Я видел это уже много раз. Бессчетное количество раз о таком слышал. Новое мобильное приложение (сайт, платформа) для волонтеров и нуждающихся, создатели которого уверены, что нашли способ спасти мир

89068951_sodidvgФото с сайта freedigitalphotos.net

Я видел это уже много раз. Бессчетное количество раз о таком слышал.

И вот опять. Новое мобильное приложение для волонтеров и нуждающихся в помощи, о котором создатели гордо заявили, что нашли способ спасти мир, принесли счастье для всех. В комментариях масса восторженных почитателей благодарит авторов приложения за идею.

Хотя в действительности идея эта довольно древняя, довольно бессмысленная, а местами – просто опасная.

Мысль сделать похожий продукт возникает у каждой достаточно успешной волонтерской группы, которая не обретает вовремя профессионализма, то есть своей узкой специализации и четких методов работы, в том числе – способов ставить пределы своей компетенции. Координатор фонда «Предание» по чрезвычайным ситуациям Костя Сарваниди описывал мне в качестве своей мечты точь-в-точь тоже самое еще в Крымске в 2012 году (с поправкой на ведущую роль географических сервисов и масштабирование именно для работы волонтерской группы), похожие вещи разрабатывали волонтеры-пожарные в Чите, на подобный продукт собирали на «Планете», такой продукт  хотели разрабатывать московские власти и так далее, примеров множество.

Да почти не работающая сейчас «Виртуальная рында» тоже имела примерно такое же назначение: соединить нуждающихся с желающими помочь с помощью современных средств связи. Например, не может бабушка деревенская сама дрова наколоть, написала бабушка о своей беде на специальный сайт, оставила координаты, прочитал это добрый молодец, приехал, помог, да воды наносил, да на почту сбегал, да видео с результатами помощи в приложение загрузил, и все довольны.

Красивая картинка сферической волонтерской помощи в вакууме. Чувствуется, как сильно авторы приложения увлечены собственной фантазией и как слабо продумали реальную работу.

Потому что на деле всё может выглядеть совершенно по-другому. Написал в приложение парализованный инвалид просьбу в магазин сходить и обед приготовить, прочитал это недобрый человек, смекнул, что инвалид один и без охраны, но на продукты деньги есть, приехал, инвалиду рот скотчем залепил, да и вынес из дому все, что стоило хотя бы рубль.

Или так: прочитала доброй души девушка, что нужна помощь одинокому старику, окна помыть да в аптеку сходить, приехала вечером после учебы – а там не одинокий старичок болеет, а три его сына пьют, отмечают, что кореш с зоны откинулся. Или если не так экстремально – просто у нуждающегося дома собака злая или сам он заразно болен. Или с детьми благотворительно посидеть приехал в многодетную семью не волонтер-энтузиаст, а банальный педофил.

Где гарантия, что просьбы не начнут писать не те, кому нужна помощь, а просто халявщики, которым лень работать самим? Кто и как отсеет среди просящих и помогающих сумасшедших, агрессивных, любителей садится на шею и тех, кому просто скучно?

Заботящиеся о пользе дела, а не о впечатлении, волонтерские сообщества вообще допускают людей до реальных нуждающихся только после собеседования, да и просителей предварительно проверяют, и вырабатывают методы безопасного взаимодействия, и содержат психологические службы – чтобы люди скандалов не затевали, и чтобы помощь во вред не пошла. А тут – раз-два, шаляй-валяй, вот вам данные социально беззащитных в открытом доступе, бери не хочу, используй как придумаешь. Хочешь – сектанты с проповедью придут, хочешь – мошенники с рассказами о новых лекарствах от рака и остеопороза,  хочешь просто сумасшедшие.

Какую вообще ответственность берут на себя авторы приложения за использование своего детища? Судя по всему, никакой, во всяком случае, ниоткуда этой ответственности не видно. А на просьбу раскрыть способы и принципы модерации объявлений нам было отвечено, что создатель приложения сделает это в своё время. В самом приложении никаких правил нет и никакие принципы не озвучены. В прилагаемом к открытию видео автор проекта Алексей Смирнов сообщал, что «приложение лишено денег», однако как будет проконтролировано, чтобы нуждающиеся не просили денег у волонтеров – непонятно.

И, кстати, попросить пожертвовать денег для себя авторы приложения не забыли. Причем просьбы ведут на личные счета, принадлежащие разным людям и как они будут использованы – не уточняется.

Всё это заставило меня внимательнее посмотреть на тех, кто всё это придумал. И оказалось, что ответственность этим людям не свойственна не только в разработке мобильных приложений.

Вот сайт, который указан в приложении. На сайте рассказывается о работе гуманитарного батальона «Ангел», очень активно и постоянно просят денег, но вообще никак не отчитываются об их использовании. Ни сколько собрали, ни сколько потратили, ни на что, ни почему именно на это – ничего не сказано. Просто «дайте денег нам и побольше», и всё тут. Можно еще простить волонтерской группе без юридического лица сбор денег на личные счета – но не полное же и принципиальное отсутствие отчетов и вообще какой-либо конкретики.

Вместо этого – огромное количество видео-селфи самого Алексея, с рассказами об ужасах войны, а также некоторое количество странно выглядящих на благотворительном сайте «разоблачений укропропаганды». Да, на некоторых записях есть люди, которым помогают волонтеры. Но видеозапись – не отчет, по ней никак невозможно установить – действительно ли все пожертвованные деньги пошли на помощь.

Кстати, в мобильной приложении об оказанной помощи тоже предлагается отчитывать исключительно видеозаписями и фотографиями, что начисто лишает эти отчеты какого-либо смысла кроме создания красивой картинки.

Нормальный отчет об использовании благотворительных денег состоит из цифр и документов, а не из победных реляций и эмоций. А то, чем занимается батальон «Ангел», во всяком случае, в интернете — на мой взгляд, безответственная профанация.

 

Любая волонтерская команда проходит через искушение самомнением: делая добро и получая за это благодарности подопечных и рукоплескания публики, очень легко впасть в самоупоение и счесть всякое своё действие благим и верным. При этом крайне снижается критичность к своим действиям и планка их оценки: человек начинает видеть в себе не обычного грешника, занятого полезным делом, а главного героя эпоса, которому, в общем, всё можно, потому что он – полубог, ежедневно снимающий сам о себе комплиментарные видеоролики.