в 1996 году прошла переподготовку и получила второе высшее образование.

Сегодня у Ксении не служба, а служение. При ее активном участии на территории Воскресенского Новоиерусалимского архиерейского подворья в Казани открыт кабинет психологической помощи.К приходскому православному психологу может прийти любой и получить помощь бесплатно.

Проверка

– Мне всегда хотелось послужить Церкви и людям своей профессией. Знаю, что отношение к психологам бывает настороженное. Это, наверное, потому, что сейчас психологи могут смешивать свою работу с эзотерикой, позволяют себе различные псевдонаучные практики.

В какой-то момент я сомневалась, нужна ли моя помощь Церкви, спрашивала об этом у священников. У нас на подворье настоятелем был тогда отец Андрей Лосык, и когда я ему сказала, что могла бы как психолог помогать в храме, он заявил: «О, я буду первым клиентом!», – вспоминает Ксения.

Консультация с о. Андреем прошла необычно: Ксении Новиковой было трудно перестроиться из привычного общения со священником: батюшка слушает – человек говорит. Но профессионализм победил. Возможно, предполагает Ксения, отец Андрей не искал помощи, а так проверял ее. И благословил: можно работать на приходе, принимать людей. Правда, до исполнения этой мечты Ксении пришлось подождать какое-то время.

Подняли по тревоге: затонул теплоход «Булгария»

Почти сразу Новикова попала в систему МВД, где и проработала до пенсии (там она ранняя, обычно после 20 лет службы). Службу считала интересной. «Психолог в МВД – востребованная профессия. Хотя в некоторых ситуациях не женская, не для хрупкой психики».

Ксения нередко выезжала для помощи родственникам в случае гибели сотрудника. Однажды геройски погиб молодой парень из ДПС: при поимке сбежавшего преступника он закрыл своим телом гранату. «Осталось двое детей и молодая жена. Товарищам, кто участвовал в задержании и видел эту смерть, также нужна была психологическая помощь. И здесь, как при ЧС, своя специфика».

10 июля 2011 года психологов МВД по Республике Татарстана подняли по тревоге и отвезли в речной порт – туда, где родственники пострадавших при крушении теплохода «Булгария» ожидали выживших близких. «Обычно психологи МВД работают только с сотрудниками и их родственниками. С гражданскими лицами работают специалисты МЧС. Но в тот момент было приняло решение бросить на помощь людям «Булгарии» все силы, чтобы помощь была максимальной», – объясняет психолог.

Первой задачей психологов после помощи близким было предотвращение неконтролируемой волны гнева в толпе: его выплеск – один из способов сброса напряжения в стрессовой ситуации. «Если зажечь этим гневом и агрессией толпу, все может очень плохо кончиться, – говорит Ксения Новикова. – Психологи оказывали помощь тем, кто уже был на грани, мог навредить себе или окружающим».

В тот момент еще не было списков погибших, и все ждали, когда выживших доставит в Казань теплоход «Арабелла», оказавшийся рядом с местом трагедии. До вечера жила надежда, люди в тревоге ждали новостей и могли лишь верить, что их близкие выжили.  Но когда «Арабелла» вошла в порт, и с нее сошли закутанные в одеяла  немногие спасенные, в толпе наступила гробовая тишина. Из более чем 200 пассажиров и членов экипажа в катастрофе погибло 122 человека, среди которых было много женщин и детей. Спаслись 79.

Ксения говорит, что в самый первый момент от психологов требовалось быть рядом, выслушать, обнять, удержать от необдуманных действий. Человек в такой ситуации переживает шок, не успевает еще осознать всю трагичность ситуации, сознание блокирует страшную и внезапную весть. Поэтому слова утешения просто не вмещаются в человека, не слышатся, ведь человек не верит в случившееся.

«Я никогда в жизни не видела такого количества горя на такой небольшой территории, как тот участок порта. Мужчины ревели. Было очень страшно, – вспоминает Ксения Новикова. – Прошло уже 10 лет, но для всего Татарстана трагедия «Булгарии» остается незаживающей раной».

В той катастрофе никто не выжил, но это была общая беда

В 2013 году психологов МВД Казани вновь привлекли к работе с гражданским населением: 17 ноября при заходе на посадку в Международном аэропорту Казани разбился Boeing 737, летевший из Москвы. Погибли 44 пассажира и 6 членов экипажа, среди них – сын президента Татарстана Ирек Миниханов. Эту катастрофу позднее назовут самым крупным авиапроисшествием года в России.

Ксения также работала в толпе, общалась с родственниками жертв, поддерживала. По ощущениям, было легче, чем за два года до того на «Булгарии». Может быть, потому, что уже был опыт работы в экстремальных условиях. А может быть, потому, что ситуация была несколько иная: толпа не была так «заряжена», как с «Булгарией», было ясно, что в катастрофе никто не выжил, это общая беда. «Мы подходили ко всем, кто плакал, кто нуждался в помощи и поддержке, психологов хватало на всех», – вспоминает Ксения.

Вспоминая об этих событиях, Ксения Новикова говорит, что опыт работы в чрезвычайных ситуациях забыть невозможно, он остается в душе на всю жизнь. После работы с жертвами крушения теплохода «Булгария» она даже проходила супервизию, что позволило избежать постравматического стрессового расстройства и эмоционального выгорания.  

«Душа болела так, что психологи не могли помочь»

Ксения не считает, что психолог – последняя инстанция помощи. На личном опыте знает: бывают случаи, когда нужен Кто-то посильнее.

«Когда у меня самой случилась тяжелая личная ситуация, стало ясно, что психологии и участия моих коллег, в чьем профессионализме я не сомневалась, явно недостаточно. Душа болела так, что я не знала, куда деться.

Так я оказалась в храме, и единственное, что мне помогло, – присутствие Бога в моей жизни, – вспоминает Ксения.

Из опыта работы к тому времени у меня сложилось ощущение, что все психологические школы говорят об одном, просто по-разному, как будто есть некий общий стержень. Когда я стала верующей, поняла, что это за стержень. В Евангелии это одна строчка, а в психологии это может быть целое направление. Все просто, главное – это любовь, Бог есть любовь», – таким было самое главное открытие психолога.

Возникло желание «делать что-то не по должности, а по велению сердца» и Ксения стала волонтером в епархиальном центре защиты материнства и детства «Умиление», потом обучилась на курсах сестер милосердия, работала в детском хосписе, кормила бездомных и неимущих.

Весной 2021 года владыка Кирилл (Наконечный), митрополит Казанский и Татарстанский, вручил Новиковой плат сестры милосердия с крестом. «Это было одно из самых значимых событий в моей жизни. И теперь у меня есть служение: мы открыли первый епархиальный кабинет психологической помощи при Воскресенском Новоиерусалимском архиерейском подворье в Казани», – рассказывает Ксения.

С нынешним настоятелем подворья, иеромонахом Романом (Модиным), Ксения планировала открытие службы психологической помощи несколько лет. С 1 апреля 2021 года психолог Новикова каждое воскресенье принимает бесплатно всех, кто записался к ней на прием. Ограничений по возрасту, полу и конфессии нет, на прием приходят и православные, и мусульмане – такова специфика Татарстана, здесь мирно уживаются две религии.

«Нормальный человек – он какой? В христианстве эта норма есть»

График приема у Ксении Новиковой расписан на месяц вперед – приходской психолог оказался весьма востребован. Идут с самыми разными запросами:  семейные неурядицы, потери близких, личные переживания. Жалуются на панические атаки, просят помочь сохранить брак. А не так давно пришлось, пусть и косвенно, принять участие в еще одной экстремальной ситуации: на прием к Ксении пришла семья, пострадавшая от действий Ильназа Галявиева, «казанского стрелка».

Новикова уточняет, что она и священник отвечают за разное. «Никак нельзя смешивать и вообще сравнивать работу священника и психолога, но каждая из них важна».

Отношение Церкви к психологии все еще остается настороженным и, по мнению Ксении, это нормально. Предыдущий настоятель отец Андрей Лосык, благословив ее вести группу по психологии в воскресной школе для взрослых, требовал показывать ему планы занятий и конспекты лекций заранее, все дотошно изучал, хоть и не сомневался в профессионализме Ксении.

Сама она нашла для себя ответ, в чем главное отличие православной психологии от светской. «В светской психологии нет понятия нормы, она не описана. Нормальный человек – он какой? В христианстве эта норма есть. Это Христос – совершенный Бог и совершенный Человек».

Сегодня в епархии думают, как масштабировать этот опыт, поскольку специалисты, желающие помогать таким образом людям, в Татарстане есть. «Есть даже священники с психологическим образованием, которые могли бы нас, психологов, направлять в этом служении. Так что я надеюсь, что служба наша будет развиваться и будет большим подспорьем людям», – говорит Ксения.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?