По соцсетям и мессенджерам идет новый информационный вирус: люди рассказывают со ссылкой на проверенные источники, что Сбербанк России начал тотальную проверку переводов между физическими лицами

Даже СМИ подключились к рассказам о новой автоматической системе проверки переводов. Что если Вася переводит Маше деньги на карту, то операторы Сбербанка могут позвонить Васе и спросить – а что это за перевод, и если это оплата услуг или товаров, а налоги с этой транзакции не уплачены, то обе карты блокируют «до момента объяснения происхождения денег». Благо, чисто технически сделать это несложно – карты привязаны к телефонным номерам.

Граждане привычно пугаются и решают в дальнейшем ни в коем случае не признаваться, что платят друг другу за товары и услуги, а придумывать подарки к разнообразным датам и возврат старинных долгов.

Разумеется, тотальная проверка платежей – скорее всего выдумка, и на сайте Сбербанка о новой автоматической системе я ничего не нашел. Да и слухи такого рода ходят уже не первый раз, и ранее Сбербанк все отрицал. Хотя блокировки карт за «подозрительные транзакции» иногда случаются, чему есть давно известные основания.

Суть достаточно простая: существует закон №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Согласно этому закону и ряду инструкций Центрального Банка, действительно, банки обязаны отслеживать некоторые финансовые операции и докладывать о них в специальное ведомство – Росфинмониторинг. А в случае, если транзакции кажутся банку «сомнительными» (сомнительность определяется внутренними, закрытыми инструкциями каждого банка), то такая транзакция может быть заблокирована.

Критическим порогом, после которого указания Росфинмониторинга становятся обязательными, являются 600 тысяч рублей или их эквивалент в валюте.

Впрочем, подозрительными могут быть также повторяющиеся платежи, например, попытка обойти систему путем перевода «три раза по 250 тысяч» также будет замечена и, возможно, пресечена.

Однако если внимательно почитать соответствующую инструкцию ЦБ и методические указания к ней, то становится ясно, что операции, которые совершаются физическими лицами, там отнюдь не в приоритете, а основное внимание регуляторов традиционно приковано к действиям юридических лиц и ИП. Да, если вы совершаете операции с суммами более 600 тысяч рублей, вам надо будет показать, откуда у вас такие деньги. Но подобные обороты – удел относительно небольшой части населения, а информационный вирус обрел вирусную природу именно потому, что люди испугались за свои частные оплаты маникюра на дому и сборы с родителей на подарки детям к Новому году.

Что же касается благотворительного мира, в котором также встречаются переводы большого количества наличных денег на частные карты, то ему, по всей видимости, паниковать рано, как рано и радоваться.

Общеизвестно, что большинство мошенников в благотворительной сфере действуют как частные лица, без создания организаций. Причина этого проста: физическое лицо куда труднее привлечь к ответственности. Любой перевод в адрес физического лица, если он совершается без заключения формального договора, можно считать подарком, доказывать иное требует некоторых усилий.

Так как мошенничество в благотворительности в основном заключается в том, чтобы собирать с людей обманом небольшие суммы, то велика вероятность, что пострадавшие просто плюнут на ущерб за незначительностью, и мошенник останется безнаказанным. С организацией же государство может разбираться самостоятельно, учитывая наличие у организации устава и многочисленных правил и инструкций, которые организация обязана выполнять.

Я нашел единственный случай блокировки банком «за подозрительные платежи» карт, на которые осуществлялся сбор благотворительных пожертвований частным лицом. Это случилось в 2015 году, когда Сбербанк заблокировал карты Лиды Мониавы, как-то связав это с использованием Лидой счетов в системе PayPal. Но этот случай можно однозначно расценивать как уникальный, ничего не означающий и ни к каким выводам не ведущий.

Во-первых, Лида Мониава такая одна, собирающая на свои карты несколько миллионов рублей буквально одним постом в Facebook в течение нескольких часов. Очень немногие, как честные фандрайзеры, так и бесчестные сборщики, оперируют подобными суммами, а сборы менее 600 тысяч рублей так и вовсе находятся ниже официального банковского радара.

Во-вторых, подозрительной банку показалась именно какая-то связь с иностранной системой переводов, а не платежи сами по себе.

И в-третьих, довольно быстро карты и счета были разблокированы, как только в сети началось возмущение.

В целом, подводя итоги, можно довольно уверенно сказать, что информационный вирус – он вирус и есть, от него следует лечиться. А также следует заниматься профилактикой, то есть стараться работать только «по-белому» и не переводить деньги на благотворительные сборы на личные карты.

В целом же ничего не изменилось. Все обнаруженные мною «пострадавшие от новой системы» оперировали довольно крупными суммами – деньгами от продажи машин, квартир и наследства.