Самокатные войны. Почему электросамокаты давят людей

Пешеходы требуют, чтобы самокатчики убрались с тротуаров. Самокатчики жалуются, что пешеходы непредсказуемы. На взаимном крике понимание темы, как правило, заканчивается. Между тем, электросамокат – не развлечение, а новый вид транспорта – только вот наши города к нему не приспособлены

Упала, объезжая пешеходов. «Над щиколоткой торчала кость, кеды в крови, на асфальте собирается кровавая лужица»

Ксения упала с самоката на самой первой своей поездке. Теперь ей предстоит несколько месяцев лечить открытый перелом ноги.

Это был самый обычный прокатный самокат, он стоял на набережной в Рыбинске.

«Я давно хотела попробовать покататься, видела, что и дети, и взрослые катаются спокойно», – вспоминает девушка. – Никакого страха, никаких вопросов вообще не было. А зря».

Ксения отъехала от парковки и на первых же метрах с удивлением почувствовала, что самокат, в отличие от велосипеда, на котором она много ездит, мощный и в то же время маленький. В этом ловушка.

«На велосипеде гораздо легче регулировать скорость, он более плавный. А на самокате очень резкое торможение. Велик большой и тяжелый, понимаешь проблему объезда, поворота, скорости в общественном месте. А от такой игрушки подсознательно большой мощности не ждешь».

Кроме того, девушку очень сильно подвело само расположение стоянки.

«Велодорожка у нас только на определенном участке набережной. Но она очень узкая, и все гоняют там очень быстро. А самокатные стоянки разбросаны по всему городу, на центральных площадях, у фонтанов, музеев. Там, где много народу. Ни о каких дорожках речи не идет. Ну и получилось, что я на этом самокате оказалась в самой толпе».

Звонка на самокате не было. Кричать прохожим, чтобы они расступились, особого смысла не имело. Ксения запаниковала.

«Мне навстречу шла женщина, перед ней бежали дети. В тот момент в голове вспыхнула мысль: „Дети бегают, надо как-то объехать“. Но вокруг тоже были люди, и в них нужно было не врезаться.

Я не увидела, что впереди справа узкий съезд (как бы с одного уровня набережной на другой), а слева лестницы, – вспоминает она. – Когда подъехала ближе и разобралась, сворачивать на съезд было поздно».

Вдобавок девушка запуталась в управлении.

«Тормоз на самокате, как у велосипеда, ручка такая. А газ… Кнопка, кажется. Извините, я сейчас точно не вспомню. Но все это рядом, то есть все управление в руках, и нужно время, чтобы к нему привыкнуть. Не пара минут, а именно время».

В итоге девушка свернула в лестницу и скатилась по ней на полной скорости.

«Когда полетела, я зажмурилась. Когда открыла глаза, поняла, что приземлилась на поребрик, а самокат сверху. Я его убрала и посмотрела на ноги: ссадины, синяки. Над щиколоткой торчала кость, кеды в крови, на асфальте собирается лужица. Подбежал мужчина, оказал первую помощь, ремешком от сумки пережал ногу под коленом. Я в это время вызвала скорую».

Теперь врачи обещают Ксении полтора-два месяца на костылях и потом – долгий курс физиотерапии и реабилитации.

Самокаты в России: прокат есть, а закона нет

В России статус электросамокатов сейчас не определен в законе вообще. Это мешает в том числе рассмотрению дел о наездах: ведь по нынешнему закону самокатчик – пешеход, и наехать на другого пешехода он юридически не может.

К тому же часть происшествий с электросамокатами не попадает в поле зрения городских камер, в частности тех, которые находятся в ведении ГИБДД и выставлены, соответственно, на проезжую часть.

Существует проект поправок в Правила дорожного движения Министерства транспорта, поддержанный Советом по правам человека при президенте. Он разграничивает средства индивидуальной мобильности по весу, скорости и возрасту управляющего пользователя. Но этот проект до сих пор не принят, поскольку с 2018 года в России действует мораторий на внесение поправок в Правила дорожного движения. Изменять их можно только полным текстом.

В то же время еще осенью 2021 года МВД разъясняло, что самокаты мощностью свыше 250 ватт приравниваются к мопедам. Управляющие ими должны передвигаться по правой полосе проезжей части, но при этом иметь водительские права категории М (мопед). При наличии прав на легковой автомобиль отдельно получать права на мопед не нужно.

«Если тебя собьют, ты же потом еще и побегаешь»

Коллаж. Самокатные войны. Почему электросамокаты давят людей

В конце июня Евгению с двумя детьми сбил электросамокат.

Московский проспект в Санкт-Петербурге, киоск, широкий тротуар. На видеозаписи видно, как по нему время от времени снуют туда-сюда курьеры на велосипедах.

На попечении Жени было двое двухлеток – ее сын и сын подруги, которая зашла в аптеку. Они постояли сначала у одного края тротуара (где газон), потом отошли на противоположный, где мальчишки поковыряли что-то на стене дома. Потом Женя обнаружила, что на газоне обронила телефон, взяла мальчишек за руки, они начали пересекать тротуар в обратном направлении. Посмотрели в одну сторону, за второй, где было скопление пешеходов, Женя следила боковым зрением…

Самокат налетел на них как раз посередине пути. На видеозаписи (как потом оказалось, на стене над тротуаром была закреплена камера магазина, на которую и попало все происходящее) видно, как люди, шедшие по тротуару, слегка меняют траекторию, спеша выпрыгнуть из-под колес. Женя, которую с двух сторон тянули к себе по ребенку, отпрыгнуть не успела, а только рефлекторно, не осознавая того, выставила вперед плечо.

Самокат уткнулся в нее, как в мешок, и упал набок. С него упали две пассажирки – ехавшие на одной машине «гуськом» девушки-студентки. Сын упал на тротуар с одной стороны, но быстро поднялся, с ужасом глядя на маму. Его друг, державшийся за другую Женину руку, при падении здорово стукнулся щекой о плитку тротуара. Сама Женя смогла подняться только через несколько минут.

«Я не теряла сознания, не ударилась головой, – говорит она. – Я просто была в шоке, не чувствовала рук и некоторое время не понимала, как мне вообще встать.

Единственное, о чем я думаю сейчас, когда пересматриваю запись: все-таки здорово, что я их совсем не увидела; не исключено, что, пытаясь загородить детей, я бы развернулась к самокату грудью. Тогда от удара я бы упала навзничь и ударилась головой. А так я упала набок. Пострадала шея, на руке повыше локтя был потом огромный синяк от удара рулем (там и сейчас, месяц спустя, видна ямка на мышце; врачи говорят, это пройдет через полгода). Еще один большой синяк был на бедре, куда пришелся удар колесом. Будь я более хрупкой, отлетела бы неслабо».

Дальше Женя и прибежавшая подруга начали успокаивать плачущих детей. Вызвали детскую скорую, та срочно увезла мальчиков в больницу – у одного из них начала быстро опухать губа. Как потом оказалось, у ребенка пострадали два зуба. Один из них позже удалось спасти, другой, у которого был сломан корень, пришлось срочно удалять.

Самокат, на котором ехали нарушительницы, был прокатный, передвигаясь в толпе, звонком они не воспользовались. На замечание, что вдвоем на самокате, по правилам, ездить нельзя, ответили: «Мы уже давно так ездим, раньше у нас все получалось».

«Когда все это случилось, прохожие вызвали полицию, – вспоминает Женя. – Уж не знаю, насколько добровольно девчонки дождались полицейских. Помню, кто-то тогда крикнул: „Не вздумайте уезжать, у нас есть видео!“ Одна из них плакала, другая была относительно спокойна.

Правда, позже никого, кто записывал бы происшествие телефоном, мы не нашли – нашли только камеру магазина. Причем запись эту пришлось искать самостоятельно. В полиции, когда спустя некоторое время мы обратились туда с вопросом, как продвигается дело, никаких записей не было. Тогда мы сами обошли окрестные магазины, по счастью, в одном из них сохранилась запись с наружной камеры, и нам ее отдали.

Если бы мы пришли позже на несколько дней, запись бы стерли. То есть если тебя собьют самокатом, ты же потом еще и побегаешь, собирая доказательства».

Полиция, по словам Евгении, завела административное дело «о чем-то вроде избиения». Ее саму сейчас больше всего заботит состояние сына подруги:

«После случившегося оба мальчика стали настороженнее, но мой сын воспринял все легче. А вот его товарищ, с которым раньше у нас были очень ласковые отношения, теперь стал меня побаиваться. Похоже, я у него ассоциируюсь с падением, и еще неизвестно, как эта история теперь аукнется».

Как пытаются регулировать движение электросамокатов в Европе

Во французских правилах дорожного движения электросамокаты, сегвеи и гироскутеры входят в отдельную категорию – персональных моторизованных транспортных средств. Ездить на них можно с 12 лет, строго по одному, не используя в дороге мобильный телефон и наушники. Правда, в стране давно развита инфраструктура велодорожек.

В Испании самокаты признаны транспортом. Они могут ездить со скоростью 6-25 км/ч. Запрещена езда по тротуарам, автомагистралям и туннелям.

В Великобритании разрешены только прокатные самокаты – личные запретили в декабре 2021 года после серии случаев, когда частные электросамокаты стали взрываться. Прокаты есть только в нескольких городах страны. Брать самокаты в прокат могут люди старше 16 лет, с водительским удостоверением. Ездить можно по дорогам общего пользования и велодорожкам, а по тротуарам или автомагистралям – нельзя.

Власти Праги, где прокат самокатов очень распространен, летом 2022 года поставили вопрос о запрете электросамокатов в нескольких центральных районах города. На узких улочках старого города электросамокаты угрожают потоку туристов.

В Японии электросамокаты и другие «скута» приравнены к мопедам. Такой самокат должен быть оснащен поворотниками, стоп-сигналом, зеркалом заднего вида, а катающийся обязан носить шлем и соблюдать все правила ПДД. На самокате запрещено ездить по тротуарам и велодорожкам, только по дорогам общего пользования.

«Глядя, как ездят курьеры и люди на прокате, я понимаю, за что пешеходы так ненавидят самокатчиков»

Коллаж. Самокатные войны. Почему электросамокаты давят людей

Гораздо раньше кикшеринга (проката самокатов – прим. ред.) среди самокатчиков появились хозяева собственных машин. И, надо сказать, самокатовладельцы тех, кто ездит на прокатных машинах, не любят.

Индивидуальный транспорт в жизни москвича Геннадия появился еще десять лет назад. Для начала он купил себе механический самокат. А потом случилась любовь с электрическим.

«До того они были только большие, на свинце, тяжелые и неудобные, – вспоминает Геннадий. – А этот я увидел на YouTube: он как неэлектро, но с мотором. Когда попробовал, как он едет, понял: вот оно! С тех пор он – мои ноги: и на работу, и в магазин, и на прогулку, и даже мусор за четыре подъезда вынести – на нем. Пробовал покупать другие (скопилось аж четыре штуки) – не оно. Так и езжу на одном – легком и удобном. Правда, за эти годы доделал-вложил кучу денег и труда, но зато он подогнан по мне, как дорогой костюм».

Любимую машину Геннадий бережет.

«Когда тороплюсь, стараюсь ездить только проверенными маршрутами. Никому не хочется впороться в тупик или бордюр, а потом оттуда выбираться. На колесах поневоле начинаешь искать маршруты, где меньше препятствий и народа».

По словам Геннадия, само устройство кик-проката частично провоцирует аварии:

«Человек на прокатном самокате а) эпизодичен – у него нет времени приспособиться к машине; б) не жалеет самокат, так как он не свой; в) платит за время. Скорость ему экономит деньги, так что он просто заинтересован гнать, даже нарушая.

Глядя, как ездят курьеры и люди на прокате, я понимаю, за что пешеходы так ненавидят самокатчиков. Но не надо путать их с нами. Пожалуйста!»

Коллаж. Самокатные войны. Почему электросамокаты давят людей

По опыту Геннадия, по городу можно ездить, никого не сбивая, если держать дистанцию, вовремя сбрасывать скорость и подавать звуковые сигналы (кто-то из самокатовладельцев специально все время ездит с музыкой).

«Главное, чтобы медленный пешеход не предпринял чего-то неожиданно резкого. Все, что предсказуемо, безопасно. Но к этому автоматизму приходишь годами».

С народом, по словам Геннадия, бывает сложно. 

«Мамаши на велодорожках, где им не место, но иногда тебя же еще и обматерят вслед. Собачники без поводков или с длинным тонким поводком, особенно в сумерках. Дети мелкие, идущие без контроля, или броуновски едущие на самокате-велосипеде. Зомби (уткнутся в телефон и идут по встречке) – не видят даже фару и не слышат гудок. Или в парках (мне так попадало) идут, разговаривают и вдруг начинают руками махать – чуть не сбили дважды… Я же большой и тяжелый; для меня резкий поворот руля, чтобы кого-то объехать, – падение.

Ну и опасное место – выезды со дворов. Едешь по главной, машины выскакивают, не всматриваясь, что едет самокат, а не пешеход».

В Москве действует несколько зон, где движение электросамокатов запрещено

В разных городах России работает около десяти компаний кикшеринга (проката самокатов). Все они есть в Москве. Стоимость аренды электросамоката – 7–9 рублей за минуту, кроме того, в большинстве компаний нужен депозит от 300 до 500 рублей. Оформляется аренда через приложение на смартфоне. Это условие частично ограничивает круг пользователей молодыми людьми, которые легко общаются с гаджетами.

В Москве действует несколько зон, где движение электросамокатов запрещено. Кроме того, во многих местах (сложные перекрестки, парки) скорость электросамокатов ограничена до 15 километров в час. Операторы кикшеринга утверждают, что их машины в соответствующих районах снижают скорость сами.

Мощность прокатных самокатов в Москве, по словам владельцев прокатных компаний, 250 ватт и ниже. То есть эти машины не должны передвигаться по проезжей части, и права для управления ими не нужны.

Коллажи Татьяны Соколовой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?