«Строго говоря, группу риска по суицидам составляют все подростки без исключения»

Как не навредить подростку, склонному к суициду, что может сделать семья?

Мы говорим об этом с Еленой Вроно, подростковым психиатром-суицидологом, семейным психотерапевтом, кандидатом медицинских наук, автором книги «Поймите своего ребенка».

Депрессия в маске

– Одна мама погибшего в результате попытки суицида ребенка, перед этим довольно долго водила его к найденному по рекомендации психиатру, и в итоге наблюдений психиатр сказал: ваш ребенок здоров, оставьте его в покое. Через полгода ребенок покончил с собой, а маме сказали, что нужен был именно подростковый специалист, а не психиатр вообще. Это настолько важно?

– В зоне риска попыток суицида в первую очередь находятся подростки, страдающие разными формами подростковых депрессий. А особенность и опасность подростковой депрессии в том, что ее очень сложно диагностировать.

Елена Вроно. Фотограф: Павел Смертин

Очень редко депрессивный подросток выглядит как классический депрессивный пациент – печальный человек, лежащий носом к стенке и отказывающийся от еды.

Подросток выглядит так, только когда его депрессия уже приобрела клинический характер.

Чаще всего подростковая депрессия прикрывается «маской» отклоняющегося поведения. Подросток делается трудным, грубым, неоткровенным; его ситуация пару лет назад вспоминается как «с ним было гораздо легче». 

Отличить  подростковый кризис от депрессии сможет специалист – подростковый психиатр. Симптоматика у подростков очень специфическая, узкий специалист разберется лучше. Кроме того, для подростков есть довольно много тонкостей в выборе и дозировке препаратов.

Многие родители, например, самоповреждения на руках и других частях тела подростка считают верным признаком суицида. На самом деле это не так – порезы сигналят о болезненной эмоциональной неустойчивости; их появление – признак того, что ребенок пытается сбросить излишнее напряжение, чтобы, в конечном счете, продолжать жить. Паниковать: «Это суицид, просто незавершенный», – не стоит. Излишняя тревога в этой ситуации лишает родителей необходимой адекватности. Но и пропускать этот момент нельзя.

Подростку с самоповреждениями обязательно нужна помощь специалиста и, возможно, медикаментозная коррекция. Если ребенок в этой ситуации отказывается от консультации врача, обращайтесь сами, это тоже способ начать разбираться, а значит снижать тревожность в семье.  

Сейчас в интернете довольно много лекций разных психиатров.  Познакомиться с такими лекциями родителям может быть не вредно. Но надо понимать, что всякий лекционный материал обобщен, не рассчитан на анализ конкретных случаев. Случай вашего ребенка может быть совершенно нетипичным, но определить это сможет только специалист, который прицельно знакомиться именно с ним.

Обычно ситуация при подростковой депрессии развивается так: сначала начинаются неуспехи в каких-то областях, а потом пропадает мотивация. Ведь стараться, если со всех сторон неуспех, бесполезно.

Не бойтесь академических неудач ребенка. Важно обеспечить ему своевременную помощь: репетиторы, тьюторы и пр. Это требует расходов. Не тратьте силы на конфликты с двоечником. Работайте, чтобы быть готовым эту помощь оплатить.

Портрет подростка

Всякий подросток (то есть, человек от 15 до 18 лет) импульсивен, не умеет просчитывать последствия своих поступков. Он склонен к гипотимности и лабильности – снижению настроения и его колебаниям. У всех подростков на определенном этапе есть ощущение, что их никто не понимает. В подростковом возрасте речь не успевает за мыслью, трудно выразить то, что хочется сказать. Окружающие плохо понимают подростка, а он от этого страдает.
Подростки, как правило, недовольны своей внешностью. Человек в юности уверен в собственном несовершенстве, мучается вопросом: можно ли это исправить, а если исправить нельзя – надо ли продолжать жить в столь ужасной оболочке?
Мечты и амбиции подростка зачастую не соответствуют тому, что ему предоставила природа, и чем помогли овладеть родители. Именно эти амбиции мешают подростку проявлять психическую пластичность, которая свойственна зрелому человеку. Мечты подростка о себе и своих возможностях постоянно оказываются разрушенными.
Родителям важно понимать: подросток, каким бы грубым и уверенным в себе он ни выглядел, на самом деле раним и хрупок.

Как не потерять доверие ребенка

– Некоторые мамы, даже после того, как ребенку поставлен диагноз «депрессия», сохраняют с ним контакт, а другие говорят, что ребенок совершенно закрылся. От чего это зависит?

– Когда депрессивный подросток прячет от близких свою жизнь, это не совсем скрытность, это называется «диссимуляция» – человек хочет предъявить себя окружающим как не страдающего.

Диссимуляция может быть как признаком глубокой стадии депрессии, так и следствием сложившихся отношений в семье. Как и любой подросток, ребенок с подростковой депрессией активно отворачивается от родителей и поворачивается в сторону улицы, точнее, на сегодняшний день, гаджетов. Он ориентируется на своих приятелей по социальным сетям, причем свою виртуальную жизнь старается всячески скрыть от родителей.

Интернет всем доступен, подросток просматривает его и ставит себе  диагноз раньше, чем он с родителями оказывается у врача. Также очень внимательно им анализируются все врачебные назначения.

Причем информацию подростки, как правило, черпают на форумах, которые забиты самоотчетами людей, лечившимися неудачно или самостоятельно.

Депрессивный пациент в семье – это ситуация, в которой сложно всем: родителям невыносимо трудно с подростком, но и ему самому очень трудно, он страдает. Не потерять  контакт с ребенком – главное. Все остальное – получает он пятерки или тройки, справляется с учебой, или его приходится переводить в экстернат, – второстепенно.

Основное правило, которое здесь родителям нужно соблюдать: все требования, которые вы предъявляете ребенку, вы соблюдаете сами. Например, если вы требуете, чтобы подросток возвращался вовремя или звонил, если задерживается, – поступайте так же сами.

Ваши поступки важнее ваших деклараций. Если ваши дела и слова не совпадают, подросток перестает нам доверять. Если он более или менее уверен в себе, он выскажет свои претензии вслух, а, если не уверен (что услышат, не отмахнутся), замкнется и сочтет, что разговаривать с нами бесполезно. Именно здесь происходит потеря контакта между родителями и детьми, что усугубляет кризисные переживания.

Ребенок – самый внимательный свидетель отношений родителей

– Если ситуация тяжелая со всех сторон – родители неблагополучны,  например, отец пьет, мама тревожная, и у ребенка депрессия, кому первому помогать?

–  Есть распространенная точка зрения, что расстройства подростка – это, в первую очередь, симптом неблагополучия в родительской паре.

Взрослые не отдают себе отчет в том, насколько внимательного свидетеля они имеют в лице ребенка – даже если они очень стараются скрыть неблагополучие в отношениях, ребенок это почувствует.

При этом ситуацию «подростковая депрессия у ребенка в дисфункциональной семье» надо начинать разбирать с решения проблем родителей. Подумайте: вам (родителю) трудно с вашим ребенком, однако социальной дезадаптации ребенка не наблюдается – на него не жалуются в школе, он не одинок, у него есть друзья, он не бросает, едва успев начать, любые занятия. Ребенок просто отдалился от вас.

В этом случае подумайте, что с вами: обращайтесь за помощью, так как вы перестали справляться с ребенком, понимать его, не доверяете ему, постоянно тревожитесь о нем, и ваши с ним отношения вас не удовлетворяют. Возможно, что-то на фоне взросления, сепарации ребенка происходит с вами.

У меня нередко бывает так, что на прием приходит мама с ребенком решать проблемы ребенка, а рецепт я выписываю маме. Идеальное развитие ситуации после этого: мама начинает принимать препараты, у нее снижается тревожность.

Мама перестает дергать ребенка, как только ей что-то показалось (то есть, без серьезного повода с его стороны). В результате напряжение у ребенка тоже снижается, между ним и мамой выстраивается какой-то диалог.

Ведь тревога – вещь «заразная», она порождает очень большое напряжение. А напряженный ребенок, во-первых, не очень адекватно реагирует на все происходящее (может стать колючим, закрыться, грубить), а, во-вторых, может устраивать близким разнообразные «проверки» (например, наносить самоповреждения, попадать в какие-то опасные ситуации), чтобы убедиться, что его любят. И это происходит почти на подсознательном уровне.

Плохое давно позади, а ребенок заболел

Иногда возникает ситуация: семья переживала кризис – ребенок был здоров; а когда мама, например, наконец, рассталась с мужем-алкоголиком и семья зажила спокойней, – ребенок заболел. Да, психика часто реагирует с опозданием. Кроме того, развод родителей в любом случае становится для ребенка травматичным событием, вызывает огромное напряжение и тревогу, далеко не всегда явные. В любом случае не стоит рассчитывать на то, что кризис обойдется без переживаний.

Иллюстрации Екатерины Ватель

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться